понедельник, 10 марта 2014 г.

Голландия и друг мой Саня. (Глава - 10)

  Человека делают счастливым три вещи: любовь, интересная работа и возможность путешествовать.  Иван Бунин.

   Пока Сашка барабанил монтажкой по колёсам нашего МАЗа, проверяя давление воздуха в них, я открыл я открыл ящик под полуприцепом и достал из него банку говяжьей тушёнки, чурек и большую, сочную луковицу в тонкой кремовой кожуре. В картонном коробе, который   нам презентовал (за две тонны лишнего груза) Анар, я нашёл среди жестяных и стеклянных банок икру из баклажанов и персиковый компот. Когда Саша выехал на трассу и разогнал автопоезд до семидесяти километров в час, я вынул, засунутый за обшивку дверцы кабины, нож, приставил его остриём к донышку банки с тушёнкой, и  прицелившись ждал когда кабину не будет так болтать… Когда болтанка немного утихла, мой меткий удар по рукоятке ножа, наполнил кабину неповторимым ароматом солдатского лакомства. Сашка начал ерзать на водительском сиденье и принюхиваться. Мне даже показалось, что он специально пододвинулся ближе ко мне, чтобы лучше ощущать этот неповторимый запах. Чтобы не мучать его, я проделал ещё одно отверстие в крышке и протянул ему банку:
– На, выпей, пока бульона из коровки.
Он нащупал в полумраке кабины банку и начал сёрбать из неё бульон. Было тепло настолько, что разогревать тушёнку не было никакой необходимости. Послушав пару минут его плямканье и чмоканье, я протянул руку и приказал железным голосом не терпящим возражений:
– А ну гони банку обратно! Ты уже в ней такой вакуум создал, что у неё бока скоро внутрь вогнутся. 
Сашка покрутил банку, ещё раз чмокнул её напоследок и нехотя протянул мне. Разломав чурек на порционные кусочки, как раз такого размера чтобы они помещались во рту, я намазал на каждый сперва немного жира от тушёнки, потом положил мяса, потом намазал ещё баклажанной икры. Сверху каждого такого канапе* ещё лежал кусочек лука. Это для Сашки. 
   Я ел нормально, без выкрутасов – зачерпнул ложкой икры, потом взял тушёнки, лука, откусил хлеба. Он так делать не мог и я ему подавал уже готовые мини бутерброды «пять в одном».  Сашка засовывал их целиком в рот и жевал держа руль двумя руками. Глядя как он ест, я вспомнил слова из одной замечательной песни:
«Он был мне больше, чем родня, Он ел с ладони у меня…»
     Когда Саша покончил с моими канапе, я так же, как и бульоном, напоил его персиковым компотом, сделав две дырки в жестяной крышке стеклянной банки. За рулём, в движении, из кружки и стакана не попьёшь. Потом, удалив крышку поддев её своим ножом, я подавал ему персики. Он их с удовольствием ел, выплёвывая косточки в окно. 
- Ну, что? Наелся, студент? – поинтересовался я, протягивая ему полотенце вытереть руки.  Студент удовлетворённо похлопал себя по животу:
– Зер гут*!
   Небо начинало светлеть. Восход мы уже не могли видеть. Теперь солнце поднималось у нас за спиной, потому, что теперь мы шли на северо–запад. Закурив, Сашка глубокомысленно изрёк:
– Хорошая штука тушёнка!
- А то… - согласился я, – А знаешь, откуда она появилась?
- Наверное ты её в магазине купил?
Я засмеялся:
– Да не об этом я тебя спрашиваю. Имеется в виду, кто придумал такие консервы и консервы вообще?
- Нет! Не знаю. – честно признался  он.
- Ну, тогда слушай… Люди, всегда старались сохранять продукты на случай неурожая, войны или длительных путешествий.

