вторник, 24 декабря 2013 г.

Голландия и друг мой Саня. Часть - 9


                                    Если вы не знаете, куда вы идете, то вас туда приведет любая дорога.  
                                                                                                                                                        Коран

     Сквозь сон я слышал голоса ребят, хоть они и старались говорить между собой не громко - в пол тона.  Зато Сашка гремел кастрюлями или сковородками, а может чайником… по-настоящему. Чёрт его знает, чем он там гремел... Может он вообще сидит там и крышками от кастрюль специально стучит как литаврами? Надо вставать и заодно задам ему трёпку - чего это он себе позволяет? 
     Я вытянул руку из-под покрывала и посмотрел на часы – половина девятого. Ого! Так всё на свете проспать можно. В девять часов откроется УТЭП. Надо будет пойти зарегистрироваться у диспетчера. Часов в десять-одиннадцать приедет эфенди*. Без него никто здесь ничего делать не будет – хоть потоп…   Даже чтобы хоть колотушку* получить в путевой лист нужно его ждать. Ну, а загрузки здесь - вообще святая святых, без него никто не то, что не решит, даже и не подумает….. 
     Я потянулся, перевернулся  на живот, потом  попятившись задом, осторожно опустил вниз ноги на капот мотора – чемодан.
- Что спина болит? – спросил меня Сашка. Он заметил, что закачалась кабина и теперь внимательно наблюдал, как я выбираюсь со своей верхней спалки.
- Нет, студент! Спина у меня пока не болит, но самая распространённая травма для нашего подуставшего позвоночника происходит именно тогда, когда наш брат мостится спать или когда просыпается и выбирается со своей берлоги на свет Божий. Зацепился ногой за рычаг переключения передач или ещё за что-то, потерял равновесие, дёрнул свою «раму» наперекосяк и - ОЙ! - не согнуться, не разогнутся. Мотай на ус, студент. Пока я живой… Осторожно надо это всегда делать. Я однажды в Москве на Рябиновой  так устроился. Ребята потом меня втроём посадили за руль, как куклу или манекен и так до дома я там и находился, не вылазя…
Ладно, бери канистру и полей мне водицы.
Сашка взял канистру и отошёл в сторону на травку.
– Молодец! - отметил я про себя, - Соображает – чтобы болото возле машины не разводить, а на травке брызги и свернувшаяся пыль не летит на босые ноги, да и в туфлях обляпанных грязью тоже неприятно ходить. 
Прохладная вода мыла и бодрила. Тщательно растеревшись жёстким махровым полотенцем  я посмотрел на себя в зеркало. Сашка продолжал внимательно наблюдать за мной.
– Ты чего уставился?! 
Он же, вроде не слыша моего вопроса, глубокомысленно заметил:
– Полотенце не поможет… Утюг нужен!
В глубине души я с ним был согласен, но… он начинал меня злить уже по настоящему.
     Я сплюнул, хмыкнул, махнул рукой на него и, подойдя к столу, начал поднимать по очереди все крышки. Посуда была тщательно вымыта и блестела на солнце, как бляха поясного ремня у хорошего солдата. В сковородке лежал аппетитный омлет и ещё чего-то. В чайнике ожидал готовый кипяток.
- Ты чего злишься? – поинтересовался Саша.
- За утюг. – честно признался я.
- Так это же правда. Моя бабушка в гробу свежее выглядела, чем ты сейчас…
Я посмотрел на него долгим, испытывающим взглядом.
- А вы не забыли, молодой человек, сколько я из-за руля не вылазил, и за сколько мы сюда приехали?
- Не забыл. А кто тебе виноват?
- Ладно, Сашка, не буди во мне зверя… Давай лучше дуй за Питерским рабочим. Завтракать будем. Скоро эфенди* местный приедет на работу. Надо будет вопрос решать. Домой хочешь?
Саня, кивнув в знак согласия, послушно пошёл к ленинградской Вольво. А я буркнул ему вслед:
- Вот поставлю тебе за стажировку неуд и будешь тогда умничать!
Но он услышал и почему-то уверенным и радостным голосом возразил мне:
- Не поставишь!
Я почесал затылок:
– Эх! Никакой дисциплины… Правильно говорят, что подчинённые не должны видеть своего командира пьяным и голым.
- Ты что там бурчишь себе под нос? – раздался за моей спиной Сашкин голос.
- Да так… говорю, что настоящий экипаж  Совтрансавто, это два водителя – сиамские близнецы, накрепко сросшиеся между собой общим телом автопоезда…. Головы две, руки четыре, ноги четыре, а туловище одно общее – автопоезд.  Ты чего так быстро вернулся?
- А я ни куда не ходил.
- А почему?
- Да питерский уже уехал.
- Тьфу на тебя…  А чего же ты сразу не сказал?
- Забыл…. Он приходил попрощаться. Мы тебя просто будить не хотели.
- Будить они не хотели… Как посудой греметь - так хотели, а как с человеком попрощаться - так не хотели. Ладно, давай завтракать. Показывай, чего ты там сотворил?
Положив в свою армейскую кружку  кубик югославского бульона, я наполнил её кипятком, и сидел, задумчиво размешивая содержимое чайной ложечкой. Саша отрезал солидный кусок омлета, положил на блюдце с весёлыми васильками на донышке,  оно было единственное во всей нашей посуде:
- Кушайте капитан, на здоровье!
- Спасибо, Саша. - я становился добрее, – Смотри, вон минводовский пришёл и в свою кабину шкрябается, подлец! А ну зови его сюда….
Не дожидаясь пока Саня выполнит «приказ», я громко свистнул. Виктор вздрогнул, повернулся к нам и помахал рукой. Делая вид, что я его не узнаю я громко крикнул:
– Эй ты!!! Чего туда лезешь?! А ну иди сюда!
Когда Виктор подошёл к нам я разочарованно протянул:
- А это ты …Витя, ты вроде парень взрослый, воспитанный… Чего устав нарушаешь?! Надо сначала подойти к охране, доложить что ты прибыл, расписаться в журнале «пост сдал - пост принял», поделится пирожками, чи как они здесь у вас называются – чебуреки? Что тебе родственники на дорогу дали и уже потом лезть в свою Вольво. Ты же нам, вроде как свою машину под охрану сдавал?
- Да нет никаких пирожков. – Он виновато помахал полупустым целлофановым кульком в воздухе у меня под носом.
- А что там лежит? – ткнул я кулёк пальцем.
- Грязные вещи только….
- Тогда садись с нами завтракать. Теперь нам ясно у каких «родственников» ты был в гостях.
Виктор спорить со мной не стал и отказываться от завтрака не стал тоже.
Подкрепившись, мы поблагодарили Сашку за вкусный завтрак.
- Так, Саня, ты здесь пока порядок наводи и складывай всё в транспортное положение. Думаю, что скоро стартанём с тобой в сторону дома.  Это я так предполагаю, а как будет на самом деле, знает только один Аллах, да святится имя его в веках!
     Дальнейшие события стали развиваться так непредсказуемо, что и Аллах, наверное, был несколько  удивлён этому. Зарегистрировав прибытие у дежурного диспетчера,  мы с Виктором сидели на камушке перед входом и курили. Скоро во двор заехала, перекошенная на левую сторону чёрная Волга ГАЗ-24.  Это приехал Аслан. Мы с Витей ещё немного подождали пока он отдышится.  Ездить ему было не тяжело, и ездил он хорошо.  Самое трудное для него было втиснуть свои необъятные телеса между рулём и сиденьем, а потом оттуда выбраться. Он страшно не любил когда кто-то наблюдал за этим процессом и очень сильно злился из-за этого. Поэтому, я демонстративно повернулся к нему спиной, всем своим видом показывая, что мне абсолютно безразлично - выберется он из своей «Волги» или останется там навсегда. Услышав как он сопит и ощутив как под ним содрогается асфальт, я понял, что ему всё-таки удалось, наконец, вылезти из своей машины. Сделав паузу минут в пять-десять, мы зашли в здание. У дверей кабинета Аслана уже была небольшая очередь. «Эфенди» разговаривал с кем-то по телефону. Окончив разговор он выглянул в коридор и поинтересовался:
- Кто здесь Совтрансавто?
Мы с Виктором одновременно ответили:
- Я!
Тогда он повторил свой вопрос по-другому:
- Кто из вас привозил краску в Каспийское пароходство? 
Теперь отозвался только я. Он осмотрел на меня долгим взглядом в котором было удивление и разочарование. Сделал паузу, видимо борясь со своими эмоциями, и сладким голосом, полным лицемерия и елея, продолжил:
- А это ты, дорогой?! Слушай, здесь мне только что очень уважаемые люди звонили… за тебя просили. У меня намечается тут одна интересная и ответственная загрузка. Нужен очень опытный водитель!
Он посмотрел на стоящих в очереди, притихших  шоферов и уже совсем другим, металлическим  голосом, не допускающим возражения,  добавил:
- Такие только в Совтрансавто есть! Ты иди пока к своей машине. Я, когда всё организую, за тобой человека пришлю.
- Я молча кивнул головой и пошёл к машине. Сашка сидел на раскладной скамеечке возле закрытого продуктового ящика и выжидающе смотрел на меня.
- Скоро поедем, Саня. Что-то интересное нам с тобой судьба приготовила….
Он не стал задавать никаких вопросов и правильно сделал. Через часа два за мной пришёл диспетчер - пожилой азербайджанец невысокого роста с черными, как смоль усами и седой головой.
- Вас директор к себе зовёт. - сообщил он, произнося слово «директор» с благоговением. 
     Подойдя к двери кабинета, я тихонько постучался. Не получив никакого ответа, приоткрыл дверь и заглянул в внутрь. Аслан стоял у карты Советского Союза и что-то рассматривал там. Увидев меня, он помахал мне рукой – мол, давай заходи, присаживайся. Я осторожно присел на край стула. И стал ждать. Наконец Аслан повернулся ко мне.


