среда, 10 октября 2012 г.

Голландия и друг мой Сашка. Ч.4


Мир подобен книге, и тот, кто знает только свою страну, прочитал в ней лишь первую страницу (Фужере де Монброн)
Усталость стальным обручем обхватила мою голову и больно надавила на виски, пережав артерии. Стуча в них, как молотком, кровь пыталась прорваться через эту блокаду, чтобы хоть немного подпитать мозг кислородом. Глаза не слипались, они просто резали, вроде мне в них кто-то сыпанул пригоршню песка. Ноги налились тяжестью и стали как свинцовые. Их уже было тяжело переставлять с педали на педаль. В общем, все признаки того, что пора становиться на отдых. Как раз «дойду до кондиции» пока подходящую площадку найдём. Буду тянуть до Махачкалы. На объездной, как раз слева от нас, будет два поста. Один ГАИ, другой КДП*, а справа, напротив, на бугорке чайхана и большая, хорошо освещённая площадка, засыпанная укатанной жерствой. Посплю пару часов, потом, чтобы время не терять на свою кухню - чашки ложки, кастрюли, в чайхане позавтракаем и снова вперёд.
Перед тем, как ложиться спать, я извлёк из чайника заварку и сделав из неё компресс, завернув в чистую льняную тряпочку, положил себе на глаза. Это чтобы снять воспаление. Старый проверенный рецепт моей доброй, милой, мудрой бабушки.
Когда я укладывался, Саша надел туфли и вышел из кабины.
- Ты куда подался, турист? – Поинтересовался я, уже почти засыпая.
- Похожу вокруг машины. Подышу свежим воздухом. Кофе попью. Чего сидеть без движения? Ещё засну здесь, возле тебя, ненароком. Ты же меня потом со свету сживёшь?!
Перед глазами у меня кружились грузовики, горы, чьи-то знакомые лица и незнакомые, усатые и бородатые лица горцев, это проделки Морфея*, это значит, что я засыпаю. Слабо сопротивляясь, сквозь навалившийся сон, пока он меня окончательно не придушил, я, немного растягивая слова, успокоил Сашку
- Прямо... такой я страшный… Перепугалась дытынка. Ничего я бы тебе страшного не сделал, если бы ты заснул на боевом посту. Просто оставил бы тебя здесь, а сам поехал дальше. А чего, дагестанцы нормальные парни. Я с ними часто в Москве встречаюсь.
- А где?
- Или они заезжают к нам в мотель «Можайский» на Можайском шоссе или мы заезжаем к ним в мотель «Солнечный» на Каширке*. Бывает, что и на Рябиновой они вместе с нами стоят. У меня сослуживец был один. В Дербенте живёт. Мы будем проезжать. Всё никак встретиться не получается. Так, что ты, Сашка, не боись. Я с ними жил в Москве, а ты теперь с ними будешь жить в Махачкале. Я тебя на обратном пути заберу…. Может быть…
Я провалился в сон, не успев сказать ему, чтобы он радовался, что я его в Чечне не оставил. Хотя какая ему разница?!
Конечно же, Сашка меня пожалел и разбудил не через два часа, как я его просил, а через три с половиной. Уже рассвело. Из трубы чайханы шёл белый дым и умопомрачительный запах только что сваренной горской шурпы с бараниной. Утренние сумерки и предрассветный туман окончательно рассеялись и мой турист увидел, что стоянка, на которой мы стоим, расположена у подножья горы. Наблюдая за тем, как я сначала плескался прохладной водой из канистры, чтобы освежиться, а потом растирался жёстким махровым полотенцем, чтобы восстановив кровообращение, окончательно прогнать остатки сна, он молчал и ждал, пока я сам не начну рассказывать о том, где мы находимся и, что мы с ним дальше будем делать. Ему видимо хотелось что-то спросить, но после моих недавних угроз оставить его здесь, у подножия этой горы, её название его уже не так сильно интересовало, чтобы нельзя было потерпеть пять минут.
Выдержав паузу, во время которой я одел рубаху, застегнул все пуговицы и причесался, я решил, что хватит издеваться над человеком и сообщил ему, что эта гора называется Тарки-Тау.


Махачкала расположена на узкой полосе равнинной суши западного побережья Каспия, ограниченной с одной стороны горным массивом предгорья Большого Кавказа, а с другой стороны водами Каспийского моря. Во времена политического противостояния, военных действий, напряжения международных отношений и обострения различных конфликтов этот участок дороги имел очень важное стратегическое значение и назывался «Дагестанским коридором». Он всегда будет иметь такое значение, если упаси Господи, начнётся опять здесь что-то такое.


Столица Дагестана - город относительно молодой, его основали в середине девятнадцатого века. Сама Махачкала изначально называлась «Порт – Петровск» в честь нашего Царя Петра Первого, потом - Шамиль-Кала, в честь имама* Шамиля.
Имам Шамиль - это отдельный разговор. Личность одиозная и не адекватная. Его философию и политику, которую он исповедовал и проводил здесь в жизнь много лет, очень хорошо характеризовала его же фраза - «Малым народам нужны большие кинжалы». 

Имам Шамиль отличался своей незаурядной хитростью, умом, физической силой, коварством и жестокостью, которая часто обескураживала даже видавших виды кавказцев. Однажды он подверг избиению плетями свою родную мать! Для всех он представил эту экзекуцию, как наказание для неё и него ниспосланное с неба Аллахом за то, что чеченцы плохо воюют с русскими.
Сам имам Шамиль был, по тем временам, очень образованным человеком, прекрасным воином и полководцем. Ему не было равных в скачках на лошадях и фехтовании кинжалом и саблей.

