среда, 16 ноября 2011 г.

Крепкая обойма. Часть третья и последняя

На обратном пути через дорогу, с поля в защитную лесополосу, прямо перед буфером МАЗа, пролетела испуганная сова. Вздрогнув от неожиданности, я инстинктивно нажал на тормоз и хорошо, что стал. Впереди моего автомобиля, на дороге, сидел ёжик, которого так бы я не заметил. Улыбнувшись, объехал его.
- Ты что, колючий, так неосторожно дорогу переходишь?! Может быть, эта сова как раз за тобой и охотилась. Обидно было бы – от совы тебя спас, а потом взял и сам переехал.
Подъезжая к стоянке, я догнал женщину, которая тоже шла по направлению Серёгиной машины. Он уже помыл руки и сидел возле своего прицепа, выжидающе глядя на меня. Я сразу заехал под свой прицеп. Щёлкнул замок сцепного устройства. Завтра по светлому уже буду всё подключать и поднимать лапы, а так всё же спокойнее. Заглянул под низ. Шток замка зашёл полностью. Стопорный язычок опустился, закрыв его. Всё, порядок! Теперь уже  хорошо  груженый прицеп никуда не денется.
Подойдя к Серёге, я молча положил перед ним свёрток.
- Что, ничего не нашёл? Спросил он меня.
- Почему не нашёл? Всё нашёл и всё сделал. Давай, наверное, сначала вместе поужинаем. Я с тобой здесь переночую, а поутру поеду дальше. Ты теперь уже без меня справишься. Подшипник запасной и смазка есть?
- Подшипник есть, а смазка только в шприце… 
- В шприце тебе не хватит, завтра возьмёшь у меня ещё. Я с собой полную  алюминиевую  коробку смазки вожу, на всякий случай. Коробка, как память, от «Шмеля» осталась. Пошли ужин готовить.
Серёга замялся.
- Да я в, принципе, и не хочу, есть… Я недавно, кушал…
Я пристально посмотрел на него.
- Когда недавно? Вчера??!
Он ничего не ответил.                                                                                       
Тем временем к нам подошла женщина, которая мне только что встретилась по дороге. Это оказалась моя знакомая с птичника, которая подсказала, как найти МТС. В руках у неё был большой кулёк из коричневой пергаментной бумаги, полный куриных яиц.
- Вот я вам принесла яичек свеженьких покушать. Поди,  голодные… Вторые сутки стоите уже. У меня муж тоже шофёром был… погиб в аварии.
- Спасибо! - Больше я не знал, что можно сказать этой русской женщине.  Просто пододвинул ей свой стульчик.
- Посидите с нами. Мы сейчас яичницу пожарим раз Бог нам послал Вас и этот кулёк  высококалорийного продукта.  
Я достал из ящика под прицепом три маленьких бутылочки немецкого пива по триста тридцать грамм и открыв их раздал каждому.
- Шнапса нет, извиняйте. 
Женщина, её звали Клавдия,  пыталась отказаться, но я вложил бутылочку ей прямо в руку. 
- Пейте, фрау Клавдия, на здоровье! Пиво хорошее, вкусное. Немцы большие мастера в этом деле.
Яичницу я приготовил мигом. У меня всё было приспособлено, только свой «пищеблок» открыл и быстро нарезал сало и цибулю. Через десять минут мы с Серёгой уже ели дымящуюся яичницу вместе, с одной сковородки. Клавдия есть с нами, наотрез оказалась. Она молча  сидела и, подперев щеку рукой, смотрела как мы с аппетитом уплетаем яичницу.
Съев пару ложек, я не выдержал 
- Нет, Клавдия! Так не пойдёт! Я так не могу! Не лезет мне кусок в горло,  когда рядом человек сидит и только смотрит. Не привык.
- Да Вы кушайте, кушайте спокойно. Мне всегда нравится смотреть, как мужчины едят с аппетитом. Я всегда любила смотреть, как мой муж ел. Придёт после работы, я ему на руки тёплой водички солью, а от него соляркой пахнет. Я уже так к нему, к этому запаху солярки и масла привыкла, что и не замечала совсем, вернее замечала, но он мне нравиться стал, как запах родного человека.
Глаза у Клавдии затуманились, потом махнув рукой, словно отгоняя от себя воспоминания, она сказала
-  Не обращайте на меня внимание.  Кушайте на здоровье.
