понедельник, 13 апреля 2015 г.

Вильма. Автор Александр Непогодин.


   Мой юный друг, Александр Непогодин родом из города Мелитополь. Его отец шофёр. Саша учится в днепропетровском ВУЗе, интересуется   автомобилями, и тоже понемногу пишет. 
   Седьмого апреля 2015 года, я получил от него вот такое письмо - "Здравствуйте, Николай Федорович! Если я правильно помню, то у Вас сегодня день рождения. С чем от всего сердца и поздравляю! Здоровья, долголетия, побольше радостных моментов в жизни, вдохновения и удачи... И, конечно же, мира!
У меня все хорошо. Продолжаю грызть гранит науки, в своем радиолюбительском увлечении перешел на новый уровень - купил себе осциллограф. Это уже, знаете ли, очень серьезная заявка! Теперь любой ремонт станет еще более увлекательным.
Недавно у нас в университете проводился литературный конкурс на тему "Моя счастливая любовь". Я взял да и послал один маленький рассказик. Представляете - победил! Так что высылаю - почитайте, как будет время.
А еще я недавно переписывал свой же старый рассказ - убирал лишнее, добавлял недостающее... Он уже подлиннее, но и больше связан с грузовиками. Тоже интересно Ваше мнение.
А как у Вас дела?"
Сашин рассказ, я конечно прочитал и он мне так понравился, что я решил его опубликовать у нас в блоге.  Да и не понравится он мне не мог, так - как собаки  мой "больной мозоль", а Саша на него наступил....
И так, я поздравляю Александра Непогодина с победой в литературном конкурсе его ВУЗа и представлю вам, наши друзья и коллеги, новое дарование и надеюсь что  соавтора  нашего блога. Встречайте -





Вильма

Посвящается Андрею, его Ане и моему
радиоприемнику
“VEF 216”
Огромная золотистая лабрадориха спала в темной комнате, шумно сопя и периодически вздыхая. Ее лапы подергивались — собаке снова снилось, как она вприпрыжку бежала по бескрайнему зеленому полю с палкой в зубах, а земля словно бы прогибалась под ней. В этом сне все повторялось из раза в раз — вот и сейчас на солнце опять нашли тучи, потянуло холодным, завыл в проводах ветер, блеснуло сразу в трех местах, загрохотало, зарычало, и небо разразилось ливнем! 
Пес, оглядываясь назад, бросил палку и потрусил к хозяевам, которые сразу стали такими непривычно суетливыми и громкими, стал отираться рядом, обнюхивать мокрую и от этого так приятно пахнущую траву, а они уже собрали почти все вещи и скомандовали залезать в машину...
В замке захрустел, заворочался ключ, и собака встрепенулась, резко подняла голову, прислушиваясь. Дважды рявкнула в темноту и, тяжело встав, пошла ко входной двери.
Хлопнуло, защелкало, в прихожей зажглись лампы.
— Вильма, милая, привет! — сказала ей Светка, поставив на пол большие сумки. — Как ты тут целый день, собачуля?
Лабрадориха, размахивая хвостом почти на всю ширину коридора, зевнула, мол, ничего необычного не было, и боднула хозяйку в ноги. Та присела и обняла пса за толстую шею.
— И я, и я скучала! Пойдем кушать, а? А что я принесла своей собаке, а? Пойдем!
И Светка, разувшись, взяла свои сумки и пошла на кухню, а Вильма уселась на пороге и стала наблюдать, как хозяйка расставляла коробочки по полочкам, что-то пересыпала из банки в банку, а что-то и вовсе выбрасывала.
— Сейчас, подожди, я переоденусь и будем кушать.
 