Имам Шамиль

На протяжении тридцати лет он вёл непримиримую борьбу с русскими войсками, при поддержке правительства Турции и Англии. Потом, когда российская армия уже имела неоспоримое преимущество, и окружила его и четыреста верных ему воинов – мюридов*, имам Шамиль согласился, сдаться на почётных условиях – фактически капитулировав и приняв русские условия мирного договора - окончания длительной, изнуряющей всех, Кавказской войны.


Это не был плен. Никто не сомневается в том, что если бы российское командование не приняло, чисто символические, а не политические условия имама Шамиля, он бы не сдался живым и героически, но бессмысленно, погиб на поле боя вместе со всеми своими мюридами! Хотя это уже ничего бы кардинально не изменило.
Нельзя сказать также, что инициатива принятия столь мудрого решения, принадлежала исключительно Шамилю. На эту мудрость его натолкнули более чем серьёзные обстоятельства - страдания и полное обнищание кавказских народов породило растущее недовольство его правлением, предательство многих соратников, изменение приоритетов на политической арене Кавказа и Мира!
Мы можем только отдать дань уважения человеку, который, более тридцати лет, отчаянно, фанатично воевал с русскими и при этом не потерял способность здраво мыслить в критический для него и определяющий для его народа момент, человеку, у которого здравый смысл возобладал над ненавистью и гордыней. Увидев, что Кавказская война практически проиграна, а её дальнейшее продолжение может только привести к настоящему краху для его Родины!  Убедившись за тридцать лет в её бессмысленности, имам Шамиль нашёл мужество взять на себя ответственность, используя свой огромный авторитет и остатки власти, призвать горцев прекратить кровопролитие и какие-либо военные действия с войсками Российской Империи и в дальнейшем жить в мире с её народами.
Российское командование приняло условия Шамиля. Придя на переговоры к русским вооружённым до зубов, он не был обезоружен. Не был обезоружен и сопровождавший его телохранитель. Встретили его с  уважением, но на Кавказе, после подписания мирного договора, не оставили. Да и оставаться ему там было нельзя, потому, что очень скоро его бы настигла смерть от руки наёмного убийцы. Вот и был Имам Шамиль со своей семьёй с почётом отправлен, сначала в Калугу, а потом в Киев. Уже в Калуге имам Шамиль официально присягнул на верность служения Императору Александру Второму и завещал жить в дружбе с русскими всем кавказским народам - своим религиозным последователям и землякам.
Для Русской Армии имам Шамиль был опасным, но достойным противником. Все русские хорошо знали, что в бою с имамом Шамилем надо было только побеждать, или на худой конец погибать в бою непобеждённым. Пощады ждать от него было глупо и бесполезно. Но слово он своё держал, и было оно крепким, как сталь Гурды.* Остаток жизни Шамиль посвятил религии, совершая хаджи по святым местам, где однажды и забрал его душу к себе Аллах, да святится имя его в веках! Потом, уже позже, Махачкала стала Махачкалой. Назвали её так в честь Махача Дахадаева - инженера-железнодорожника по образованию, революционера, одного из основателей Красной Армии Дагестана.
Махач Дахадаев
Махач был совсем не такой властолюбивый, как Шамиль. Его не интересовала власть во имя власти, он безразлично относился к собственному благосостоянию и до последнего дня своей короткой, но яркой жизни боролся за справедливость, помогал обездоленным и простым людям. По иронии судьбы его жена была внучкой Имама Шамиля.
Махач Дахадаев вскоре был убит бандитами, по заказу белогвардейцев. Это зверство вызвало такую волну народного негодования на Кавказе, что сами заказчики убийства Дахадаева вынуждены были инсценировать проведение расследования и казнить исполнителя. Добрые дела Махача Дахадаева помнят в народе до сих пор и Махачкала так и осталась Махач калой – Крепостью Махача.
И ещё тебе один добрый совет, Саша, никогда за рубежом своей Родины не обсуждай ни своё, ни чужое правительство, ни своих, ни чужих религиозных и общественных деятелей!». Вот я тебе сейчас рассказал об имаме Шамиле, причём, заметь, рассказал предельно честно и справедливо, но на свой взгляд – «со своей колокольни». Я про него специально две книги прочитал. Всё равно, сам того не желая, невзначай, я мог бы кого-то обидеть из мусульман, затронув чьи-то болезненно обострённые религиозные или национальные убеждения.
Так что тебе на будущее, приедешь домой и можешь критиковать кого угодно и давать оценки сколько тебе угодно, а здесь не надо! И в других местах не надо! Дома, пожалуйста… Здесь пускай они сами себе дают оценку и своим деятелям тоже.
Даже если тебя, Саша, будут спрашивать об этом, постарайся дипломатически уйти от прямого ответа – мол, я не знаю. Я - простой водитель грузовика. Моя политика и религия заключается в дороге. Здесь в кабине наша мечеть, здесь мы и молимся, и исповедуемся, и грешим. Мне надо ваш груз вовремя привезти туда, куда вам нужно, а вам надо сказать мне спасибо и вовремя рассчитаться за перевозку. Золото, оружие, наркотики к перевозке не принимаем! А, ещё забыл самое главное! ВСЕ ЛЮДИ - БРАТЬЯ! БОГ ЕДИН! Вот и вся наша немудрённая политика и религия!
В чайхане нас встретили приветливо, угостили густой, ароматной шурпой из баранины и чаем.
Сашка, наклонившись над глубокой глиняной миской с шурпой, обхватив двумя ладошками её края и своё лицо, усиленно втягивал воздух, вдыхая аромат кинзы, лаврового листа, укропа, перца, лука, томатов, картофеля, куркумы, яблок и вареной баранины, как будто делал ингаляцию. Потом выпрямился, поднял руки вверх и, закрыв глаза, долго мотал головой из стороны в сторону. Внимательно наблюдая за ним, я не выдержал и с ехидством поинтересовался
- Что? вставило? Токсикоман!
В ответ он только кивнул головой и промычал – Угууу!
- Ну, ты меня перепугал, когда в миску уткнулся, я грешным делом подумал – Всё, наверное, сейчас Сашка не выдержит и будет шурпу без ложки из миски лакать!
Я взял со стола лаваш*, разломал его пополам, покачав обе половинки в руках, как на чашках весов, дал ему тот, что мне показался меньше, оставив себе тот, что показался мне больше.
- Ну, Сашка! Как говорил великий имам Шамиль (да будет, имя его славиться в веках) «Сабля наточена и рука готова!» Приятного аппетита! Давай, ешь быстрей! Ехать надо! Смотри! Устроил здесь дегустацию! Будет у нас с тобой ещё время для этого. Я тебя угощу Кавказской кухней. Попробуешь Бешбармак, Хинкал по-чабански, Шашлык из осетрины. Постоянно питаться в духанах мы с тобой не будем, бюджет не позволяет, но попробовать – святое дело! Тем более, что эти блюда традиционные для многих народов Кавказа и Востока.
Шурпа была густая и сытная. Я доставал ложкой кусочки нежной бараньей грудинки на косточках и с удовольствием объедал их. Посмотрев, как «турист» уплетает за обе щеки шурпу, я поднял палец и напомнил ему мудрые слова Аристотеля – «Человек ест, чтобы жить, а не живет, чтобы есть!». И вообще, знаешь, Саша, для чего существуют разные блюда и кулинарные деликатесы? Чтобы человек, в итоге, познал одну святую истину — Нам всем, для счастья, достаточно всего лишь кружки родниковой воды и ломтя чёрного хлеба...
Съев шурпу, мы запили её чаем и, поблагодарив чайханщика, собрались идти к своему МАЗу. Но не тут то было. Хозяин заведения, строго глядя нам в глаза, как следователь, три раза повторил один и тот же вопрос – «Шурпа понравилась, вкусная?» Только после того, как я не мигая, и не отводя глаз, как опытный разведчик, три раза не сказал – «Шурпа отличная! Я ещё такой, нигде и никогда, не пробовал!» и два раза не пообещал ему обязательно опять заехать сюда на обратном пути, он отошёл в сторону, освобождая дорогу, и удовлетворённо похлопал меня по плечу.
Возле МАЗа мы быстренько пробежали, друг другу на встречу, от заднего бампера прицепа до переднего бампера тягача. Я по правому борту, а Сашка по левому. Встретив его у кабины, я вопросительно посмотрел на него. Он только поднял вверх большой палец правой руки. Я кивнул и переспросил – Точно?!
- Точно, точно! Обижаешь…
Ещё не прогретый мотор работал на холостых оборотах ровно, даже холодный. Это хорошо. Дым из трубы глушителя шёл почти прозрачный.
- Вперёд! Да поможет нам Святой Антоний*! До Дербента сто тридцать километров. Избербаш, потом Дербент.
Наш МАЗ уверенно шёл по «Дагестанскому коридору» - ровному, но узкому участку дороги между морем и горами, таща на своих плечах двадцать тон югославской корабельной краски.
- Смотри, Сашка, смотри, турист. Слева Каспий виден. Справа горы наступают. Скоро Дербент будет. Дербент, Саня, самый старый город в Российской Федерации. Если верить археологам, то ему пять тысяч лет. В переводе название города обозначает – «Узкие ворота». Кого здесь только не было? Но в основном крепость Дербент принадлежала персам. Их теперь, Саня, иранцами называют. Они контролировали здесь всё движение торговых караванов, идущих из Передней Азии* в Восточную Европу.