Закипел чайник. Я сделал ей кружку чая и положил перед ней пачку «шахматного» печенья. Клавдия взяла в ладошки кружку, а я смотрел на её руки. Уставшие от постоянной тяжёлой работы руки сельской женщины, без маникюра с морщинистой кожей. Когда я вижу такие руки, я вспоминаю свою маму, бабушку. Когда я вижу такие руки, тёплая волна нежности и уважения  наполняет моё сердце. Мне кажется, что женщины с такими руками не могут быть плохими, как никогда не может быть плохой твоя мать и твоя бабушка - самые лучшие и святые люди на свете.
Потом и мы пили чай с шахматным печеньем и разговаривали. Потом я с Серёгой закурил. Клавдия попрощалась с нами и ушла к себе домой. А я глядя ей в след сказал Серёге 
- Много в этой жизни, Серёга, несправедливости! Вот затачивал я тебе зубила в колхозном МТС, тоже там с одним интересным человеком познакомился.  Сторож – фронтовик,  сильно интересовался,  как дела в  Германии обстоят.
- Ну, что ты ему рассказал?
- Вот то, что видел, то и рассказал ему. Только не сказал одного – не может в Германии произойти вот такая история, как здесь в России, под Пензой, произошла  с тобой Серёга, со мной, с Клавдией, со сторожем  МТС  Митрофаном Петровичем и твоей ступицей.
Стало прохладно. Я поёжился, потом встал, пошёл, принёс  из своей машины кужух  и накинул его себе на плечи. Ну, теперь до утра можно сидеть. На тёмном небе высыпали яркие звёзды. Над открытой крышкой ящика горела переноска. Из наших кружек с горячим чаем поднимался пар и смешиваясь с табачным дымом причудливыми язычками медленно струился  вверх. Я, выпуская дым сигареты с интересом наблюдал, как он клубится в жёлтых лучах маленькой автомобильной лампочки и потом исчезает, дойдя до границы света и темноты.
- А чего в Германии такого быть не может? Спросил меня Сергей.
- А чего в Германии такого быть не может? – Переспросил я его - Ладно, Серёжа, раз ты сам напросился, то слушай, только ты не обижайся, я тебе морали не читаю, просто анализирую ситуацию.
Во-первых, подшипник ступицы никогда ни с того, ни с сего из строя не выходит. Или регулировка не правильная, он может быть или пережат или не дожат, или смазки недостаточно, или подшипнику уже время пришло уйти на покой. Так вот немцы регулируют всё правильно, на смазке не экономят, а делая регламентное техническое обслуживание, обязательно все подшипники тщательно моют и потом дефектуют. Если хоть на одном шарике или ролике,  или иголочке будет раковинка, да какая там раковинка, просто тёмное пятнышко будет,  немец уже ни в жизни его не поставит опять.
Я тебе больше скажу, есть такие узлы и агрегаты, которые по окончанию срока службы у них уже не ремонтируются, только  «вексельн» - замена. Они, Серёга, даже на новых прицепах, которые мы у них покупаем, пишут - «не забудьте,  пожалуйста, через столько-то тысяч километров пробега поджать гайки». У них не надо стоять у слесарей над душой или сидеть вместе с ними в яме, контролируя всё, что они делают. У них за это на некоторых сервисах даже таких  недоверчивых и любопытных клиентов штрафуют. Да и слесарей у них нет на сервисах, одни механики. Это, Серёга, первое! 
А второе, почему  такая ситуация не возможна была бы в Германии это то, что даже если-бы это случилось, ну например сальник ступицы со скрытым дефектом попался и смазка ушла,  ни один немецкий водитель так, как ты, не рубил бы на дороге двое суток обойму подшипника. Он бы просто вызвал «авто хэльфе»* они бы приехали на бусике с бензорезом и за полчаса или нагрели бы обойму и сбили, или бы аккуратно её разрезали чтобы не повредить «чулок» оси. Потом бы всё собрали, и поехал бы их дойче фарер* дальше себе, как фраер,  даже не испачкав руки. Да и никто в Германии не отцеплял бы свой прицеп и не ездил в поисках МТС, чтобы заточить двенадцать зубил. И никто бы нам в Германии яичек не принёс куриных свеженьких, и никто бы нас с тобой там не пожалел.