- Слушай, дорогой, у меня здесь есть очень хорошая загрузка. Не загрузка, а конфетка. Надо из Астары отвезти консервы, двадцать тонн в Мурманск. Там стоит сейчас у причала рыболовецкая база. Через неделю она уходит на промысел. Надо чтобы ты успел отвезти груз, чтобы люди в море кушали наши азербайджанские фрукты и овощи. Знаешь, дорогой, как в море людям нужны витамины? Сможешь? Успеешь? 
- Да я-то успею, смотря только, сколько меня грузить там, в Астаре будут. Если там пять дней только грузить будут, а два дня на дорогу, то конечно не успею… И второе: вы там по карте посмотрели где Мурманск находится, - мне вообще-то «немного» в другую сторону надо… Я, конечно, вам очень благодарен, за эту конфетку. Но вы лучше кого-то из питерских, кто будет выходить из Ирана дождитесь, и им её отдайте. Это более-менее их направление.
     Мне показалось, что Аслан сначала хотел закричать и постучать кулаком  по столу, но он этого не сделал и таким же сладким голосом продолжил:
- Зачем так говоришь? Я же объясняю тебе русским языком – через неделю корабль уходит в море. Где я этих питерских сейчас найду?
- Ну, тогда так и говорите, что вам надо сделать одолжение, а не так вроде вы мне его делаете. А то "конфетка, конфетка". У меня топлива не хватит на Мурманск ехать, да и согласовать со своими мне надо это отклонение в другую сторону от дома.
- Конечно, конечно, позвони. – он пододвинул ко мне свой телефонный аппарат, – А за топливо ты не беспокойся, тебе там, на загрузке, денег дадут.
- Наученный горьким опытом я не стал скромничать и спросил его:
- Сколько? Сто рублей?
- Нет! Зачем сто рублей?! Пятьсот рублей дадут!
- Точно? 
- Точно! Мамой клянусь!
- Ладно, тогда позвоню, узнаю.
На другом конце телефонного провода, длиной в две с половиной тысячи километров, раздался уставший голос начальника автоколонны. Он мне здесь в Азербайджане показался почти  родным.
- Ну, как у тебя дела?
- Нормально, Александр Николаевич. Здесь в Баку мне загрузку предлагают из Астары на Мурманск. Что скажете?
Саша сначала немного помолчал, потом в трубке опять раздался его ворчливый голос:
- Ну, что скажу? Скажу – ты там, на Владивосток не смог бы загрузиться?
- Нет, на Владивосток нету. Никуда нету груза. Вот только на Мурманск есть. Грузиться или дуть пустым до Ростова?
- Как же вы меня уже достали. Грузись. А вообще как хочешь. Ты не забыл, что тебя виза ждёт на Италию и другая машина?
- Нет. Не забыл.
- Ну, вот и хорошо тогда.
Я положил трубку. Аслан смотрел на меня выжидающе.
- А сколько я вам должен буду дать за эту «конфетку».
Поняв, что вопрос с моим руководством решился положительно, Аслан радостно всплеснул руками:
- Какие деньги, дорогой?! Ничего мне не надо! Это тебе на заправку, на дорогу, покушать хорошо, чтобы силы были, шашлык-машлык… Ну, в общем - всё тебе. Мне ничего не надо!
«Так я тебе и поверил!» - подумал я, - «Ему-то и деньги не нужны! Он сам уже с клиента взял за эту перевозку, как минимум столько же сколько мне дадут на дорогу.» А сам сказал:
- Мне только ещё надо с напарником посоветоваться.
- Зачем советоваться? Ты же старший экипажа. Ты такой опытный и авторитетный человек! Не надо тебе ни с кем советоваться!
- Ладно, я сам знаю, что мне делать – советоваться или не советоваться. Сейчас приду. Пять минут.
Сашка сидел под прицепом и скучал. Увидев меня, он встрепенулся:
- Ну, что там слышно?
- В Мурманск поедем, студент?
Я увидел, как у него сразу загорелись глаза. Но он сдержался и деланно безразличным тоном сказал:
- Тебе виднее, Капитан.
- Да, мне виднее, но я хочу с тобой посоветоваться - мотор меня беспокоит… Пока работает чисто, хорошо, тьфу–тьфу, чтобы не сглазить, но такую нагрузку ему давать рановато. А в Мурманск мы с тобой должны дойти максимум за шесть дней. Грузится в Астаре.
Сашка отвёл глаза в сторону:
- Не знаю. Решай сам. Я, лично, не против.
- Раз так, поехали… Вперёд под зелёным знаменем Пророка Магомеда.
     Аслан лично проворно выписал мне все документы. Такое с ним случалось крайне редко. Проводил  до дверей обняв меня за плечи он напутствовал нас с Сашкой:
- Счастливой дороги! Пусть Аллах помогает вам.
- Да святится его имя в веках! – добавил я и быстро пошёл к машине.
Всё! Время пошло… Отмашку стартовым флажком сделали. Очередное трансконтинентальное ралли по маршруту Баку-Астара - Мурманск началось. Хронометр включён и опять бесстрастно отсчитывает пройденные секунды, километры и… прожитые дни. Опять начинается следующий фильм из длинного сериала  «Жизнь дальнобойщика». А сколько он будет длиться, знает один Господь. Бывает, зритель досматривает его до конца и потом покидает «зал», ещё долго вспоминая увиденное, обсуждая это с близкими и рассказывая об этом другим. А бывает «плёнка обрывается» на самом неожиданном месте – яркая вспышка света,  потом темнота... и кино закончилось!  Бывает, люди не досматривают эту картину до конца, встают и уходят… И отношение у всех разное к этому: одни получают от этого удовольствие и рекомендуют другим попробовать тоже. Некоторым это занятие не нравится, но они  терпят его ради денег. Другие ругают его, на чём свет стоит, и наказывают другим ни за что туда не ходить…