В наглухо закрытых глиняных кувшинах египтяне хранили зерно, вино и масла. Воины Чингизхана придумали бастурму. Отправляясь в длительные военные походы, они под сёдла своих скакунов клали плоские куски говядины. Под их весом мясо теряло ненужную влагу, а солёный конский пот и тепло лошадиного тела завершали процесс приготовления этих «мясных галет». Итальянцы, на случай длительных осад врагами своих крепостей, придумали макароны. Мореходы брали с собой в плавание бочки с солониной.
- А русские люди сушили сухари. – добавил Сашка.
- Ты не спеши! До русских людей мы сейчас дойдём. Как раз о них и пойдёт разговор. Так вот… первым о консервировании продуктов для своих войск задумался Наполеон. Он даже объявил конкурс и установил для победителя премию в двенадцать тысяч франков – деньги по тем временам сумасшедшие. Француз Николас Апперт предложил идею сохранения продуктов в стеклянных бутылках, так же, как хранят вино. Бился он над решением этой проблемы пятнадцать лет!  В конце-концов он понял, что если продукты сильно разогреть и потом поместить в герметичную упаковку, то они долгое время не будут портиться, не теряя при этом своего вкуса. За это изобретение правительство Франции вручило ему денежную премию и наградило почётным званием «Благодетель человечества». А сам метод приготовления таким способом консерваций назвали в честь него – «методом аппертизации». Немного позже, англичанин Питер Дюренд окончательно усовершенствовал метод Апперта, заменив хрупкие стеклянные ёмкости на прочные жестяные банки, которые герметично закупоривались при помощи олова.  