 
Сергей меня внимательно слушал. Я вытянул из пачки ещё сигарету, закурил, поправил на плечах сползший кужух  и продолжил 
- Хотя один раз был у меня случай интересный, когда немец меня тоже выручил: Ехали мы уже домой, а груз брали в Германии на швейцарской границе. Оттуда до Базеля уже было рукой подать. Пятница, ночь, льёт холодный проливной дождь. Нам надо «кровь из носа»  выйти, до наступления выходных, из ФРГ в ГДР. Топлива в обрез. По Западной Германии литр в литр заправляемся. Упаси Боже, чтобы перерасход был! Во-первых, высчитают в пятикратном размере, во-вторых запишут в досье серьёзное нарушение финансовой дисциплины. В общем, едем на честном слове.
События разворачиваются по закону подлости – сначала вышел из строя стеклоочиститель. Ты, наверное, знаешь там шестерня, стоит текстолитовая? Так вот у этой шестерни постоянно работают не все зубья, а только сектор где-то в шестьдесят  градусов. Вот в этом секторе они зализываются и всё – дворники остановились. Не знаю чем думали конструктора, когда эту шестерню из текстолита делали. Не знаю чем они думали, когда сделали, так что эту шестерню даже развернуть нельзя другой стороной, когда она выходит из строя. Короче включаешь стеклоочистители,  дворники идут влево и замирают. Вернёшь их рукой в прежнее положение, они опять дёрнуться в одну сторону и останавливаются. Что делать? Надо ехать. Стали, привязали к держателям щёток верёвку и едем дальше. В одну сторону дворники двигает электромотор, в другую их возвращает верёвка, за которую тянет мой напарник.
Напарник у меня не плохой, но выдержка изменила ему, сидит и ноет – « Ой сейчас станем. Ой сейчас станем». Я не выдержал – «Да закрой ты уже рот. Станем, станем… Станем, так станем. Что вешаться теперь?». А у меня перед глазами ещё топливный датчик с дёргающейся стрелкой. Стрелка дёргается, и я уже вместе с ней начал дёргаться. «Дай лучше мне кусочек изоленты» – говорю ему. «А зачем тебе?» - Да ты давай.
Дал он мне кусочек изоляции, я им заклеил датчик топлива, чтобы вообще стрелку не видеть. Так лучше. До границы ГДР осталось ерунда делов. Определил я, что подъезжаем к границе ГДР не по каким-то указателям с названиями городов, а по транспарантам с надписью – « USA armi fort» их там, вдоль границы, понатыкано густо. Рядом с ними дополнительные таблички установлены, запрещающие останавливаться и фотографировать. И вот,  как раз перед таким транспарантом наш МАЗ остановился.
Да... видимо чудес на свете не бывает. А если они и есть на белом свете, то почему-то случаются всегда с кем-то другим, а не со мной. Скатившись на резервную полосу, я включил аварийку, надел кепку, куртку и вышел из кабины. Ветер наклонял струи дождя мне навстречу. Они хлестали по щекам и, стекая по фуражке, норовили попасть за ворот куртки. Я достал шланг, пустую канистру, и присев на неё закурил, подняв воротник.
Да... такого у меня ещё не было. Это надо же было прямо напротив логова мирового империализма стать. Это что же они подумают, если в обычном  провинциальном городке все обыватели на улице, где стояла наша машина с надписью «Москва Совтрансавто» в своих квартирах шёпотом разговаривали, а тут перед самыми воротами американской военной базы вдруг русские расположились? 
Прошло, наверное, с полчаса, за это время мимо нас проезжали только легковые машины. Я уже почти физически ощущал, что за нами  наблюдают, но пока к нам никто не подходил и не подъезжал. Вдруг вдали показался свет фар приближающегося автомобиля, над кабиной которого горели «петухи». Ну, слава Богу, наконец, грузовик идёт. Буду пробовать! Я пошёл ему на встречу с поднятой рукой. Водитель грузовика увидев наши моргающие аварийки, ещё до того как меня увидел, сам снизил скорость и стал сзади нас. Это был седельный тягач Мерседес. За рулём сидел благообразный немец, больше похожий на бюргера, чем на дальнобойщика.
- Что случилось, коллега? – Спросил он у меня.
- Проблема!  Нужно двадцать литров дизельного топлива.  Я тебе заплачу. Продай.
Немец сначала недоумённо смотрел на меня, потом мудро заметил 
- У меня не автозаправочная станция!
- Да я и без тебя догадался, что ты не автозаправочная станция! Ты понимаешь, что у меня проблема? Я уже стал!
- У тебя есть канистра? – Спросил немец
- Канистра есть! - С надеждой в голосе ответил я.  Но «бюргер» продолжал умничать.
- О, тогда проблемы нет! Бери канистру, садись ко мне, едем до ближайшей заправки, там ты наберёшь канистру дизельного топлива, потом сядешь в другую попутную машину и приедешь сюда. Потом выльешь топливо в бак своего LKV, потом на нём приедешь на заправку и «фоль танкен»*
Да! Тяжёлый случай, подумал я. Здесь ближайшая заправка уже на территории демократической Германии, тридцать километров  от границы. Используя последний аргумент,  показал ему на транспарант с надписью «USA army fort» и сказал 
- Это конечно ты всё правильно придумал, но видишь? Нам здесь просто долго стоять нельзя. Американцы могут не понять.
Тогда немец спросил – А ты кто?
- Кто, кто? Русский я! – Он сразу стал серьёзным,  сопя, вылез из машины, открыл ключом бак и сделал рукой широкий жест – Битэ!