Вильма, склонив голову набок, вопросительно взглянула на нее. Лабрадориху не обманешь, не первый год вместе живут — голос-то веселый, и улыбается даже, но как-то неправильно, не по-светковски, и глаза пустые, бегают, ни за что не цепляются. Поднявшись со своего места, собака подошла к хозяйке и снова боднула ее. Светка в задумчивости потрепала жесткую короткую шерсть на загривке, сама себе что-то хмыкнула и ушла переодеваться, оставив пса наедине. Вильма обнюхала пустую миску и потопала в большую комнату — искать свой мячик.
Вскоре хозяйка вернулась, одетая уже по-домашнему, и кликнула собаку.
— Вечером гулять пойдем — наконец-то распогодилось. И вычесать тебя пора уже. Любишь вычесываться, Вильма? Знаю, что любишь. Ты у нас красивая девочка...
Словно бы вдруг сказав что-то лишнее, Светка замолчала и загремела посудой, зашелестела пакетами; потом насыпала лабрадорихе корма и разрешила есть, а сама, помыв руки, стала готовить и себе. Вильма с радостью принялась за еду, поглядывая на хозяйку карими глазами. 
Светка ела медленно и как-то совсем мало, даже чаю обычного не выпила. Вымыла свою посуду, вымыла и собачью, шлепнула крутящуюся под ногами любопытную лабрадориху, выдворила ее с кухни, засыпала гречки в мультиварку и приказала ей начать готовить кашу через два часа, а сама пошла в большую комнату, чтобы дочитать-таки Пелевина. Добрую половину дивана уже занимала собака. Светка присела, включила торшер и толкнула ее в бок:
— Вильма, двинься!
Но та, понимая все по-своему, игриво высунула язык и достала из-под себя мячик. Светка взяла его и забросила в дальний угол. Пес мгновенно вскочил за ним, догнал, взял аккуратно в пасть, вернулся и положил перед хозяйкой, приглашая продолжить игру. Светка снова бросила его туда же и раскрыла книгу, а Вильма, неудовлетворенная таким решением, залезла на диван и прижалась к хозяйке, положив свою массивную голову ей на плечо. Теперь они и вовсе стали одинаковы по росту. 
Светка одной рукой листала страницы, а другой гладила собаку по шее. Пружины дивана глухо звенели под ритмичными ударами тяжелого хвоста. Вильма, улучив момент, когда хозяйка перестала обращать на нее внимание, снова улеглась и глубоко вздохнула, но радость от этой маленькой победы длилась недолго. Светка захлопнула книгу и отложила ее на столик, сняла очки, дернула шнурок торшера и закрыла глаза. Посидела так с минутку, потом растолкала лабрадориху и указала ей на подстилку:
— Место, Вильма! Чеши отсюда, давай!
Собака слезла с дивана. Ей разрешалось сидеть здесь, но по первому же требованию необходимо было уходить. Светка взяла подушку, залезла под плед и свернулась калачиком. Вильма села рядом и вопросительно проскулила.
— Я немножко посплю, Вильмочка. Вот полчасика всего, обещаю тебе.
Светке верить было нельзя. Ее «полчасика», по различным прикидкам, могли означать как десять, так и сто десять обычных минут. Вильма, отлично зная это, недовольно заворчала.
— Ну Ви-и-ильма, я так устала...
Лабрадориха снисходительно лизнула ее руку, высунутую из-под пледа, и вышла из комнаты. Задержалась немного у зеркала в прихожей, рассматривая себя, попила на кухне воды
и пошла в комнату Хозяина. Толкнула носом дверь и принюхалась к родному запаху — нет, ничего не изменилось, вот только самого Хозяина тоже нет
Окно занавешено, почти ни зги не видно, но на столе все же различим силуэт ящичка с тускло блестящей решеткой. Вильма подошла поближе. По вечерам они втроем любили сидеть в этой комнате в полной темноте, и лишь ящичек неярко светил узкой полоской, но что самое удивительное — он при этом еще и издавал разные звуки! Иногда он разговаривал незнакомыми голосами, иногда зачитывал цифры и называл чьи-то имена, но чаще выл, жужжал, свистел, бумкал, тарахтел и делал еще многое из того, что они втроем называли «музыкой». Но прошло уже несколько длинных вечеров, а Хозяин все никак не возвращался со своей работы. Светка с лабрадорихой по-прежнему приходили сюда по ночам, включали ящик тихо-тихо и подолгу, обнявшись, слушали его. И хотя музыка звучала та же, что и обычно, она потеряла свой объем и форму, стала какой-то пустой и пресной.
Вильма вытащила из-под стула припрятанную резиновую утку — любимую игрушку — и растянулась в уголке, положив голову на лапы. 
 Долго смотрела на черный ящичек, словно могла как-то его оживить, и не заметила, как заснула. 
 Им со Светкой виделся один и тот же сон...
Жаркий летний день. Хозяева с самого утра собирают рюкзаки и почти не обращают на лабрадориху внимания. Она скучает в большой комнате, слюнявя мячик и подозревая худшее — ее опять не возьмут с собой. Наконец, ее зовут, и Вильма вскакивает, бежит к ним со всех ног, разбрасывая половики, крутится, прыгает, хочет обнять их обоих, таких прекрасных и заботливых! Втроем они выходят на улицу, и Хозяин выводит из гаража Зил Зилыча — их огромный синий грузовик с забавной белой мордашкой, которая будто бы все время улыбается. 