Ну, а тушёнку придумал в конце XIX века как раз русский мужик. Вернее сказать русский инженер - Фёдоров. Первые промышленные партии такого продукта стали поступать в русскую армию во время Первой Мировой войны. Да и то всем её не хватало. Снабжать таким «НЗ» в первую очередь старались подразделения «пластунов», которые совершали длительные рейды по тылам врага. Знаешь кто такие были «пластуны», Сашка? – Сашка отрицательно мотнул головой. 
- «Пластуны», Саня, это войсковые разведчики, элитные отряды, состоящие из отличных  стрелков и наездников – прообраз современного спецназа. Специально для таких как они Фёдоров придумал тушёнку с подогревом. Гениально просто! В двойное донышко банки отдельно помещалась негашёная известь и простая вода.  Перед употреблением донышко проворачивалось, вода вступала в химическую реакцию с известью и… через пару минут уже можно было есть ароматное, питательное, горячее блюдо. При этом не нужно было разводить костёр, подвергая себя опасности быть обнаруженным противником по дыму. Вот так студент! А ты - «Русские только сухари сушить могут…».
- Извините! Погорячился. – сказал Сашка и протянул ко мне руку, – Дайте, пожалуйста, спичечку.
- Спичечку? Или может тебе сигарету подкурить?
- Нет. Спичечку.
Я обстругал своим ножом конец спички и подал ему.
Пока Саня удалял, застрявшие между зубами, остатки гениального изобретения инженера Фёдорова, я решил закончить рассказ. 
- Вскоре, после окончания войны, в России об изобретении инженера Фёдорова забыли. Не забыли о нём немцы, которые во время этой военной компании имели возможность отведать трофейной, русской чудо-тушенки. И уже во время Второй Мировой войны все войска Вермахта снабжались мясной тушёнкой, а для спецподразделений типа «Эдельвейс» она шла в упаковке с подогревом. 
   Наши люди вновь познакомились с этой консервой только во второй половине войны.
Дешевая тушенка, изобретенная американским предпринимателем Джорджем Хормелом, была стратегически важным продуктом для американских союзников и поставлялась по «Ленд-Лизу»* в Советский Союз большими партиями.  Так, что американскую тушёнку запомнили все. Вот так…
Сашка выкинул спичку в окошко, сплюнул и скомандовал:
– Ну, это ясно. Это хорошо! Ты про Голландию давай… дальше.  
- Голландию, говоришь, давай? – протянул я задумчиво, – Будет тебе и Голландия ещё… У меня сейчас в голове совсем другое. Скоро «Золотой мост»! И вот увидишь, чует моё сердце, что на наше «еврейское счастье», там опять на дежурстве будет этот «террорист» стоять в милицейской форме. 
- Ну, и что? – наивно поинтересовался Сашка. 
- А то Саня, что заехать в Азербайджан это только «полбеды», а вот выехать с грузом это уже сложнее.
- Так у нас же всё в законе - госгруз на борту, документы все в порядке.
- Успокойся! Я же не говорю тебе, что нас в тюрьму посадят. Время просто могут много забрать, а у нас жёсткий график. Время сейчас у нас Саня на вес золота! Да какое там золото! Дороже.
Я помолчал и добавил:
– Оно всегда дороже, чем золото, просто в повседневной жизни, при размеренном укладе… многие это не осознают. Всё ждут чего-то… Всё спешат куда-то… А когда поймут наконец это, жизнь уже прошла… Короче, не будем загадывать. Скоро уже увидим, как оно будет.
      На пограничном посту «Золотой мост» было тихо и пусто. Только один патрульный «Жигулёнок» ярко-жёлтого цвета с синими полосами – «канарейка», одиноко стоял под навесом от солнца из листов шифера, потрескавшихся и почерневших от нестерпимого тропического зноя. Когда расстояние до шлагбаума сократилось до пятидесяти метров, я выкинул недокуренную сигарету и скомандовал:
– Включай правый поворот и останавливайся в «рукаве» напротив крыльца.
- Так вроде же нас никто не останавливает?
Перехватив мой взгляд, Сашка торопливо толкнул рычажок включения поворотов от себя. Будто оттолкнул подползшего скорпиона.
- Здесь такого не бывает, чтобы тебя на выезде из Республики не остановили. Да и на въезде тоже… И никогда не кури когда подъезжаешь к посту ГАИ, не говоря уже когда беседуешь с инспектором!  О… видишь? А я тебе что говорил?!
На крыльце появился наш старый знакомый с дымящейся чашкой чая в руках. Он выжидательно наблюдал за нашими действиями, поставив чашку перед собой на перила крыльца.
- Ну, что пошли Саня, опять с ним «бодаться»?! Ты будешь только смотреть, слушать и … учиться!
Я сунул под мышку паку с документами и не дожидаясь полной остановки автопоезда, выпрыгнул из кабины.  
- Салам  алейкум!
- Алейкум ассалям… - сделав усилие, выдавил из себя гаишник,  – Ну… что - научил уже своего стажёра ездить? – поинтересовался он глядя на Сашку сидящего за рулём нашего МАЗа. 
- А чего его учить? Он профессионал - водитель первого класса и ездит не хуже меня. Стажировка нужна не для того чтобы учить ездить. Ездить учат в автошколе. Стажировка нужна для того чтобы научить человека работать на новом месте, чтобы он привык к новой машине, познакомился с ней как следует, чтобы они привыкли как следует друг к другу, чтобы стажёр узнал о ней и нашей жизни всё самое нужное и необходимое. Правильнее даже не «всё», а самое необходимое. Всё рассказать невозможно за один рейс, даже очень длинный. Короче, чтобы человек получил какое-то, хоть отдалённое представление о своей будущей работе. Да и нам тоже не помешает узнать немного о стажёре, прежде чем посылать его одного за «тридевять земель». Что он за человек? Что умеет? На что способен, причём не на словах, а на дел? На словах все такие грамотные и трудолюбивые, а когда касается дела, то разрыв между словами и делом, как до Луны задним ходом…
- Ясно. Давай документы на машину, права.
Документы я уже держал наготове. Внимательно рассматривая наши документы, вроде он их видел впервые или вроде как будто кто-то заранее его предупредил, что будет ехать экипаж Совтрансавто, у которого вместо настоящих документов хорошо сделанная фальшивка. Наконец он отложил их в сторону и спросил:
- Пустые едете?
- Нет, гружённые. – ответил я.
Глаза у гаишника вспыхнули загадочным светом. Он как-то весь подобрался и оживился. "Как фокстерьер почуявший дичь", – подумал я, – "только фокстерьеры такими жирными не бывают….
Я подал ему пачку документов на груз. Он их брезгливо покрутил и, не читая, отложил в сторону:
– Это что такое?
- Как «Что такое»? Это документы на груз…
Его лохматые чёрные брови, удивлённо поползли вверх, вроде я ему сказал, что это не документы, а живой верблюд.
– Ты что, не знаешь, какие документы надо давать, когда из Азербайджана едешь с грузом?!
Я прикрыл глаза и мысленно обратился к небу: "О, Всемогущий Аллах, да святится имя Твоё в веках…. Дай мне, пожалуйста, сил и выдержки!" – и сказал:
– Знаю, но груз бывает разный. У меня сейчас груз государственный, с каких делов тебе за него платить?! С зарплаты по путёвке? Так я её ещё не получал…. 
- А что везёте? – теперь поинтересовался он, делая вид, что не слышит, что я ему сказал перед этим. 
- Консервы.
- Какие?
- Разные, в основном томат-паста. Немного соков. Немного компотов. А сзади ящиков двадцать с икрой положили…
Гаишник сначала замер, а потом трусцой бросился к нашему прицепу. Его необъятный живот болтался из стороны в сторону как бурдюк с вином. Он его придерживал одной рукой, а другой рукой придерживал кобуру с пистолетом, чтобы она его не била по толстому заду.
- Да не спеши ты так! – крикнул я ему вдогонку, – Икра кабачковая, а не осетровая! 
После этого он немного «сбросил обороты», но долго рассматривал пломбу, ходил вокруг прицепа, дёргал за ремни тента и пломбировочный трос, проверяя шнуровку. Мне даже показалось, что он принюхивался к каждой щёлке.
Как он ни старался, денег я ему ни дал, ни копейки. Ради принципа и личной безопасности. Оформит за дачу взятки, и поеду я в Мурманск, только уже не на нашем МАЗе, а в «столыпинском вагоне»*!
Возвращая мне документы, он на всякий случай поинтересовался:
-  И что, на дорогу ничего не дали?
- Нет, ничего не дали. – отрезал я и в свою очередь поинтересовался у него, – А если бы и дали, так что, по твоему, я их должен был вам, ментам отдать?! 
Вместо ответа он так красноречиво посмотрел на меня, что я понял, всё о чём он думает,  без слов. 
- Езжайте. – процедил сквозь зубы этот блюститель порядка и борец за безопасность движения на верблюжьих тропах, – Ещё встретимся, когда-нибудь…
- Да, конечно, встретимся! Если Аллах кого-то из нас раньше к себе не заберёт. – заверил я его и быстрым шагом пошёл к машине. Открыв по привычке правую дверь, посмотрел  на Сашку, уже сидящего за рулём, сплюнул и махнул рукой:
- Поехали, Саша! Это я перепутал просто двери… 
- Саня, выруливал на дорогу глядя в левое зеркало. Потом глянул в правое зеркало и перевёл взгляд на меня:
– Да успокойся ты уже.
- Ты, давай, шевели поршнями, психолог… Я есть хочу. В Махачкале станем у нашего друга - чайханщика, что-то перехватим на скорую руку. Самим готовить нету время.
На дагестанском посту нас долго не держали. Быстро проверив  документы, записали наши данные в дежурный журнал и пожелали счастливого пути. Причём вполне доброжелательно и искренне. Я, правда, им уже не стал говорить, что мы везём икру. Не стоит искушать судьбу…. Хоть она и кабачковая, но эффект от этого слова здесь, как от разорвавшейся пехотной мины. 
Съев по порции шашлыка и выпив чая, мы стали прощаться с гостеприимным хозяином. 