     Саня ехал хорошо, не дёргался за рулём сам и машину не дёргал. Я сидел и смотрел в окошко. Всё, что надо было сказать ему, я уже сказал. Чего мешать? Пусть едет себе, а то засиделся парень на штурманском месте. Дорога сначала шла вдоль Каспия, потом мы постепенно начали удаляться от него.
     Когда мы уже подъезжали к Астаре, начало вечереть. Погода была чудесная. Лёгкий, тёплый ветерок ласково теребил листья диких яблонь и груш в придорожных рощицах. Мы заехали на автозаправочную станцию. Подав в окошко талоны на сто литров солярки, я спросил у оператора:
- А как проехать к консервному заводу?
Какому консервному заводу? Переспросил  он меня.
- А что у вас их здесь несколько?
- Да дело как раз в том, что у нас вообще нет консервного завода. Чайная фабрика есть, а консервного завода нет.
- Ладно, разберёмся, спасибо.
Саня стоял у бака засунув заправочный пистолет в его горловину:
- Ну, что узнал дорогу?
- Узнал, здесь вообще консервного завода нет. Надо звонить. Сейчас заправимся и… а вот и телефон напротив как раз есть. Как солярка? 
Сашка немного вытянул пистолет и стал рассматривать струю топлива:
- Что-то больно тёмная, как хлебный квас коричневая. 
- Нормальная. Пойдёт. Она здесь везде такая, разница только в том, что где-то светлее, а где-то темнее… Давай заправляйся, потом где-то припаркуешься, а я пойду звонить чтобы время даром не терять.
Я нашёл у себя в кармане две копейки и пошёл через дорогу к будке телефон – автомата звонить. На вызов ответили сразу, нас уже здесь ждали. Грузиться нам оказывается, надо было на базе облпотребсоюза. Завсклада – молодой, улыбчивый азербайджанец, которого звали Анар, показал нам, куда поставить машину, а сам сел в «Жигули» и поехал за грузчиками.  Вернулся он быстро. Видимо все были предупреждены заранее.
     Грузили нам сначала томатную пасту в больших жестяных барабанчиках по десять килограмм. Она видимо предназначалась для производства рыбных консервов.
 А сверху неё аккуратно укладывали ящики с разными фруктовыми компотами из груши, сливы, персиков, сливы, айвы и гранатовый сок в стеклянных банках и бутылях.
Последний ряд, у заднего борта, заложили коробками с баклажанной икрой. Компоты и икра - для экипажа. 
     Я внимательно наблюдал, как укладывают груз, проверяя чтобы не было битой и помятой тары, устанавливая между стойками фургона стяжные цепи, по мере загрузки его грузового отсека. Мне не очень было любопытно, что там грузят за компоты и соки. Я просто прикидывал сколько тон груза мы берём на борт. 
  Когда загрузка была закончена, Анар позвал меня в свой кабинет. Проштамповав ТТН-ки*, он вручил мне отдельный пакет с сертификатами на продукцию, пятьсот рублей и большой картонный короб с разными консервами:
- Это вам на дорогу. Ну, Слава Аллаху! А то мы уже волноваться начали. Думали что уже не успеем отправить. Здесь представитель был с Мурманска. Он сам весь товар выбирал. Когда нам позвонили и сказали, что машина уже есть и выехала, он на автобусе в Баку поспешил, там у него самолёт. Я поставил на стол короб с гостинцами, который держал перед собой, пожал Анару руку и предупредил его:
- Вы только не забудьте фургон опломбировать. Сами знаете как тяжело выезжать из Азербайджана на грузовике.
Потом пошёл к машине. Саня уже поставил на место задние доски рештовки фургона, и теперь. взобравшись на лестницу, шнуровал тент.  Открыв  продуктовый ящик, я начал, там всё перекладывать, чтобы освободить место для консерваций которые только что принёс.
- Что это ты там притащил? – поинтересовался Саша. Он уже закончил шнуровать тент, слез с лестницы и стоял рядом со мной, вытирая тряпкой руки.
- Да вот нам с тобой тоже на дорогу витаминчиков дали.
- Нормальные здесь парни оказывается. - одобрил Сашка.
- Парни то нормальные. - резонно заметил я, - Особенно, если учесть, что они нам с тобой тонны две, как минимум, лишнего груза всунули…
Время было уже далеко за полночь. Светила яркая луна. Ветер усиливался.  По небу резво плыли рваные облака. Когда они закрывали от нас яркий шар луны, сразу становилось темно и как-то тревожно на душе.
     Пришёл Анар и повесил пломбу.  Проверив оттиск, я сверил её с записью в накладных, потом обошёл кабину вокруг и быстро забрался в неё с правой стороны.
- Давай заводи, Саша. -  скомандовал я.
Пока компрессор качал воздух в ресивера нашего автопоезда, я показал рукой на юг:
- Вот там, в километре от нас, уже Иран находится.
Саша посмотрел на приборы, включил первую передачу и спросил меня:
- Ну, что? Поехали?! 
- Поехали, поехали, Саня. С Богом! Да поможет нам всемогущий Аллах, да святится имя его в веках, Святой Антоний, Пресвятая Дева Мария и наш родненький Николай Чудотворец!
Ворота базы были закрыты на большой амбарный замок. Сашка остановил перед ними машину и посигналил. Из глинобитной сторожки вышел сторож с ключами. Пока он искал на связке нужный ключ, подъехал на своих Жигулях Анар. Он остановился рядом с нашей кабиной, с моей стороны, открыл багажник и что-то достал оттуда. Подойдя к дверце кабины, он выжидательно смотрел на меня, держа это что-то в руках. Я вышел к нему:
- Что-то забыл Анар? 
В ответ он протянул мене три большие бутылки:
- Это вам! Очень хорошее азербайджанское вино. Водка - это плохо! Водка - это зло! А вино - это хорошо! Вино - это жизнь и здоровье!
Я аккуратно принял из его рук бутылки с концентрированной солнечной энергией, светом и здоровьем.