Дербентцы - люди трудолюбивые - рыбаки и ремесленники, крестьяне. Здесь создают чудесные ковры, делают натуральный шёлк, бумагу, испокон веков варят какое-то особенное мыло и с незапамятных времён работает производство естественных красителей на основе марены.* Дербент окружён виноградниками и садами, в которых растёт цитрус, миндаль, инжир, гранат, особенный местный сорт грецкого ореха, абрикос. Они пользуются спросом у местных жителей и славятся далеко за пределами Дагестана.
После Дербента, через двадцать километров, начинается Азербайджан. Граница здесь, на этой трассе, проходит по реке Самур. На берегу стоит пост ГАИ, а через реку перекинут мост «Золотой» называется.
Сашка встрепенулся – А чего «Золотой»?
- А ты что, сам не догадываешься? Вот если, дай Бог, всё будет нормально, этот груз благополучно дотянем куда надо, загрузимся обратно на Россию - Матушку помидорой полевой, куда-нибудь на Архангельск или Вологду, или Мурманск. Когда будем обратно с «делами» чрез этот мост проходить, вот тогда и узнаешь чего его Золотым-то называют. Здесь тоже наших ребят осталось много. Кто по глупости попал. Кто по жадности попал.
Мотор монотонно пел свою песню, все восемь цилиндров дружно выводили все нотки, соблюдая все такты и ритмы. Никакой фальши!
- Отлично, Мурзик! Молодец мой «четырёхлапый» друг. Приедем домой я тебя помою, маселко поменяю, головки блока обтяну, клапаночки отрегулирую, смажу, и будем мы с тобой снова жить душа в душу и трудиться дальше на благо светлого будущего.
Сашка внимательно, молча за мной наблюдал.
- Ты что думаешь, что я с ума схожу? – Спросил я его.
- Да нет. Думаю, выполнишь ты то, что ему сейчас обещаешь или обманешь?
- Конечно, выполню, раз обещаю! А как? Раз пообещал, значит надо выполнять. Так это ясно! Уродов в счёт не берём, которые, когда им что-то надо, обещают золотые горы, потому, что всё равно это выполнять, никогда, не собираются. Ликбез продолжается, тема сегодняшнего урока «Золотой мост».
Первое запомни, проходить его надо всегда только днём. Ночь есть ночь. Ночью честные люди обычно спят, а вот разные жулики, как раз выходят на «работу»! Совтрансавто не в счёт, но…. лучше на пересечение границ по ночам не соваться! От греха подальше.
Второе...здесь, как я тебе уже говорил, тоже наших ребят осталось много. Основное попадалово здесь нашего брата это - чёрная икра и балык осетровых рыб.
Происходит это следующим образом. Товар упаковывается в полиэтиленовые мешки, плёнку и маскируется под помидоры в стандартном деревянном ящике. В большинстве случаев, клиент не говорит водителю правду - что на самом деле находится в ящиках. Обычно это пять - десять ящиков по тридцать пять килограмм. Для помидор это партия смешная. Для балыка и паюсной икры это партия более чем серьёзная. Сейчас, Саша, здесь как раз в разгаре нерест. Осётр, стерлядь, севрюга, белуга уходят метать икру, в основном, в Волгу. Вот браконьеры её и подстерегают везде, где только можно, потрошат, часто пустые тушки просто выбрасывая. Икры в осётре много, она обычно составляет одну пятую от всего веса.