Когда  он узнал, что мы направляемся в Мурманск, то долго качал головой и цокал языком. Я глядя на него так и не понял, что он этим выражал – восхищение, удивление, зависть или соболезнование. Наверное, всё вместе. Наконец чайханщик пожелал нам доброго пути и мы, облегчённо вздохнув, направились к машине. Я решил на всякий случай проверить масло, а Сашка обежал вокруг автопоезда, стуча по колёсам монтировкой. Масло было в норме. Усевшись на своё место, я ждал, когда Сашка закончит как заправский джазмен, выстукивать своё соло на автомобильных баллонах. Через некоторое время он появился, вытирая тряпкой руки от масла.
- Это ты где влез уже в мазуту? – поинтересовался я, подозрительно наблюдая за ним.
- Плохая новость, шеф.
- Что случилось?!
- Помпа потекла…
- Точно помпа? Может это какой-то патрубок соединительный «сопливит», а вода сверху сбегает по корпусу водяного насоса и кажется будто бы из него течёт?
- Нет! Это помпа. Я специально под машину залез, посмотрел. Вода течёт через уплотнительный сальник рабочего вала крыльчатки, из-под приводного шкива. Что будем делать? 
- Вот зараза! Столько стоял на ремонте. Возьми же перебери её… Ведь уже снятая лежала в ящике. Нет, думаю, она ерунду прошла, чего её трогать? И ведь уже в руках держал! Потом шкив покрутил, подёргал за него – люфта нет, продольного разбега нет… Ну, и ладно… Взял и поставил обратно не вскрывая. А самое интересное, что только в прошлом рейсе, свою запасную одному парню отдал….
- Так что будем делать? – повторил вопрос Саня.
- Что будем делать?! Что будем делать?! Чего пристал ко мне? Дай попричитать немного! И для тебя это наукой тоже будет!
- Чтобы не давать никому ничего в дороге?
- Опять ты всё неправильно понял, студент! Выручать товарищей в беде - святое дело! Просто отдал свою помпу, так возьми же и купи себе новую в запас… Так нет же… А тебе, студент, я точно двойку за стажировку поставлю!
Я закурил, и с досадой пыхтел табачным дымом, опустив голову вниз – думая как же правильно поступить в этой ситуации. 
Сашка молча ждал.
- Ладно, Саня… Рискнём, будем тянуть до Минеральных вод. Там наши ребята в Совтрансавто точно помогут – или новую помпу дадут или нашу переберут. Лучше бы конечно новую поставить. А там уже как получится! Главное дотянуть до «Совавто – Минводы». 
- Кто не рискует - тот шампанское не пьёт! – бодро заверил меня Сашка и завёл мотор.
- И в морге не лежит. – продолжил я его мысль, – Ты куда ехать то собрался?!
- Как куда? – удивился Сашка, – В Минводы, конечно.