- Это очень хорошее вино. Я держу его специально, для особых случаев.
- Спасибо, Анар!
Уменье пить не всем дано,
Уменье пить - искусство.
Тот не умён, кто пьёт вино
Без мысли и без чувства!
- поблагодарил я его и напомнил мудрость великого иранского мыслителя Омара Хайяма.
     Наш автопоезд выехал с территории базы и вскоре мы уже были на трассе, ведущей в Баку. Сашка поёрзал на своём сиденье, удобней усаживаясь и поинтересовался:
- Сколько вёрст до Мурманска?
- Четыре с половиной… по карте. А так, всех  пять таузенов*  будет.
Я включил фонарик, и стал рассматривать бутылки.
- Так, так, «Букет Азербайджана». Красное, полусладкое вино, 0,75 литра, золотая медаль. Изготовлено по традиционной технологии красных вин из отборных сортов винограда, выращенного в  Азербайджане. Отличается характерным ароматом и приятной свежестью во вкусе. Хорошо сочетается с мясными блюдами. Так… понятно. А это, что?
Я взял вторую бутылку
- А это? О! Саня, смотри! «Девичья башня». Нет! Нет! Саша, ты на дорогу смотри, это я так сказал, машинально. Так, так… «Девичья башня» - красное полусухое. Тоже золотая медаль. И ещё у нас есть, - я взял в руки третью бутылку, - «Лейли», полусладкое белое вино. Изготовлено по классической технологии из винограда сортов Мускат белый и Ркацители, выращенных в предгорных зонах Азербайджана. Отличается свежестью во вкусе и фруктовым ароматом. Идеально подходит к закускам из рыбы, сырам и десертам. Эту, Сашка, мы будем в Мурманске пить, если конечно доедем туда. Там нас, на этой плавбазе закормят рыбой, наверное…..
- А, может, сейчас одну выпьешь? – великодушно предложил мой студент. Я на него внимательно посмотрел:
- Ты что шутишь? Какое "выпьешь"?! Впереди пять тысяч километров пути и время на это у нас с тобой семь дней. Нет не семь, уже шесть осталось. Да и если я засну, ты куда-то точно заедешь к джейранам среди барханов….
- Тогда чего ты их в ящик не положил?
- Ты, что студент?! Опять шутишь или издеваешься? А если они там разобьются? Нет! Я их лучше к себе под подушку положу.
Я закурил. Сашка взял в руки одну бутылку с вином и покрутил, рассматривая её со всех сторон.
- Красивая! «Букет Молдавии» пил, а «Букет Азербайджана» - нет. «Букет Молдавии» мне не нравится.  Уж сильно он отдаёт разными травами.
- Это потому, что ты - тундра! Надпись на этикетке читать надо – «Применяется для приготовления коктейлей». И идёт его туда совсем немного. Его глотать стаканами нельзя, Александр! Я вот только один рецепт коктейля запомнил, «Бриллианты  и жемчуг» называется.  Берёшь сорок грамм водки и двадцать вина «Букет Молдавии». Получается вкусно, действует эффективно и рецепт легко запомнить…
Я положил окурок в пепельницу.
- Спать не хочешь студент?
- Нет, нет, я не хочу спать! - испуганно заверил меня стажёр. Он видимо боялся, чтобы я его из-за руля не выгнал. «Наверное, поэтому он мне и вино предлагал, стервец…» - подумал я.
- Да ладно...едь себе хоть до самого Мурманска. Если выдержишь, конечно. Ты то хоть знаешь где он находится? Саша, это - Заполярье! Это - Кольский полуостров! Это - Баренцево море!
Несмотря на эту устрашающую информацию, Сашка остался, очень доволен, таким, моим предложением. 
- А зачем мне надо знать, где находится Мурманск? - невозмутимо поинтересовался он, - У меня штурман есть.
Он тоже закурил и попросил меня:
- А давай расскажешь мне что-то?
- Что тебе рассказать?
- А давай расскажешь мне про Голландию?!
- Давай, Сашка. Давай. Ты только не спи и едь как следует. А я тебе буду рассказывать хоть до самого Мурманска.
Я опять закурил сигарету, глубоко затянулся ароматным табачным дымом и немного помолчал,  собираясь с мыслями и соображая с чего же начать свой рассказ.
 - Значит так, Саша: Голландия - удивительная страна…
Я опять замолчал и погрузился в воспоминания. Немного подождав, Сашка ехидно поинтересовался:
- Это что, всё?!
Я встрепенулся, возвращаясь к реальности.
- Нет, Саша, это не всё. Голландия - удивительная страна: она у меня ассоциируется с ветряными мельницами, ветряными электростанциями, тюльпанами, каналами, реками, городскими башнями - на которых вывешены яркие флаги,  костёлами и красивыми кирпичными зданиями под крышами из старой черепицы, бородатыми, просоленными мореходами-шкиперами, и с солёной сельдью нежного, удивительного вкуса…


