понедельник, 11 апреля 2011 г.

Буран у озера Балхаш. Часть 2

"Слепой может объехать весь мир и ничего не заметить."  Томас Карлейль
---------------------------------------------------------------------------------
Когда вернулся, то возле приоткрытой двери гостиной увидел свою соседку – Зою, которую я тоже пригласил в гости. Она работала продавщицей на базаре – гром женщина…смуглая украинка, широкая в кости, фигуристая. Округлив глаза она, показывая пальцем на входные двери, шепотом спросила меня
– Это кто там у тебя сидит? – Я заглянул в комнату
– А это? Это мои друзья узбеки!
Зоя снова возмущённо  зашептала мне на ухо
– Слушай, твои друзья узбеки совсем оборзели… Залезли в сапогах на софу и сидят себе… Балдеют!
Я от души рассмеялся
– Ну, Зойка, ты даёшь! Посмотри. Вон внизу стоят снятые их остроносые галоши, а сапоги у них …как носки.
Своим пловом я удивил ребят. Одесский плов узбекам понравился. Хотя до этого, когда я приглашая к себе, пообещал их угостить таким пловом, который они ещё никогда не пробовали, они слушали меня с явным недоверием.
Прощальный вечер прошёл прекрасно, не хуже чем в Фергане, только с одесским  колоритом шутками – прибаутками и громким смехом. Зоя, разогретая парочкой бокалов сухого виноградного вина, кидала томные взгляды на Шакира.
Я специально громко, чтобы слышал Шакир, сказал ей
– Ты, Зоечка, на этого джигита не поглядывай, у него в Узбекистане три жены…
Зойке палец в рот не ложи, она тут же парировала
– Ну и что? Я буду четвёртой, но старшей и самой любимой!
– Так я за тебя и не переживаю. Ты своего не упустишь! Я за тех трёх жён волнуюсь, что в Узбекистане остались.. Вот видишь, Шакир, а ты говоришь - Чего у тебя, Николай, одна жена? Тебе в жёны одну Зою Михайловну и тебе бы больше тоже никого и ничего не захотелось! Она вон и чернявая и смуглолицая, за узбечку сойдёт на раз….
Прощаясь в аэропорту я пообещал Шакиру, что когда буду в Узбекистане обязательно ему позвоню. Так мы и делали – я звонил Шакиру, когда ехал в его края, а он мне звонил и слал телеграммы, когда у него были надёжные клиенты, которым он меня рекомендовал, как своего друга и отличного перевозчика. И я приезжал к нему в Ферганскую долину. Это был тот идеальный случай, когда на почве возникших дружеских отношений возникло взаимовыгодное, надёжное сотрудничество.
Вот и сейчас, выполняя своё обещание, я позвонил ему. На следующий день я был в Лесхозе. Как всегда встречали меня с радостью. Я тоже был рад видеть всех их и не только потому, что предвиделась выгодная для меня работа и хороший заработок. Уж очень они душевные люди – добрые, открытые, гостеприимные! Таких людей всегда с радостью встречаешь и с сожалением провожаешь или прощаешься, если уезжаешь сам..
На вторые сутки груз для меня был укомплектован и машина загружена. На борту у меня было двадцать тонн отборного лука в сетках. Лук действительно хороший, один в один, не мелкий и не крупный – как по стандарту. Проходя мимо гружённой машины Шакира я его спросил
– А ты не боишься в такой мороз везти лук под тентом?
- Да нет! Не боюсь. От мороза луку ничего не будет. Главное правильный режим соблюдать. Если в складе будет плюс пять, то ничего не случится, лук нормально "отойдёт" и будет точно таким, как и был по своим вкусовым и целебным  качествам, а вот если замёрзший лук занести в более тёплое помещение, он сразу  превратится в мокрую кашу под оболочкой кожуры.
Красный КамАЗ Шакира резко выделялся на белом фоне заснеженной дороги. Он ехал сзади меня. Здесь его территория… если нас останавливали на постах, я проезжал вперёд и останавливался подальше. Шакир решал все вопросы и за себя и за меня. Так было лучше,  так у него без свидетелей более доверительней разговор с местными гаишниками получался. А я сидел в кабине, если меня тоже сильно хотели увидеть, то звали. Потом мы с ним уже в спокойной обстановке дебет – кредит подбивали, кто кому сколько должен.
Ехать с ним было веселей. Даже не имея возможности поговорить, глянешь в зеркало, а сзади красненький КамАЗ топчет – друг едет и не так одиноко, и на душе спокойно.
Хозяева груза уже уехали в Новосибирск на поезде. К нашему приезду они должны были договориться с оптовым покупателем и всё подготовить. Мы условились с ними где встретимся и пожелали удачи.