Осётры - один из древнейших видов рыб, они ровесники динозавров. Сейчас, количество их в мире, катастрофически быстро сокращается! Беда этой симпатичной и безобидной рыбы, она питается моллюсками, червяками и водорослями, заключается в необыкновенно вкусном мясе и целебной икре. Нелегальный вылов осетровых намного превышает легальный. С браконьерами ведётся постоянная борьба. Из года в год их ловят, а они в свою очередь из года в год ловят осетров. Самое смешное, что с каждым годом осётра становится всё меньше и меньше, а браконьеров всё больше и больше.


Дело в том, Саня, что сейчас основным местом промысла осетровых является Каспий, который дает более девяноста процентов от всех мировых уловов рыб этого вида. Раньше они водились и в других местах, сейчас основные его запасы сосредоточены здесь. Вместе с Советским Союзом промыслом осётра в Каспийском море ещё занимается Иран. До семидесятого года, двадцатого столетия, добыча осетра иранцами вообще не велась по религиозным причинам. Рыба, не имеющая чешуи, как и свинина, считается в мусульманских странах нечистой. Иранцы называют ещё осётра рыбой колдуньей. К ней раньше вообще нельзя было прикасаться, и её нельзя было принимать в пищу. Этот запрет был снят фетвой* духовного лидера Ирана - Хомейни, который разрешил мусульманам ловить осетров и добывать черную икру, но только на продажу, для пополнения государственной казны. Добычей икры в Иране занимается единственная государственная компания. Нарушение этой монополии не допускается ни кем, ни под каким предлогом и карается смертной казнью. Вот поэтому иранский статистический показатель добычи этой рыбы и её икры, скажем так – более точный… чем наш.
Икра осетровых - это изысканный деликатес, обладающий ещё и чудесными целительными свойствами. Мясо осетровых и икра усваивается человеческим организмом практически полностью – на девяносто восемь процентов. Особенно это ценно для больных людей с ослабленным организмом, которым необходимы силы для борьбы с недугом. Очень полезна икра для детей и пожилых людей. Икру осетровых называют ещё чёрным золотом.