- А чего с селёдкой? У нас в основном или наша сельдь продаётся, или норвежская, или исландская. Я голландской ни разу, не видел.
- Да и я тоже не видел! Дело в том, Саша, что именно голландский  рыбак Виллем Якоб Бейкельсон, из деревни Беерфлит, что в голландской Фландрии, придумал, в четырнадцатом веке, как надо солить сельдь так, чтобы она долго хранилась и при этом  не теряла своего удивительного  вкуса. До этого сельдь не считалась пищей, достойной состоятельных людей, поскольку имела горьковатый привкус, и тяжёлый запах  состарившегося рыбьего жира. Кушала её только одна беднота, чтобы не умереть с голоду. Селёдку тогда так и называли – «Рыба нищих». Ещё это была еда монахов, смирявших свою гордыню и умерщвлявших бренную плоть. Король Людовик IX Святой посылал ее в качестве милостыни несчастным прокаженным.
     Рецепт Бейкельсона был предельно прост – для засолки отбиралась только свежая рыба, из которой обязательно удалялись жабры. Потом сельдь аккуратно укладывалась в деревянные бочки, где она и солилась. Солить тогда её уже можно было разными способами: сухим – просто пересыпая солью или в рассоле. При этом не имело ни какого значения, закладывалась сельдь с головами и внутренностями или без них. В любом случае в конечном итоге получался продукт удивительного вкуса и, что самое главное – он мог в таком виде храниться, очень долго, не портясь, и не теряя своих ценных, пищевых качеств. В деревянных бочках, с рассолом и без него, сельдь «дышала». Это было очень важно, как для транспортировки, так и для хранения её «на чёрный день» до следующей путины.
     Именно жабры давали рыбе эту нежелательную горечь, которая всё портила. Так как в Северном море было очень много сельди, голландцы, после изобретения Бейкельсона, начали её промышленный лов. Предприимчивые голландские купцы немедленно стали вкладывать деньги в организацию лова сельди. Очень скоро был построен целый «селедочный флот» рыбацких лодок и кораблей, приспособленных специально для лова и засолки сельди. В отличие от почти лишённой жира трески, жирную селедку необходимо было засолить в течение двадцати четырех часов, после того, как её вытащили  из моря. Это был незыблемый закон сельдевого промысла в Нидерландах! В XV веке, рыбаку, нарушившему это правило, грозила тюрьма. Может быть поэтому, очень скоро, этот продукт завоевал бешеную популярность. Засоленная, жирная, голландская сельдь поставлялась по всей Европе. Дошла она и до России, где тоже по достоинству оценили этот деликатес. Стали баловаться селёдочкой и коронованные особы. 
     Вскоре этот способ соления переняли рыбаки других стран. Теперь так солилась и исландская сельдь, и норвежская, и шотландская, и черноморская, и азовская. После смерти Бейкельсона, которого односельчане звали сокращенно Бекель, в память о нём, всю сельдь засоленную таким методом, все рыбаки Западной Европы стали называть «беклинг».
     Теперь уже было невозможно представить  любой стол без солёной селёдочки. На стол богатых она подавалась как изысканная закуска.
Простолюдины включили её в свой постоянный рацион – селёдочка и отварная картошечка… Дёшево, полезно и вкусно! Селёдку ели и в армии, и в тюрьме. Сашка ты в армии селёдку ел?
Сашка сглотнул слюну, кивнул головой  и сказал:
- Конечно, ел! Мы даже считали, сколько хвостов селёдки ещё осталось съесть до дембеля*. Только та ржавая селёдка и близко не лежала с той, о которой ты мне сейчас рассказываешь!
- Ладно, не жалуйся! Ты, что думаешь, я в армии не служил, и не ел ту селёдку?! Ел, и, как видишь, ничего со мной плохого, от этого не случилось… Самое интересное Саша, что после того как сельдь стала деликатесом, который обязательно входит в меню Королевского двора, его члены, чтобы почтить память, до сих  пор посещают могилу простого голландского рыбака Виллема Якоба Бейкельсона, который подарил всему миру такое вкусное блюдо и прославил этим Голландию. 
     И сегодня селедка в Голландии является национальным лакомством. Королева Нидерландов – Беатрикс, тоже очень любит селедку. Поэтому в праздник « День рождения Королевы», который отмечается 30 апреля,  в Амстердаме, на площади перед королевским дворцом, селедку раздают, всем желающим, бесплатно. А желающих, надо сказать, находится не мало.
- А ты там был?
- Где, Саша? В Голландии? В Амстердаме? На празднике «День рождения Королевы»?
Сашка хмыкнул:
- Что здесь не понятно - в Голландии, в Амстердаме, на празднике «День рождения Королевы»!
- В Голландии я, Саша, был много раз. В Амстердаме тоже был. А вот  на празднике «День рождения Королевы» не был. Зато, я как-то попал в Амстердаме на праздник «День флажков» - это селёдочный фестиваль, который голландцы ещё называют «День Селёдки». Проходит он в июне месяце, точнее в первую субботу июня, и приурочен к началу промыслового лова сельди. Обычно, в это время сельдь уже достигает необходимого размера, нагуливает необходимое количество жира, и вполне готова для приготовления из неё деликатесов. Голландцы даже определили непоколебимые стандарты для сельди – семьдесят грамм по весу и четырнадцать процентов по жирности.
     Главным местом празднования «Дня Селёдки» в Голландии является старейший порт Гааги – Схефенинген. Герб этого небольшого городка украшают три сельди с коронами над головой. В этот день все башни и улицы города украшаются флажками, отсюда и пошло второе название праздника - «День Флажков».
     Готовиться ко «Дню Селёдки» голландцы начинают заранее. В начале недели во всех приморских городах и деревнях Голландии провожают в море так называемый «селедочный флот». В море рыбаки, по методу своего земляка Бейкельсона, засаливают выловленную сельдь и складывают в бочонки. В день праздника, все корабли возвращаются в свои родные гавани, соревнуясь между собой за честь доставить в порт первый бочонок сельди нового улова. Именно этот бочонок, по старинному обычаю, дарят королеве Нидерландов - Беатрикс. Второй бочонок выставляют на аукцион, где его цена в ходе торгов, обычно поднимается до нескольких десятков тысяч гульденов! Вырученные деньги  всегда идут только на благотворительность. Экипаж, доставивший первый бочонок сельди, получает почётный приз. Обычно это денежная премия.

