воскресенье, 9 августа 2015 г.

Автоспорт СССР и «Совтрансавто» (Часть 2)



-  «Ну, кто кому оценку будет ставить?»,  - поинтересовался я у Василия Степановича Жердецкого, когда мы с ним вернулись после его стажировки в свой гараж.

- «Я тебе ставлю отлично!», - ответил он.

- « Ну, и я тебе - «отлично»».



Потом мы разъехались по разным странам и городам. В порядке исключения, учитывая спортивные и трудовые заслуги,  Жердецкий прошёл проверку КГБ, работая в своём авто предприятии, и прибыл к нам – в «Совтрансавто» - на работу, когда ему уже прислали из Москвы служебный паспорт с его первой визой.

   Работая у нас в предприятии, Василий Степанович продолжал выступать на ралли, которые тогда регулярно проводились и приурочивались к большим государственным и профессиональным праздникам. Я тоже, когда была возможность, посещал эти мероприятия, только теперь - как заядлый болельщик. Раньше я просто наблюдал эти интересные, зрелищные состязания людей, моторов и машин. Теперь же я отчаянно болел за Жердецкого. Так что то, что описано в этой статье, отчасти я видел своими глазами, отчасти услышал от Василия Степановича, во время наших дружеских бесед.

Родился Вася Жердецкий 12 февраля 1949 года на маленькой железнодорожной станции Попелюхи, что в Песчанском  районе, Винницкой области. В семье Жердецких было пятеро детей, Вася - самый старший. Васин отец – Жердецкий Степан Терентьевич - фронтовик, во время Великой Отечественной войны был пулемётчиком. На Ленинградском фронте, в 1943 году он был тяжело ранен. После длительного лечения в госпитале города Уфы, врачи вынесли ему «приговор» - к воинской службе не пригоден, и комиссовали. Один осколок, который у Степана Терентьевича так и не обнаружили в госпитале Уфы, он носил у себя в бедре до 1957 года, испытывая страшные боли. При этом он работал шофёром в колхозе. Сначала на «Полуторке», потом - на «ЗиС – 157», потом - на «ГАЗ – 51».




Василий Степанович рассказывал мне, как его отец, поздно возвращаясь  домой  с работы, целый день отъездив по колхозным дорогам, которые и дорогами-то можно было назвать с большой натяжкой, ещё долго не мог заснуть. Он  ворочался с боку на бок, и стонал сквозь зубы, стараясь, чтобы его никто не слышал. Осколок давал о себе знать…  Только в 1957 году он сам вышел через открывшуюся рану, видимо, решив, что уже хватит мучить Степана Терентьевича. Потом, спустя много лет, сидя за рулём своего гоночного автомобиля, преодолевая трамплины, кочки и ямы  трассы автокросса, когда до крови  натирал спину об сиденье и испытывал боли в позвоночнике, Василий Степанович Жердецкий вспоминал  своего отца – «А как же он ездил по пересечённой местности колхоза с фашистским осколком в бедре?!». После этого ему казалось, что боль уходила куда-то, и он первым или в числе лидеров приходил к финишу.

   Ездить за рулём автомобиля Васю Степан Терентьевич научил рано, приобщая старшего сына к своей профессии.  Вася помогал ему в ремонте, зимой вставал в четыре часа утра, грел воду и заливал в автомобиль отца. Потом заводил, прогревал двигатель, чтобы отец мог спокойно ехать на работу. Жизнь колхозного водителя не сладкая была.

В двенадцать лет Вася уже очень уверенно управлял отцовским Газоном, а в четырнадцать - Степан Терентьевич доверял ему самостоятельно совершать небольшие поездки по округе, благо тогда там был один ГАИшник на весь район.

  После окончания восьмилетки, Вася собрал вещи, получил благословление отца и поехал в большой приморский город Одессу, искать счастья. В Одессе он поступил в профессионально – техническое училище № 2, которое тогда готовило слесарей – авторемонтников, шоферов – профессионалов 3его класса  и  водителей - крановщиков. Вася подал документы в группу, готовящую водителей – крановщиков, правильно решив, что дополнительная специальность никогда не помешает.

Учиться ему было интересно и легко. Трудно было только материально. От родителей помощи Вася не ждал, там ещё целая «орава» детворы осталась, дай Бог им, их на ноги поставить! Стипендию в училище он получал 23 рубля, из которых 15 рублей нужно было отдавать хозяйке за квартиру. Вот и пошёл пятнадцатилетний паренёк - Василий Степанович Жердецкий  -работать в гараж, который находился возле центрального автовокзала, недалеко от его училища.



 Это было очень важно, потому что он работал только в ночную смену, и ему часто  приходилось возвращаться домой пешком. Вообще – то, после смены всех развозила «дежурка» - «ГАЗ – 51» с тентом и железной лестницей на заднем борту, но Вася на неё часто не успевал.

Взяли Васю Жердецкого, после длительных уговоров и ходатайства администрации его училища, на должность слесаря – смазчика.