У древних народов осетр был в большом почете. У богатых римлян рыбу эту подавали к столу, украшенную цветами. В Греции ее мясо считалось самым благородным кушаньем. В Китае его берегли для стола императора. В Англии и Франции право употреблять в пищу осетра принадлежало только государю и богатейшим вельможам. В России осетровый балык также высоко ценился у монархов. А вот чёрная икра нет. Российские самодержцы предпочитали ей другую икру – щучью, золотистую.
С древних времён за чёрную икру вели войну. Идёт это незримая война здесь и сейчас. Настоящая война со стрельбой, убитыми и ранеными. Но добыть ценную рыбину и её икру, даже с такими трудами, это только, Саша, полдела. Ещё её надо отправить в Европу, чтобы там реализовать. Вот тут–то и нужны такие ребята, как мы с тобой. Дело серьёзное. Все это понимают. У нас не Иран. Никто за это голову рубить не станет, но срок можно намотать тоже не маленький. Поэтому отработана простая и проверенная схема. Стараются подбирать для этой цели только русских ребят и желательно с Совтрансавто. На них никто, никогда и не подумает даже. Вот и уговаривают их взять эту бомбу – десяток ящиков икры и балыка, под предлогом помидор. Ну, что там для двадцати тонной фуры десять ящиков. Ну, триста килограмм, ну пол тонны…. И по месту почти ничего не занимает.
- Ты чего рот открыл, Сашка?
- Да ничего. Это я слюнки глотаю. Ты так живо рассказываешь, что мне показалось будто у меня во рту кусок балыка тает….
- А в руке кружка пива потеет! - Добавил я, с ехидством, за своего размечтавшегося стажёра – Ты мне это брось. Ты бы посмотрел на их лагеря здесь, слюнки сразу бы высохли напрочь, аж в горле бы запершило. Мест лишения свободы вообще не может быть хороших, а здесь настоящий ад! Так вот – десяток ящиков припрятать не проблема, Главное чтобы груз какой-то ещё был для прикрытия. Вот берёт какой-то русский парняга эти ящики с «помидорами» и едет себе домой ни о чем, не подозревая и особенно, то и не беспокоясь. Помидоры показывать он никому не собирается, ну а если даже и найдут их на «Золотом мосту», то за десять ящиков ещё никто, никогда, никого не сажал. Это он так себе думает. А сзади едут клиенты. На всех постах они ведут за его автопоездом наблюдение. Прошёл хорошо! Не прошёл. Ну, что же, значит не судьба… Бывают в бизнесе неудачи.
Убедившись, что машину поставили конкретно и уже одели водителю наручники, они просто разворачиваются и уезжают. Сидеть не хочется! А выкупать водителя и контрабанду не рентабельно. Вот и остаётся водитель один на один с ящиками полными балыка и чёрной икры и большой, серьёзной проблемой. Менты конечно понимают, что это не его, но…. дело то надо закрыть. Вот и идёт наш брат шофёр за «паровоза». Предположительно у них это выглядит так – с целью наживы, для спекулятивной перепродажи, гражданин скупил дефицитный продукт браконьерской деятельности, нанося невосполнимый ущерб природных богатства и экономике страны! И Ту-Ту, Саша, так лет на восемь – десять!
Сашка прикурил сразу две сигареты и угостив одной меня, поинтересовался – А как же они такой товар под тентом возят? Рефрижератор ведь надо для этой цели?!
Я глубоко затянулся. Кивнул ему в знак благодарности и ответил вопросом на вопрос
- А зачем? Балык хорошо просоленный, икра тоже. Ничего ей не будет. Икру паюсную готовят такими брикетами, что её потом надо ножом резать. Ложкой не зачерпнёшь. Ложка поломается! Потом уже на месте, после специальной обработки, балык и икорка получаются, как только что произведённые из свежеотловленных севрюг. Балык, например, в молоке цельном вымачивают… Вот у меня случай один раз был, хочешь, расскажу?
Саня поёрзал на штурманском сиденье, поудобней усаживаясь и всем своим видом выражая внимание, утвердительно кивнул. Я, в принципе, мог бы и не спрашивать его. Ему было всё интересно, как и мне в своё время. Мне и сейчас всё интересно, просто я уже много чего узнал и увидел на этой работе.
- Ну, слушай тогда.
- А я и слушаю.
- Приехал однажды в Волжск. Там громадный завод РТИ. Вроде как должен был грузиться, но что-то там ещё было не готово. В пятницу нас так и не загрузили. Впереди суббота и воскресенье. Чего торчать на раскалённой асфальтовой площадке перед заводоуправлением? Дело было в сентябре, но сентябрь выдался жаркий, как в Италии. Вот и поехал я с московскими ребятами к Волге на стоянку.


У водички, поросшей камышом, оно как-то приятней. Когда чувствуешь себя комфортно, время течёт плавно, принося удовольствие и пользу, оставляя в памяти хороший след. Время, проведённое у водной глади, с удочкой или без неё, в отличие от нервно–томительного ожидания погрузки, выгрузки, очередей на таможнях и границах, исцеляет душу и нервы, а не разрушает, не точит их, как ржавчина.