После аукциона начинаются массовые народные гуляния. На улицах играют духовые оркестры и устраиваются театрализованные шествия, на открытых площадках проходят концерты и ярмарки мастеров народных промыслов.
 В гавани Амстердама собирается множество, разнообразных  кораблей от старинных парусных  лодок до современных яхт и океанских лайнеров. Проводятся регаты. Потом их владельцы наперебой предлагают гостям праздника, совершить с ними небольшие экскурсии по акватории порта. Это для них считается большой честью и приносит им удачу на протяжении всей навигации. Ещё в порту проходят соревнования морских спасателей, они в почёте не только в Голландии, а и во всём мире. Зрелище должен тебе доложить захватывающее. Здесь и аквалангисты, и вертолётчики… и катера пожарные салютуют водяными струями из брандспойтов.
     Но, самое главное, Сашка, это всё-таки поедание народом селёдки. Павильоны и маленькие лотки, кафе и фешенебельные рестораны, все в этот день предлагают попробовать самую вкусную в году селедку. Продавцы,  одетые в национальные костюмы, ловко извлекают из бочонков с рассолом рыбину, виртуозно разделывают тушку, за считанные секунды на ваших глазах превращая её в сочное филе. Есть сельдь  нужно только руками. Сначала её вываливают в тарелке с мелко нарезанным луком, потом запрокинув голову, широко открывают рот, и кладут туда лакомство целиком, держа пальцами за хвост… Потом  закусывают ароматным ржаным хлебом  и запивают пивом…