- Ух ты, какой шустрый! Не доедем мы так Саня, развалится наша помпа вообще по дороге или заклинит. Горячая вода мгновенно смазку вымоет и подшипникам – кирдык* Так что слушай мою команду – я сейчас в инструментальном ящике найду банку с летней – тугоплавкой смазкой для ступиц. Наполню ей шприц* и хорошенько смажу помпу. А ты пока сбегай, набери во все наши канистры, бутылки и банки воды про запас и открой кран на отопитель кабины.  
Пока Саня набирал воду, я залез под машину. Взялся за шкив злосчастной помпы и легонько нажал на него снизу-вверх. Он легко пошёл. Да, болтается… причём хорошо болтается. И из-под него потекла «ржавая» вода прямо мне на лицо. Матюкнувшись, я прошприцевал  уставший агрегат. Рядом со мной, под буфером показались Сашкины ноги в сандалиях.
- Саня, а ну подай-ка мне ключик на-тринадцать… 
Через некоторое время  Сашка сопя и чертыхаясь залез под машину тоже и улёгся рядом со мной.
- Ты чего?
- Да ничего. Головой об буфер ударился когда залазил сюда.
- Вот я тебя и спрашиваю – ты чего сюда залез?.
- Хочу посмотреть что ты здесь делаешь?
- Что делаю? Лежу себе как в Гаграх на пляже.
- А серьёзно?
- Серьёзно… А если серьёзно, то вон помпа. Вон маслёнка. Я полностью заполнил смазкой пространство между корпусом и валом. Сейчас вот раскручу шкив и добавлю парочку регулировочных шайб, чтобы уменьшить натяжение ремня. 