Бак у него был полный. Я быстро засунув в горловину один конец шланга, а другой конец крепко прижал к своим губам и потянул в себя солярку. Когда топливо пошло засунул его в канистру, но немного замешкался и струя солярки плеснула в лицо. Солярка текла по усам и бороде. Я вытер её тыльной стороной ладони. Немец сначала обалдел от этой картины. Потом повернулся и полез в кабину. Я не обращал на него внимание. Вернувшись он похлопал меня по плечу – Бите! Когда я повернулся он протянул мне салфетку и мятную конфетку. Я улыбнулся и сказал на русском 
- Это что на закуску?! – Он видимо меня не понял, но энергично, утвердительно  закивал головой. – Ну, тогда спасибо. 
Вытерев лицо салфеткой, я развернул конфету положил её в рот. Когда канистра наполнилась я достал из портмоне купюру в двадцать Дойч марок и ГДРовский талон на пятьдесят литров. Он замахал руками, мол, не надо. Тогда я засунул их ему в карман куртки – Спасибо, коллега! Он тогда также засунул мне обратно в карман талон на топливо, а двадцать марок оставил. Помахал рукой на прощание и пошёл в свою кабину.
Ну да ладно, давай вернёмся к «своим баранам». Так вот, а у нас подшипники могут и пережать и не дожать и с раковинами и старой грязной смазкой поставить обратно. Поэтому ты должен сам делать или сам всё проверять. Не получилось проверить регулировку, в дороге надо быть предельно внимательным. Остановился, все ступицы рукой проверь не греются ли… Все крышки осмотри, не влажные ли они - не выпирает ли из под них смазку. Прежде чем накрыться, подшипник обязательно греться начинает, как у больного человека у него температура поднимается. А ты, Серый, проморгал это дело… Вот теперь свои грехи и искупаешь….как Сизиф. Всегда когда останавливаешься, обойди  вокруг своей машины, осмотри её, постучи по колёсам, пощупай рукой ступицы и тормозные барабаны если какие-то возникают сомнения или подозрения, под низ её загляни. 
У дальнобойщика как у змеи должен быть развитый термолокатор. Змеи при помощи его улавливают  направление теплового излучения и детектируют разницу температур в тысячные доли градуса Цельсия, настигая свою добычу в полной темноте.  Ну а дальнобойщик должен хоть предупредить неисправность, пока дым коромыслом не повалил от тормозных накладок  или пока вот так как у тебя подшипник вкрутую не сварился…. Но это, Серёга, ещё не самый плохой финал. Бывает от этого и  машины горят как свечки. А бывает, что ступицу так перемалывает, что слазит с резьбы крепёжная гайка и два колеса вместе с тормозным барабаном сходят с оси и катятся по дороге… пол тонны!  Вот у тебя подшипник накрылся на левой стороне прицепа, представляешь, если бы у тебя колёса потерялись и пошли на встречную полосу движения? Упаси Господи. А на правую, что лучше? Там тоже могут, как раз в этот момент, люди находится или на обочине, или на тротуаре. Так что будем считать, Сергей, что тебе ещё повезло.
Я наклонился,  чтобы плеснуть Серёге из чайника  ещё немного горяченького. Чайник стоял на другой стороне «стола»  я потянулся за ним и потеряв  равновесие сделал шаг вперёд, зацепив  ногой свёрток с инструментом, он с глухим стуком упал на бок и зубила рассыпавшись веером, лежали поблёскивая своими только что заточенными гранями. Серёга посмотрел на них и сказал, покачивая головой 
- Да, крепкая обойма попалась!
Я отхлебнул ещё чайку и утвердительно кивнул головой – Согласен! Потом пересчитал ещё раз зубила – раз, два, три…. Двенадцать, как пророков. 
- А знаешь, Серёга, что значит слово пророк? Слово пророк значит, Серёга, посланный. Вот и тебе Бог послал двенадцать человек. Обойма действительно крепкая только не та,  что на оси осталась, а вот эта! – Я показал на инструмент. Двенадцать человек, Серёга, остановились. Двенадцать человек хотели тебе помочь. Двенадцать человек помогли тебе, отдав из своих инструментальных наборов эти железки, которые в любой момент могут понадобиться шофёру в пути. Они, эти  ребята конечно не апостолы и не святые,  но заповедь Христа – «Возлюби ближнего твоего, как самого себя»  усвоили  крепко.  А кто нам здесь, на трассе, может быть ближе чем ты? Ты знаешь, почему я остановился? Взгляд твой тоскливый перехватил.
- Да ты, я смотрю, прямо философ?
- Да, Серёга, философ, водитель и слесарь инструментальщик по совместительству! Я хлопнул его по плечу.
- Ладно,  пошли спать. Тебе завтра дальше рубить, а мне  завтра дальше ехать. Надо отдохнуть, сил набраться. Вон видишь, звезда упала? 
- Ну,  вижу.
- А желание загадал?
- Нет, не успел.
- А я успел и загадал - чтобы мы с тобой никогда не ломались!
- Ты,  наверное, хотел сказать – чтобы наши машины никогда не ломались?
- Нет, я сказал именно то, что и хотел сказать – чтобы мы с тобой, Серёга, никогда не ломались! Чтобы машины не ломались, такого не бывает.
- Слушай, Николай, я ещё хотел тебя спросить вот о чём – ты там ездил, зубила затачивал, может кому-то, чего-то платил. Что я тебе должен?
- Мне ты, Сергей, ничего не должен. Должен ты будешь, только какому-то другому парню, который будет нуждаться в твоей помощи.
___________________________________________________________
- Авто хэльфе – авто помощь.
- Дойче фарер – немецкий водитель.
- Фоль танкен - полная заправка.
- «Петухи» - фонари оранжевого цвета, расположенные на крыше кабины грузовика и показывающие, что это автопоезд. При движении без прицепа/полуприцепа они должны выключаться.