Вместе со мной «зависли» на выходные московские автобусники. Москвичи приехали на трёх ЛАЗах Турист – «Наташках», получать на всё столичное управление пассажирского транспорта камеры и флиппера. Для них эта поездка была, как отпуск, как экскурсия, которыми премировали лучших из лучших за отличную работу. – Я выкинул окурок в форточку и, глядя на Сашку добавил – Как для тебя сейчас…. Они жён с собой взяли, детей. Да это и понятно – годами ездят по столице. Один и тот же маршрут. Каждый столб знают, каждому имя дали. Едут и здороваются с ними, столбами – Здравствуй, Петя! Здравствуй, Вася! Здравствуй, Ваня!
Местные ребята подсказали нам, что есть недалеко хорошая стоянка, прямо возле Гидро Электро Станции имени XXII съезда КПСС, рядышком с плотиной.
ГЭС это конечно хорошо - мощный источник электроэнергии для народа и промышленности. Но… появившиеся на реках плотины нарушили процессы естественной миграции рыб. Например, идущие на нерест в Волгу осетровые рыбы из морей поднимаются в верховья, а их подросшие мальки скатываются вниз по течению обратно в море. Для сохранения поголовья ценных рыб на плотинах и дамбах делались специальные рыбопропускные сооружения – рыбоподъёмники и каналы. Вот один такой находился рядом с нашей стоянкой, но мы об это ещё ни сном, ни духом не знали.
На стоянке, кроме нас, никого не было. Машины свои мы поставили в кружок, как когда-то это делали со своими фургонами американские переселенцы. Женщины начали готовить ужин, а мужчины пока спустились к водичке, бутылки с водочкой в песочек зарыть на мелководье, ну и искупнуться, конечно.
Вода была тёплая, как молоко. Чуть дальше, на глубине и течении, тело уже бодрила упругая прохлада. Среди камышей об ноги бился малек, который здесь в заводи подкармливался и подрастал. Сентябрь вообще благодатный месяц – фрукты, овощи. Надо кушать, наполнять организм витаминами, аж до следующей весны.
Ужин удался на славу. Вечер был тихий и уютный какой-то. На чёрном небе таинственно мерцали звёзды, лунный свет ровно и спокойно струился вниз, разливаясь жидким, дрожащим серебром по поверхности воды и верхушкам камыша. Где-то далеко ухал филин или сова и ещё тишину этого вечера иногда нарушали мощные всплески хвоста какой-то большой и сильной рыбы. Хор квакающих лягушек венчал всю эту красоту, звонко и жизнеутверждающе, поднимаясь над всеми к самому серебристому месяцу. Первым не выдержал Фёдор – старший московской «делегации». 
- Эх вот бы сейчас удочки…
Другой автобусник Василий, накалывая на вилку малосольный огурчик, видимо готовясь со мной чокнуться налитой рюмкой и выпить, мечтательно протянул
- Не….. лучше закидушки с колокольчиками. Как ты сейчас поплавок-то увидишь?
Я выпил водочки, занюхал чёрным хлебушком и заступился за Фёдора
- Ты, Вася, не прав. Есть такие поплавки, которые светятся в темноте. Я в Голландии покупал себе.
- Ну, ты даёшь! В Голландию ехать за поплавками? – Удивились москвичи.
- Да вы меня не так поняли. В Голландию я привёз груз. Конечно, хочется в зоомагазин зайти посмотреть. Там у них всё: рыбки, птички, хомячки …. Кого там только нет. Ну и снасти рыболовецкие конечно продаются разные. Глаза просто разбегаются. Заходишь туда, прямо, как в царство какое-то, заповедник. Блукаю там всё разглядывая и любуясь, часами. Потом, когда ухожу, чтобы не обидеть владельца магазина, что-то покупаю. Так сказать - плата за осмотр экспозиции и полученные при этом положительные эмоции. Беру, обычно, моточек лески, пакетик кованых крючков, какую-нибудь оригинальную блесну или воблёр, кормушку и конечно поплавки. Поплавки самые разные. И светящиеся тоже. Они бывают с маячком – фонариком на верхушке сторожка, а бывает все светятся и снизу и сверху. Рыбу привлекают. Голландцы большие мастера и выдумщики насчёт рыбалки.
Потом мы выпили ещё водочки. Кушать было много и вкусно, а водки мало. Жёны московских автобусников сами наливали нам, дрожащей рукой. Да оно и к лучшему. Аппетит был хороший и настроение тоже. На закуску я рассказал москвичам пару свежих анекдотов. Вдоволь насмеявшись, они вдруг стали серьёзными и заявили – А у нас есть наш представитель, который знает анекдотов не меньше чем ты! Фёдор икнул и сказал нет – Не меньше, он больше знает… в два раза.
Я как раз выпил свои заключительные сто грамм. Услышав такое, я даже закусить забыл. Вместо этого я только отрицательно помахал малосольным огурцом перед носом Фёдора, сделавшего, на мой взгляд, столь несуразное и обидное, для меня, заявление. Потом со злостью откусил кусок огурца и громко чавкая, стал его пережёвывать, используя эту паузу для принятия решения. Когда решение созрело, я проглотил закуску, набрал полную грудь чистого, как родниковая вода, густого влажного волжского воздуха и
– Ну, это мы ещё посмотрим, уважаемый! Почтенная публика, прошу вашего внимания!!! Сейчас здесь произойдёт «смертельная схватка – не на жизнь, а на смерть, между романтиком дальних дорог, представителем команды Совтрансавто - одесситом Николаем, он же в миру Комбат и любителем жирных, горячих щей и домашнего уюта, представителем команды московских автобусников, мучеников на благородном поприще перевозки пассажиров…. – Я вопросительно поводил рукой по притихшим москвичам, стоящим в рядочек напротив меня. - Ну, кто здесь у вас такой талантливый?
Ольга взяла его за руку и подвела ко мне. Это был Серёга.
- Ага! И любителем жирных, горячих щей, и домашнего уюта, представителем команды московских автобусников, мучеников на благородном поприще перевозки пассажиров Сергеем. Серёга, к барьеру. Побеждённого утопим в Волге!
Ольга и Фёдор воспротивились – Нет, топить не будем… Лишнее. Кто домой будет гнать тогда один автобус? Мы просто ему больше наливать не будем! – Я удовлетворённо потёр руки – Ага! Значит, вы тоже знаете, что победителем буду я?!
- Не спеши «Серый волк международных трасс»! Это мы ещё посмотрим, кто кого.
- Тогда, если я проиграю, я сам утоплюсь! - Пообещал я москвичам. – А сам подумал – «В пиве и водке… С горя!».
Как оказалось, жена Фёдора, тоже работала в пассажирском транспорте, диспетчером ЦДС*. Её все знали, и она тоже привыкла командовать водителями, причём получалось у неё это даже лучше, чем у Фёдора. Ольга подняла руку вверх, потом, резко опустив ее, вниз звонко шлёпнула своей ладошкой по пятерне Фёдора, которую он пытался протянуть к бутылке «столичной» и скомандовала – Вперёд!
Московский «мастер художественного слова» был крепкий орешек. Он обладал оригинальной манерой исполнения, которая обычно присущая только профессиональным юмористам – авторам реприз. Сергей рассказывал свои анекдоты монотонным голосом с серьёзным, непроницаемым выражением лица, совсем не улыбаясь, даже чуть-чуть, уголками губ или морщинками глаз. В это время все хохотали, валяясь, на прибрежном песочке, покатом.