Сам видел какой уже люфт. Плотный, сильно натянутый ремень может и на новой помпе быстро подшипники разбить. Тем более, что здесь усилия практически никакого нет.
- А шайбы есть у тебя?
- Шайбы есть, Сашка. Вон они, видишь? С наружной стороны шкива под крепёжными гаечками. И ты так всегда делай, чтобы они в случае необходимости под рукой у тебя были. Положишь в ящик, потом полдня искать их будешь, и нет никакой гарантии, что найдёшь. 
 Вымыв руки, я положил шприц со смазкой в кабину.
- Теперь можно ехать. Только ты теперь за приборами внимательно смотри.
- А зачем мы «печку»* открыли? Что, тебе холодно стало?
- Не умничай! Когда идёт утечка охлаждающей жидкости двигателя, в первую очередь это ощущают высоко расположенные детали, механизмы и агрегаты двигателя. Также как и при утечке масла. Радиатор отопителя кабины - у нас самая высокая точка, куда поступает вода. Когда она из него уходит, печка перестаёт греть и начинает гнать в кабину холодный воздух. Прибор при этом показывает нормальную температуру двигателя и ничто ещё от этого не страдает. Следующая по высоте точка на МАЗовском двигателе – воздушный компрессор. Когда вода уже не доходит до его рубашки охлаждения он уже перегревается. А прибор всё ещё показывает нормальную температуру. Потом идут головки блока цилиндров. Именно там расположены камеры сгорания и самая высокая температура. 
  Часто бывает так, что температура держится на грани, а двигателю уже больно. Потом - раз... и закипел. А когда двигатель кипит - это плохо! Это как у человека прединфарктное состояние - ещё немного и сердце остановится! А если даже и откачают, так этот человек уже никогда не сможет быстро бегать и тяжёлое поднимать. Инвалид, одним словом. Вот и машина также себя ведёт – как человек! Так что, студент, едь теперь и рукой постоянно «щупай» - какой идёт из «печурки» воздух? Только почувствуешь что  холодный - сразу становись! Понял?! Умник….
- Понял, понял… Что спросить нельзя? Чего ты начинаешь сразу?
- Спросить можно, только без ехидства. А ещё бывает так, что вода быстро уходит из системы охлаждения, не успев закипеть. Слетел, например, нижний патрубок радиатора - и всё... Так вот, прибор тогда не покажет высокую температуру, хотя мотор уже аж шкварчит и раскалился так, что на нём уже можно яичницу жарить. Датчик правильно работает только тогда, когда его постоянно омывает охлаждающая жидкость.  
Сашка, видимо, чтобы искупить вину, внимательно слушал, уже не перебивая меня и не ехидничая.
- Теперь слушай, как мы действуем дальше. Только чувствуешь что ладошке прохладно становится, сразу останавливаешься и доливаешь воду. Потом, если есть такая возможность, бежишь и пополняешь её запас. Я тем временем «ныряю» под низ и шприцую помпу. Понял?
- Понял.
- Вот так, Сашка, мы, может-быть, и доедем до Минвод. Здесь уже недалеко, по нашим меркам. километров четыреста с небольшим хвостиком будет. А воду в запасе надо иметь обязательно. В Дагестане с водой вопрос обстоит лучше, чем в Азербайджане…, но это не Голландия. Это там едешь, а вокруг тебя везде вода - каналы, реки, озёра, затоки, протоки разные…
Сашка оживился:
– Ну, давай про Голландию ещё расскажи!