Светка с трудом подымает тяжелую Вильму, та становится задними лапами на подножку и запрыгивает в кабину, а за ней вслед залезает и сама Светка. Хозяин приводит Зил Зилыча в движение — тот булькает и грозно рычит, раскачивается на ухабах песчаной дороги, но бодро едет. Вильма осторожно, как ей кажется, перебирается на свое любимое место у окна, но Светка все равно почему-то возмущается, что ей оттоптали все коленки. Лабрадориха высовывает голову в окно и, открыв рот, рассматривает проносящиеся мимо дома, заборы, столбы, машины и других собак. 
Они втроем едут на речку! А это значит, что снова можно будет поплавать, побегать по бескрайнему зеленому полю, подышать другим воздухом — совсем не таким, как дома. 
Светка прижимается головой к теплой шерсти и, улыбаясь, слушает, как шумно и часто дышит собака, словно подражающая компрессору грузовика.
 
— Рыжик, я раньше говорил, что у вас с Вильмой одинаковый цвет шерсти? — Спрашивает Хозяин, перекрикивая голосину Зил Зилыча, и смеется. Лабрадориха, услышав свое имя, поворачивается к нему и вопросительно смотрит.
— Уморительное создание, не правда ли?
Светка ласково треплет Вильму за ухо, а та влажным носом мягко тычется ей в лоб и отворачивается к ветру...
Снова захрустел ключ в замке. Лабрадориха вскочила, тихо просочилась через приоткрытую дверь и вышла в прихожую. На пороге уже стоял Хозяин. От него чем-то вкусно пахло, правую руку он держал за спиной.
— Вильма, чучелка, привет!
Собака несколько раз подпрыгнула, боднула его головой, потом развернулась и толкнула толстым задом, снова повернулась, лизнула руку и, не спуская влюбленного взгляда, села.
В прихожую вышла Светка, близоруко щурясь за стеклами очков — еще не проснувшаяся, с красными рубцами на щеке от подушки.
— Прости меня, Светка. Я был неправ — погорячился.
И Хозяин достал из-за спины букет цветов.


3 комментария:

  1. А что, Николай Федорович, с картинками намного интереснее смотрится! Возьму этот прием на вооружение себе в блог, если буду что-то "нетехническое" публиковать. С рассказами о приемниках проблем нет, там "смотри на картинку - слушай пластинку", фотографий - море. А вот для тех же рассказов у меня обычно максимум - головная иллюстрация. А в таком стиле и читать веселее, и ярче образы видны. Спасибо!
    Саня.

    ОтветитьУдалить
  2. а какие еще рассказы написал этот мальчик ?

    ОтветитьУдалить

  3. Вадим, ну не мальчик Саша Непогодин уже...... Ну, юноша.... Ну молодой человек.... Конечно если исходить из бессмертно фразы Остапа Ибрагимовича - "Бросьте в меня камнем если это девочка" то тогда мальчик...
    А на Ваш вопрос, я ответить не могу. Вы его лучше самому автору задайте Александр Непогодин mercur4625@gmail.com



    ОтветитьУдалить

Вы хотите оставить комментарий, но не знаете как? Очень просто!
- Нажмите на стрелочку в окошке Подпись комментария
- Выберите Имя/URL (никто не любит анонимов!)
- Наберите своё имя, строчку URL можете оставить пустой
- Нажмите Продолжить
- В окошке комментария напишите то, что хотели и нажмите "Отправить комментарий"!
Спасибо!

LinkWithin

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...