На стоянках мы с Шакиром готовили вместе себе еду, потом пили чай и разговаривали. Он был интересный собеседник и благодарный слушатель. Когда я ему что-то рассказывал, он всегда внимательно слушал и только потом задавал вопросы если ему было что-то непонятно. Потом снова в дорогу…. Когда за моим рэфом клубилась снежная пыль КамАЗ немного отставал, чтобы видимость была лучше и стекло не замерзало. Когда мы шли по чистой дороге без снега, он снова приближался ко мне на дистанцию в пятьдесят, семьдесят метров.
Когда мы подъезжали к озеру Балхаш мороз упал до двадцати градусов, но сорвался сильный ветер и пошёл снег. Когда проехали город Балхаш метель уже бушевала вовсю. Я ехал, можно сказать, на ощупь и начал серьёзно думать о том, что пора остановиться, переждать метель. Впереди показались красные огни. Это, наполовину съехав на обочину, стоял грузовик, дальше ещё один, потом непроницаемая пелена снега.


Остановившись за ним я, с трудом преодолевая сопротивление ветра, подошёл и постучал в кабину. Снега на дороге уже было выше щиколотки. Дверь открылась.
- Чего стоим? – Крикнул я стараясь пересилить шум ветера. Хозяин машины русский мужичок лет сорока в ответ только развёл руками
– Не знаю! Впереди все стоят. Я тоже ходил смотрел. – И в свою очередь задал мне вполне резонный вопрос – А куда ехать? Не видно ни черта! Буран по моему начинается.. Это на долго…
- Хорошо, дружище. Ты смотри только, назад не сдавай! Я сзади тебя стал.
- Хорошо.
Подъехал Шакир
– Что приехали? - спросил он, отворачиваясь от снежных порывов ветра.
- Приехали. Ты иди к себе, посиди пока за тобой кто-то не станет. Потом выключай свет, бери пожитки, закрывай машину  и приходи ко мне, будем зимовать. 
Ветер ещё больше набирал силу, завывал, снег больно сёк лицо и руки. Да это буран. Надо быстренько прятаться в кабину. Так, можно глушить двигатель, не заглушишь так всё равно он сам скоро заглохнет. Ветер как заправский штукатур, слой за слоем набрасывал свой снежный раствор на машину старательно заполняя им все отверстия и щели. Через пол часа, от силы час он забьёт трубу воздуха заборника так, что движок начнёт просто задыхаться! Чего его даром мучить?
В правую дверь постучал Шакир. 
- Ну что там у тебя порядок?!  
- Да подъехал кто-то, стал за мной.
- А кто не видел?
- Да увидишь там что-то. Я твою машину бы не нашёл. Шёл к тебе по борту не выпуская его из рук! А ты говоришь “кто там подъехал?”
- Ну, Ука! Давай тогда будем ужинать? Раз так угодно Аллаху…
- Давай, Ока, перекусим …
Я приподнял матрас и достал из погреба бутылку водки.  Шакир поставил на стол узелок солидного размера, в цветном платке таком, какие носят женщины в его кишлаке. И дыню с косичкой, сплетённой из осоки.
Развязали, разложили, порезали и налили. Я, прежде чем выпить, по мусульмански поднял руки вверх к небу и проведя скользящим движением ладоней по лицу опустил их вниз
– Да поможет нам с тобой, Ука, Аллах!
Шакир глядя на меня и улыбаясь сделал тоже самое. Только я протянул к нему кружку чокнуться, как в двери кто-то постучал. Шакир поставил кружку на место и отвернулся, чтобы открыть.
– Смотри! Держи дверь только двумя руками! А то ветром вырвет на раз! – предупредил я его.
Внизу у машины стоял мужичок в шапке ушанке и ватнике, запахнутом без пуговиц и подпоясанном кожаным ремнём
– Пустите погреться, браточки.
- Давай ныряй по быстрому, а то сейчас из за тебя в кабине сугроб наметёт!
Два раза ему повторять не надо было и вот он уже сидел рядом с Шакиром, обтряхивая с себя снег. Когда он закончил со снегом я его спросил
– Как звать?
- Иван.
- Сам откуда будешь?
- Из Калинина.
- Тверской значит будешь?
- Тверской.
- Так вот, Ваня, слушай меня внимательно, когда человек пьёт его даже кобра не кусает! – Я протянул ему свою кружку с водкой – Но у тебя уважительная причина. Поэтому на выпей и мы тебе всё простим!
Ваня посмотрел на свои чёрные закопчённые руки. Я ему молча подал чистую льняную тряпочку. Он вытер ей руки, снял шапку и взял кружку
– Ну за знакомство?!
- Давай! За знакомство! – Он с аппетитом вкусно выпил.
– Бери всё, что перед собой видишь, закусывай.