Я улыбнулся глядя на него. Он сейчас мне напоминал мою дочку, когда она меня просила: «Папа, ну, расскажи мне ещё одну сказочку… Ну, пожалуйста!». На душе стало теплее и я согласился, но Сашку строго предупредил:
– Ты только смотри мне внимательно за температурой и дорогой…  А то уши развесишь…
- Давай, рассказывай! Всё будет в порядке!
- Ну, раз ты обещаешь, что всё будет в порядке - поехали.
Начнём с того, что Голландия как страна вообще-то правильно называется Королевство Нидерландов. 

   Нидерланды в переводе значит – низменные земли. А Голландия Северная и Южная это только две провинции, из одиннадцати, расположенные на побережье Северного моря. Зато эти провинции наиболее развитые и в них расположены главные города Нидерландов. 
В Южной Голландии находится Гаага, это Королевская резиденция и место где находится всё правительство, а также расположено большинство посольств иностранных государств. Гаагу ещё называют фактической столицей Нидерландов, хотя согласно конституции официальной столицей является Амстердам, где происходит коронация монархов и где они принимают присягу на верность. 


В Южной Голландии ещё расположен Роттердам. Роттердам не только один из красивейших городов, он ещё крупнейший порт Нидерландов и один из самых больших портов мира. 

А в Северной Голландии расположен Амстердам. Ну, что тебе ещё из необходимого географического минимума, который должны знать все, рассказать? Правит сейчас в Королевстве Нидерланды – королева. Но в стране власть принадлежит не только монархам. В управлении государством ещё участвует парламент. Денежка в Голландии называется "гульден". Гульден - это старинное нидерландское слово, которое обозначает «золотой». Дело в том, что в средние века гульдены чеканили из золота, отсюда и его название. 

Состоит он из ста центов. 
Флаг Королевства Нидерланды – государственный символ, который представляет собой прямоугольное полотнище с тремя, одинаковыми по ширине, горизонтальными полосами - красной, белой и синей. Это если сверху вниз смотреть. Во время официальных праздников, на древко флага, сверху, всегда дополнительно крепится ещё оранжевый вымпел - символ королевской династии. 

  Голландцы любят красивые флаги. Вернее, они любят всё красивое! И любят  разными большими яркими флагами и маленькими флажками украшать свои дома и улицы городов.
Кроме государственного флага, у них ещё есть Королевский штандарт - флаг министра обороны, Гюйс Военно-Морских Сил Нидерландов и масса других знамён принадлежащих купеческим гильдиям, цехам ремесленников, различным фирмам и спортивным клубам. Голландцы свято чтут свои традиции.

Герб Нидерландов - это личный герб их монархов. На щите с голубым полем расположен лев, стоящий на задних лапах. На голове у него корона. В правой лапе он держит серебреный меч с золотой рукояткой, а в левой семь стрел. Щит увенчан монаршей короной. Справа  и слева его держат два льва тоже стоящие на задних лапах, но без корон. Под ними расположена лента, на которой старофранцузским языком написано – «Я вынесу». 
Сашка закурил и поинтересовался у меня – Что это значит? К чему такой девиз?
Я тоже у него поинтересовался  - Как температура?
- Нормально! Пока… Ты не волнуйся. Я постоянно на контроле. Рассказывай! Интересно… очень.
Закурив сигарету я продолжил:
– Точно не знаю. Да здесь и знать нечего. Я больше всего уверен, это к тому, что монарх вынесет бремя королевской власти, ответственность перед своей страной и народом, и все трудности… Это девиз – клятва. Так, то и гадать здесь нечего! Всё ясно. С королями то как бывает – вот возьми африканские страны… Народ в нищете. Болезни, голод… «За душой» одна набедренная повязка, а их король в роскоши купается…  Хорошо, если ещё так! А то частенько и каннибализмом балуется – жрёт своих подчинённых, падла,  в прямом смысле – на обед! Ладно... Что-то я отвлёкся. 
   Интересно ещё то, что, если на престоле Нидерландов находится король, а не королева, он может изменить герб и над щитом со львом разместить вместо короны свой фамильный герб с крестом. На это есть специальный - разрешающий королевский декрет.
- А кто сейчас правит там?
- Сейчас там правит её Величество Королева Нидерландов – Беатриса. Я же тебе уже говорил, когда про селёдку рассказывал. Ты невнимательный Сашка…
- Я внимательный! -  Ответил он мне, включил правый поворот, сбросил скорость и съехал на обочину.
– Всё, надо воду долить! Холодный воздух пошёл из «печки».
****************************************************
Канапе* — маленькие бутерброды массой 60—80 грамм, которые можно отправлять в рот целиком, не откусывая по кусочку.