5 комментариев:

  1. Здравствуйте Николай Федорович. Как всегда с огромным интересом прочел рассказ и все пытаюсь понять - где же все это происходило, ну то что под Пензой да, понятно, а вот где именно? Гадаю как Шерлок Холмс. Спасибо за то, что взялись за продолжение.

    ОтветитьУдалить
  2. Здравствуйте Роман! К сожалению я даже не поинтересовался ни у Клавдии, ни у Митрофона Петровича, как называется этот населённый пункт... Одно могу точно сказать - это было где-то между Беднодемьяновском и Пензой (как ехать к Пензе по правой стороне) и... что это было!
    С Ув.
    Комбат.

    ОтветитьУдалить
  3. Ув. Комбат!
    Прочитал опубликованный рассказ "Крепкая обойма" на одном дыхании. Как всегда всё очень хорошо объясняется и описывается все события. Читаю рассказ и понимаю что раньше люди были намного сплоченные и в случае чего обязательно помогали, к сожалению сейчас это редкость. Надеюсь эта тенденция вскоре измениться в лучшую сторону и мы начнем уважать друг друга на дорогах и не только. Ведь о каком уважении на дороге может идти речь когда мы себя не уважаем. И надеюсь Ваша книга поможет понять это многим людям.


    Спасибо Вам!
    Удачи на дорогах. И жизненных и всех остальных!

    С Ув. Колобков А.В.

    ОтветитьУдалить
  4. Спасибо Анатолий! Я рад, что в Вашей душе и голове такие же мысли как и у меня, такие же мысли я хотел пробудить, своей книгой, и у всех других читателей. Спасибо!
    С Ув.
    Комбат.

    ОтветитьУдалить
  5. Алексей Голиков30 января 2013 г., 21:05

    Комбат нам пишет строки про то, как колесил.
    Как однажды на стоянке он собрату подсобил.
    От отчаянья тот парень тупым зубилом колотил.
    Крепкою была обойма 12 штук их затупил.
    Неизвестно б, как сложилось,
    если бы, в полночный час, на пустынную стоянку не забрёл трудяга маз.
    Вот что значит братство, починили всё на раз.
    Коля наш - обычный парень и не требует наград.
    Если что-то вдруг случится, то помочь он будет рад.
    Всяко было с ним в дороге - верный маз не подводил.
    Пол европы, всю россию он на нём избороздил..

    ОтветитьУдалить

Вы хотите оставить комментарий, но не знаете как? Очень просто!
- Нажмите на стрелочку в окошке Подпись комментария
- Выберите Имя/URL (никто не любит анонимов!)
- Наберите своё имя, строчку URL можете оставить пустой
- Нажмите Продолжить
- В окошке комментария напишите то, что хотели и нажмите "Отправить комментарий"!
Спасибо!

LinkWithin

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...