Все машины, заходящие с линии в гараж, по графику техотдела, направлялись механиком на ТО-1 и, при необходимости, на замену масла. Вася смазывал их. Через некоторое время шоферы заметили трудолюбивого паренька, который добросовестно выполнял свою работу,  смазывая узлы и агрегаты машин, а не только намазывает маслёнки солидолом сверху, для видимости.  Если смазка не проходила, Вася менял маслёнки, пробивал засорённые каналы, и машина обслуживалась качественно, на совесть.  Если, смазывая машины, Вася обнаруживал какие-то неисправности не по его части,  то записывал их на листик бумаги и оставлял его в кабине на видном месте.  Многие водители после этого старались, чтобы их машины обслуживал именно Вася Жердецкий. В благодарность они давали ему, лично от себя, кто пятьдесят копеек, а кто и целый рубль. Для него это тогда было целым состоянием. Но самое главное заключалось  в том, что ещё можно было ночью поездить на автомобиле по гаражу, перед тем, как поставить машину после ТО – 1 на её место. Шофера знали, что, хоть у Васи и нет ещё водительских прав, автомобиль он водит хорошо, и без страха доверяли ему свои машины. Многие из них работали на железнодорожной станции «Товарная», перевозя целый день из вагонов на склады и строительные объекты: цемент, мел, алебастр. Возвращались в гараж они на машинах грязных «с ног до головы».   Их водители, когда у Васи было время, оставляли ему ключи, чтобы он отогнал их на мойку, помыл и поставил потом в ряд. Это был дополнительный заработок и дополнительная возможность «покататься» на машине. Однажды на Васю кто-то настучал за это. После этого был серьёзный разговор с администрацией,  даже чуть не уволили. Но, в конце концов разобравшись - в чём дело, взяли с Васи обещание, что он не будет больше садиться за руль, а сами стали на это закрывать глаза, зная, что он это делает лучше, чем, часто выпившие и сонные, штатные перегонщики.

Во время обучения в профтехучилище, курсантов  отправляли на практику в Москву на Завод имени Лихачёва (ЗИЛ)и в Горький на ГАЗ. Такая производственная практика длилась три месяца. Вася тоже ездил в Москву, два раза - летом, по три месяца, и один раз, на три месяца, зимой.
   На ЗИЛу ребята – пэтэушники,  после  короткого инструктажа, работали на конвейере, собирая, наряду со штатными рабочими автозавода, машины «ЗиЛ – 130».



Каждый выполнял свою операцию. Вася - монтировал педаль и привод сцепления.  Платили  ребятам  за это 30% от заработанных ими денег. Остальные шли в фонд их училища.  Автомобильный гигант СССР – ЗиЛ - работал тогда на полную мощность, не успевая удовлетворять потребности народного хозяйства и вооружённых сил в этих чудесных автомобилях.



Много ЗиЛов шло на экспорт в самые разные страны. Часто курсантов приглашали, по их согласию, на ночные смены, когда кто-то из автозаводцев не выходил на работу. Конвейер должен был работать бесперебойно. За это им платили десять рублей наличными. Вася никогда не отказывался от таких предложений. Всё это позволяло ему не только не находиться на иждивении родителей, но и немного помогать своей  семье.

Командировки в Москву – столицу СССР - остались в памяти Василия Степановича Жердецкого, как яркий праздник. Молодость есть молодость, и после тяжёлых смен, не чувствуя усталости, они с ребятами ещё ходили в заводской клуб на танцы, концерты самодеятельности  и просмотр кинофильмов, в парк культуры и отдыха имени Горького, на ВДНХ СССР, ездили в Лужники на разные спортивные соревнования и футбольные матчи.  А ещё, им было очень приятно осознавать себя полноправными членами трудового коллектива  легендарного автомобильного завода.



Вот тогда-то  Вася по настоящему узнал и влюбился в автомобиль «ЗиЛ – 130», с которым его потом надолго  связала судьба в работе и его спортивной карьере.





Эта статья, была изначально, написана мной, для наших друзей  из СОВТРАНСАВТО

Часть - 1

2 комментария:

  1. ЗиЛ-130 пожалуй одна из самых любимых мною машин времен СССР, хоть и не работал я на нем совсем, а в ДОССАФ учился на ЗиЛ-131. Простой, надежный и неприхотливый автомобиль.
    С ув. Роман г.Пенза

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я работал, душевная машинка... От Ровно до Сум и Донецка, Констатиновка, Горловка, Полтава гонял я на нём, развозил промышленные вентиляторы по стране... Но ещё раз сесть за руль Сто тридцатого чой-та неохота. Всё ж таки, карбюратор - есть карбюратор, а дизель - есть дизель. Ну, это если примитивно, в двух словах...

      Удалить

Вы хотите оставить комментарий, но не знаете как? Очень просто!
- Нажмите на стрелочку в окошке Подпись комментария
- Выберите Имя/URL (никто не любит анонимов!)
- Наберите своё имя, строчку URL можете оставить пустой
- Нажмите Продолжить
- В окошке комментария напишите то, что хотели и нажмите "Отправить комментарий"!
Спасибо!

LinkWithin

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...