Я смотрел на него и думал – «Хорош стервец!» , а сам кричал в «антрактах»
– Так не честно! Это удар ниже пояса! Дисквалифицировать этого автобусника к чертям собачим!!! Ему надо некрологи только читать с такой-то рожей и остановки на маршруте объявлять - «Граждане пассажиры, вы не забыли прокомпостировать свой талончик?! Штраф за проезд без билета десять рублей!».
К трём часам ночи Сергей стал задумываться, видимо ища в памяти подходящий анекдот. С каждым разом он думал всё дольше и дольше. А мне на душе становилось всё радостней и радостней – ещё немного и я этого серьёзного парня разложу на лопатки. Никуда он от меня не денется! Он уже почти мой…. Вот тогда он у меня и засмеётся!
Нельзя сказать, что публика принимала меня холодно. Все мои «номера» шли на «УРА». Даже мои возмущения и нападки на оппонента, вызывали взрывы доброго смеха и улыбки. После одного моего анекдота Фёдор, хохоча, долго ходил, держась за живот, по мелководью, среди камышей, специально шлёпая по воде ногами так, что брызги долетали аж до нас. Потом, чтобы прекратить приступ смеха, он зашёл поглубже и погрузился в воду с головой прямо в рубашке. Видимо и под водой он продолжал смеяться, потому, что на том месте, где он нырнул, появлялись большие пузыри воздуха.
Его жена – Ольга, красивая статная женщина, крепкой комплекции, с чёрной косой с седыми прядями волос, показав на последний пузырь рукой, констатировала – «Всё! Смеяться перестал, наконец». Ей тоже видно здорово понравился мой анекдот, только она свои эмоции лучше сдерживала, чем её супруг. Она поднесла мне на блюдечке налитую до краёв рюмку с бутербродом. И предложила – На, Николка! Выпей! Промочи горло. Небось, пересохло?! Шутка ли, столько ….. - она замолчала подбирая подходящий глагол.
- Трепаться! – Помог я ей, взял с блюдечка стопку и залпом опрокинул её содержимое в своё действительно пересохшее горло. В знак благодарности я прижался щекой к мягкому плечу тёти Оли, зажмурив глаза и пережёвывая бутерброд. Она шутливо оттолкнула меня, а я ей серьёзно пообещал, что если она ещё мне рюмочку нальёт, я её буду всю оставшуюся жизнь мамой родной называть.
Вдруг, напротив нас, камыши зашевелились, раздвинулись и оттуда вышел мужик в кепке пиджаке и брюках. На нём были высокие болотные сапоги, которые я не сразу заметил в темноте, поэтому его появление, в таком виде, было странным вдвойне. Справившись с удивлением, глядя на приближающегося мужчину, я предположил – «О! Ещё народ подтягивается, наверное, тоже хочет анекдоты послушать?!».
Мужик был какой-то угрюмый и небритый.
- Закурить не будет? – Вместо приветствия поинтересовался он. Я дал ему сигарету и спички. Он прикурил, не отрывая от нас свой колючий, изучающий взгляд. Я аж поёжился.
- Шофера что ли? С завода? – Поинтересовался он.
- Да, мы шофера с завода. А ты чей-то будешь? Чего среди ночи по камышам лазишь? – Спросила в ответ у него Ольга.
Мужик, не отвечая ей, вроде и не слышал её вопрос, опять обратился ко мне – Рыбу возьмёте?
______________________________________________________
*Каширка – Каширское шоссе
*Морфей – Бог сновидений. Сын Гипноса – Бога сна.
*Има́м (араб.‎‎ — предводитель) — в исламе духовное лицо, которое заведует мечетью, совершает священнодействия и молитвословия. Слово «имам» также может означать «пример для подражания».
*Лаваш - белый хлеб в виде тонкой лепёшки из пшеничной муки (пресный и обычный), распространённый преимущественно у народов Кавказа и в других регионах Ближнего Востока.
*Курку́ма - (лат. Curcuma) род однодольных травянистых растений из семейства Имбирные.
Корневища и стебли многих видов этого рода содержат эфирные масла и жёлтые красители (куркумин) и культивируются в качестве пряностей и лекарственных растений.
*Мюриды - (муриды) (араб.), последователи суфизма в исламе, беспрекословно подчинявшиеся духовному руководителю (шейху, имаму и др.). Мюриды приняли активное участие в движении горцев Северного Кавказа во время Кавказской войны 1817-1864гг, Последователи мюридизма, мусульманского толка, коего цель уничтоженье христиан, явились уже не созерцатели и богомольцы, а истинные фанатики Чечни и Дагестана. Сохраняя название мюридизма, они стали проповедовать, что для чистоты и утверждения религии нужен газават (Священная война), что только одна кровь неверных угодна Богу (Аллаху), и можно быть величайшим грешником, но достаточно участвовать в газавате, чтобы попасть в чудные сады рая, в обители Аллаха. Мюриды должны были обвивать голову чалмою и носить серебряное кольцо на мизинце правой руки. По этому кольцу их узнавали.
*Гурда - Кавказские клинки, встречающиеся теперь довольно редко и высоко ценимые во всём мире. Клинок превосходной стали, широкий, мало искривленный, с широкою, но не глубокою долою посередине, за которою, к стороне обуха, еще две более узкие, но и более глубокие. Клеймо состоит из двух обращенных рогами в противоположные стороны полумесяцев. На узких долах обыкновенно имеются небольшие прямоугольной формы углубления (иногда называемые "точками"), означающие, если верить рассказам, или число врагов, убитых владельцем клинка, или число схваток, в которых он участвовал.
*Духан - Небольшой трактир, харчевня, в котором часто ещё размещалась и мелочная лавка (на Ближнем Востоке и Кавказе)
*Святой Антоний считается покровителем Лиссабона и Падуи. В его честь назван город Сан-Антонио в США. Также он считается покровителем бедных и путешествующих. К святому Антонию обращаются, как к помощнику в обретении утраченных ценностей. С конца XIX века распространился обычай называть пожертвования на бедных, собранные в церкви — «хлеб святого Антония».
*Пере́дняя А́зия - (За́падная А́зия, Юго-Западная Азия) — географический регион в Азии, включающий в себя, с географической точки зрения, Закавказье, Копетдаг, Малоазиатское, Армянское и Иранское нагорья, Месопотамию, Аравийский полуостров и Левант, а с политической точки зрения три региона — Ближний Восток (без Африканской части), Средний Восток и Южный Кавказ.
*Марена краси́льная (лат. Rubia tinctórum) — многолетнее травянистое растение семейства Мареновые (Rubiaceae) с деревянистым горизонтальным корневищем и разветвленными лазящими побегами высотой до 1,5-2 метров. История выращивания марены в первую очередь связана с её применением в качестве красящего вещества ярко-красного цвета. Для получения красителей используются корни двухлетних растений. В зависимости от протравки получаются красители разного цвета — красного, розового, пурпурного, оранжевого и коричневого.
*Фе́тва — в исламе решение по какому-либо вопросу, выносимое выдающимися мусульманскими учёными-законоведами, имеющими общепризнанный авторитет в мусульманском мире — муджтахидами, основываемое на принципах ислама и на прецедентах мусульманской юридической практики.
*КДП – Контрольно Диспетчерский Пункт.