«Ленд – Лиз»* - (от англ. lend — давать взаймы и lease — сдавать в аренду, внаём) — государственная программа, по которой Соединённые Штаты Америки передавали своим союзникам во Второй Мировой войне: боеприпасы, технику, продовольствие, амуницию и стратегическое сырьё, включая нефтепродукты.

Столыпинский вагон* – «Вагонзак» в народе прозванный «столыпинским» вагоном. Железнодорожный вагон, специально оборудованный и предназначенный для перевозки  подследственных и осуждённых.


Кирдык* – происходит от турецкого, татарского слова, которое присутствует и во многих других языках тюркской группы. Оно обозначает, в разных интерпретациях, полный конец или развал чего-либо.








4 комментария:

  1. Спасибо Николай Федорович за продолжение и науку. Сейчас на МАЗах уже помпы другие, пресс-масленки нет и натяжка ремня производится натяжным роликом. С одной стороны удобно очень, но за почти 500тыс.пробега заменил 3 натяжителя, но потом приспособился просто менять подшипники в натяжителе(без пресса не заменить). В запасе всегда он теперь лежит.
    С ув.Роман г.Пенза

    ОтветитьУдалить
  2. Елена Саченко12 марта 2014 г., 11:29

    Николай Федорович, спасибо, как всегда очень интересно и как всегла сразу же хочется продолжения. Чем дальше читаешь, тем сильнее чувствуется интрига с этим Сашкой и так хочется узнать чем дело то кончилось.

    ОтветитьУдалить
  3. Здраствуйте Николай Федорович! Давненько читаю ваш блог, и очень уважаю Вас как водителя-профессионала и как талантливого писателя. Но очень хочется ещё рассказов о Ваших интересных рейсах... Напишите пожалуста... И ещё очень хочется продолжения повести "Голландия и друг мой Сашка", как вы добрались до Мурманска, что было потом... Сам я 15 лет за рулём и почти всё это время на дальнобое... Сейчас работаю на Дафе с рефом... Всего вам хорошего, с уважением Дмитрий, Нижний Новгород.

    ОтветитьУдалить
  4. Здравствуйте Дмитрий!
    Спасибо Вам за добрые слова!
    Рассказы я продолжаю писать... Много чего уже есть в черновиках. Скоро соберусь с силами, всё отредактирую и начну публиковать, ну и конечно продолжение Голландии тоже.
    Всего Вам наилучшего!
    С Ув,
    Комбат

    ОтветитьУдалить

Вы хотите оставить комментарий, но не знаете как? Очень просто!
- Нажмите на стрелочку в окошке Подпись комментария
- Выберите Имя/URL (никто не любит анонимов!)
- Наберите своё имя, строчку URL можете оставить пустой
- Нажмите Продолжить
- В окошке комментария напишите то, что хотели и нажмите "Отправить комментарий"!
Спасибо!

LinkWithin

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...