Вообще, Саня, скандинавы и народы проживающие на берегах Балтийского и Северного морей, любят солёную рыбу, как русские люди любят солёные грибы.
     Рассказывыя, я откинул голову назад и прикрыл глаза, только иногда поглядывая на дорогу и на Сашку.  
Передо мной снова проплывали картины когда-то увиденного в Голландии праздника. Закончив свой рассказ, я поинтересовался у него:
- Эй, студент! Ну, что? Думаю, немного удалил я твой информационный голод? А плотский аппетит, наверное наоборот, у тебя разгулялся?
В ответ Сашка только кивнул головой и промычал:
- Угу…
- Ладно, тогда сплюнь слюну и остановись где-нибудь на минутку. Сходим «в туалет», проверим колёса, возьмём из ящика что-то перекусить. И вперёд! Буду кормить тебя на ходу. Стоять уже нету время.
- Я тоже очень рыбу люблю солёную, может быть я скандинав? - Предположил Сашка. И тут же быстро добавил, косясь на меня, - Шутка. А если серьёзно, то я ехал, слушал тебя и вдруг поймал себя на мысли, что мне кажется, будто я еду не по Азербайджану, а по Голландии.....

*Колотушка ------- штамп УТЭТ об отсутствии груза в попутном направлении.
*Эфенди ---------- господин, повелитель (персидский). Титул и офицерское звание
                                в Османской империи и некоторых других странах Востока в XV-XX ст. ст.
*Четвертак ------ двадцать пять рублей одной купюрой.
*ТТНки ----------- товаротранспортные накладные.
*Пять таузенов - жаргонное выражение обозначающее "пять тысяч".
                               Таузен – тысяча (немецкий). 
*Дембель --------- демобилизация, увольнение в запас военнослужащих срочной службы,
                                после окончания установленного срока службы.

11 комментариев:

  1. Панчук Вадим24 декабря 2013 г., 23:04

    Спасибо. Долго я ждал 9-ой части.

    ОтветитьУдалить
  2. Виноват батенька.... Каюсь...
    С Ув.
    Комбат.