4 комментария:

  1. Леса, поля и города проплывают мимо,
    Знакомые как дембельский альбом.
    Нас несет по шоссе старая кабина, кабина тоже маленький наш дом.
    Земляк, не очень торопись,
    Баранку доворачивай, повороты не всегда круты.
    Даже в плавный поворот резко не сворачивай, колеса не прощают суеты.

    Пусть хоть ночь, хоть полночь –
    Дальняя дорога,
    Расставаться всегда нам немного жаль…
    Ты по помашешь рукой, молча у порога..
    Но меня поять влечет неведомая даль….

    За зимою весна, а за летом осень – опадают яблони в садах…
    Улетает в окно дым от папиросы,
    А вслед за ним летят мои года……

    Пусть хоть ночь, хоть полночь –
    Дальняя дорога..
    Расставаться всегда нам немного жаль…
    Ты помашешь рукой молча у порога…
    Но меня опять влечет неведомая даль……

    Это слова песни А.Сафонова "Неведомая даль". О Трассе, и о жизни....
    С уважением, Володя, Запорожье

    ОтветитьУдалить
  2. Спасибо Николай Федорович за рассказ. Осетрину не пробовал, но стерлядь удалось раз поесть,в 95м в Уфе, когда там был на студенческой практике. Что сказать - вкуснее рыбы я не ел ни до, ни после.
    С ув. Роман г.Пенза

    ОтветитьУдалить
  3. Про осетринку аж слюни потекли. С 1997 перевелась у нас и рыба и икра.
    А город где на РТИ грузились правильно называется - Волжский.
    с ув. Василий, г.Волгоград

    ОтветитьУдалить
  4. Вася, спасибо за поправку, но здесь это не принципиально. Я вообще мог написать - город N. Это ведь не географический атлас, а повесть, у которой стоят совсем другие цели. Будем живы, я допишу эту повесть, а ты дочитаешь... и всё тебе станет ясно.
    С Ув.
    Комбат

    ОтветитьУдалить

Вы хотите оставить комментарий, но не знаете как? Очень просто!
- Нажмите на стрелочку в окошке Подпись комментария
- Выберите Имя/URL (никто не любит анонимов!)
- Наберите своё имя, строчку URL можете оставить пустой
- Нажмите Продолжить
- В окошке комментария напишите то, что хотели и нажмите "Отправить комментарий"!
Спасибо!

LinkWithin

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...