    ОтветитьУдалить
  3. Николай Фёдорович. Такого участка дороги, в Карелии,как у Вас на карте не существует.Федеральная трасса М-18, Санкт-Петербург- Мурманск, идет по другому берегу Онежского озера, через столицу республики, город Петрозаводск.
    Ваш маршрут каким то образом прошёл через небольшой городок- Пудож.
    В 80-е годы, мы- студенты петрозаводского Госуниверситета, пытались объехать Онежское озеро на мотоциклах, по очень плохой грунтовке доехали до Пудожа, дальше вела лесная дорога, мы завязли в грязи и вернулись назад.

    ОтветитьУдалить
  4. Николай Фёдорович. Такого участка дороги, в Карелии,как у Вас на карте не существует.Федеральная трасса М-18, Санкт-Петербург- Мурманск, идет по другому берегу Онежского озера, через столицу республики, город Петрозаводск.
    Ваш маршрут каким то образом прошёл через небольшой городок- Пудож.
    В 80-е годы, мы- студенты петрозаводского Госуниверситета, пытались объехать Онежское озеро на мотоциклах, по очень плохой грунтовке доехали до Пудожа, дальше вела лесная дорога, мы завязли в грязи и вернулись назад.

    ОтветитьУдалить
  5. Сергей здравствуй!
    Эту карту Лена разместила только как иллюстрацию к нашему рассказу. Мы не ставим здесь перед собой задачу рассказывать дальнобойщикам какой дорогой нужно ехать на Мурманск! У нас другие задачи. Наш редактор просто хотела наглядно показать - где находится Астара, а где находится Мурманск. А карту, которую Лена здесь разместила, она не сама нарисовала! Ей её нарисовал электронный навигатор. Следовательно сейчас такая дорога уже есть. Хотя я им (навигаторам) не очень доверяю! Они нашего брата (легковерного) не раз в тупик заводили. Лично я с Сашкой в 1982 году ехал на Мурманск, через Петрозаводск. Так, что спасибо тебе за подсказку, но для нас, она никакого принципиального значения не имеет

    ОтветитьУдалить
  6. Елена Саченко25 декабря 2013 г., 14:14

    Сергей, здравствуйте! Николай Федорович абсолютно верно все объяснил: я, конечно же, не могу знать такие тонкости и точности относительно маршрутов, мне хотелось просто показать, где все это географически располагается и какая протяженность пути. Это гугловская карта, там задаешь пункты, а она сама рисует маршрут. Все достаточно условно. Я думаю, что не только я, но другие читатели не имели особого представления где Астара, а где Мурманск. А так хоть наглядно видно. Я лично, при помощи этой карты, читая рассказы Комбата и делая к ним иллюстрации, сама сильно пополнила свои географические познания, которые были весьма относительные, честно говоря. Потому что, чтобы сделать простенькую иллюстрацию пришлось "перелапатить" кучу материала, географического в том числе. Так что извините за маршрутные неточности, но это всего лишь иллюстрация к расказу, а не карта.

    ОтветитьУдалить
  7. Для меня как и для всех читателей, Блог бывалого дальнобойщика является эталоном честности, мастерства и профессионализма. Увидел маленькую неточность, обратил внимание, пока какой-нибудь чудак снова не обвинил автора в некомпетентности.
    Долгожданный рассказ, как всегда на высоте. Николай Фёдорович, пожалуйста не останавливайтесь.Мы все с нетерпением ждём новых интересных историй!
    Спешу поздравить всех создателей Блога и его читателей с наступающим Новым годом!

    ОтветитьУдалить
  8. Елена Саченко25 декабря 2013 г., 23:48

    Сергей, замечание к месту, п.ч. действительно может найтись какой-нибудь "чудак". Найдет повод придраться. Если еще придется класть карту как иллюстрацию, маршрут обозначать не буду, просто выделю обозначенные города.
    А Николаю Федоровичу - большое спасибо за продолжение рассказа, я тоже очень ждала этой части, а ведь будет еще и продолжение.

    ОтветитьУдалить
  9. Сергей спасибо за высокую оценку нашей работы и за поздравление!
    Я не останавливаюсь, в своём творчестве, просто у меня ситуация, как у тебя когда-то была в предприятии - четыре машины и ты один водитель... На всех можно ездить, но по очереди...
    С праздником уже надо поздравлять Вас.
    Поздравляю всех католиков с Рождеством Христовым! Будьте счастливы!

    ОтветитьУдалить
  10. Елена Саченко25 декабря 2013 г., 23:58

    Присоединяюсь к позравлению Комбата. Всех, кто празднует католическое Рождество, с праздником! Будьте счастливы!

    ОтветитьУдалить
  11. Спасибо за продолжение, тоже как будто в Голландии побывал, как и герой рассказа - Саша. Селедку соленую обожаю просто, но вот в армии я ее ни разу не ел, только минтай перепадал в весьма жидкой ухе, что поделать, на дворе были лихие 90е.
    Кстати, мы дома с женой сами солим сельдь, рецепт рассола прост до безобразия, вкус - отличный. Если кого заинтересует - напишу.
    С ув. Роман г.Пенза

    ОтветитьУдалить

Вы хотите оставить комментарий, но не знаете как? Очень просто!
- Нажмите на стрелочку в окошке Подпись комментария
- Выберите Имя/URL (никто не любит анонимов!)
- Наберите своё имя, строчку URL можете оставить пустой
- Нажмите Продолжить
- В окошке комментария напишите то, что хотели и нажмите "Отправить комментарий"!
Спасибо!

LinkWithin

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...