Пока он закусывал я ему показал рукой на Шакира
– Это Ука Шакир! – Потом показал рукой на себя – Это Ока Николай! – Ваня, прожёвывая кусочек варённой баранины, кивнул головой - Салам Алейкум!
- Алейкум Салам, Ванюша! – я налил себе и мы наконец с Шакиром выпили.
Ветер за бортом бесновался – то ровно и сильно дул, потом на несколько секунд затихал, вроде собирался с силами, брал разгон и снова с силой ударял по машине, по гружённому прицепу, раскачивая её словно игрушечную! Я тоже прожевал капусту, закусывая и дирижируя перед собой  вилкой спросил Шакира.
– Как думаешь? Если бы мы пустыми были, без груза, чтобы буран с нами сделал? Перевернул или куда-нибудь с дороги в поле утащил?!
Ука тоже закусывал, поэтому я, не дожидаясь ответа, повернулся к тверскому парню.
– Ладно, Ваня, давай ты тогда рассказывай нам: Откуда и куда ты едешь? На чём ты едешь? Что везёшь? Мы, Ваня, не ГАИшники и не ОБэХССэсники*! Просто так интересно…
Не дожидаясь ответа я отломал кусочек чурека, наколол на вилку ломтик баранины и плеснул себе в кружку ещё водочки
– Сало, Ваня, мы не достаём, пока не пересечём границу Российской Федеративной Республики… Сам понимаешь! Коран не позволяет… Ваня понимающе кивнул
– А я еду из Ташкента домой – в Калинин. Везу пустые бочки на “Колхиде”….
Моя рука с кружкой замерла. Вожделенная, чудодейственная влага крепостью сорок градусов была забыта!
– Что ты сказал? Я не ослышался? На чём, на чём ты едешь, Ваня? На “Колхиде”?!
- Да! На “Колхиде”… Мы с Шакиром переглянулись.
– Ты что сумасшедший, Ваня? Спросил я его, немного подумав.
- Нет, я не сумасшедший, меня просто от завода послали…
- А что за бочки такие?
- Да простые бочки двухсот литровые железные. А чего ты так удивляешься?
- Да просто так… Ваня, даже если бы мы все втроём загрузились этими бочками их стоимость не перекрыла только твои одни расходы и степень риска. Ладно поехал так поехал… Дай Бог, чтобы ты добрался на своей “Колхиде” живым и невредимым! – Вот давай те за это ещё по пятьдесят грамм.  Мы выпили ещё…
– Да ты не правильно понял меня, Николай! Эти бочки ерунда, это мне так загрузили лишь бы я пустым не ехал, чтобы ДКПэшники не придирались. А основной, важный груз я вёз туда.
- Ну тогда понятно всё вроде…. кроме одного – Как важный груз зимой можно на Колхиде отправлять из Твери в Ташкент?
Я покрутил ручку настройки радиоприёмника, кроме шипения и писка  там ничего не было слышно.  За лобовым стеклом сплошной стеной летел снег. Она была настолько плотной, что даже не ясно было в какую сторону дует ветер. Кабину сотрясало, она качалась на рессорах, а у нас внутри было тепло и уютно. Ветер дул с моей стороны и скоро я уже дверь не мог открыть, она покрылась плотным слоем утрамбованного снега, накрепко зацементированного морозом. Когда мне понадобилось выйти наружу, я просто перелез через ребят и вышел через правую дверь.
Мы ещё поговорили о разном: о работе, о семьях, о своих городах. Шакир посмотрел на часы.
– О уже час ночи! Ну я пошёл к себе.
Я попытался его отговорить
– Да что ты там будешь делать один?! Оставайся у меня. В тесноте да не в обиде. Разместимся с комфортом…
Но он не соглашался.
– Ладно иди. Только смотри не заблудись. В буран можно даже отойдя от машины на двадцать метров, её потерять и потом не найти! Я тебе сейчас свет включу. У меня фонарики по борту горят, как на аэродроме вдоль посадочной полосы… вот ты их и держись.
- Хорошо. Спасибо.
Шакир ушёл. Стал собираться и Ваня.
- Ванюша! А ты это куда собрался? – Спросил я его. – Да я тоже к себе пойду…наверное…
- Так, Ваня, ты здесь дурня не валяй! Что пойдёшь в свой горный тягач замерзать? Так скажи мне тогда пожалуйста, зачем мы на тебя зазря водку и продукты потратили?! Оставайся! Будем вдвоём зимовать в моей берлоге!
Ваня пытался мне слабо возражать
– Да у меня самого тепло в машине…когда она едет… Я рацуху* придумал – дополнительный обогрев от двигателя.
Он немного разомлел от тепла, водки и сытного ужина. Расстегнул фуфайку. Под ней оказалась видавшая виды тельняшка.
– О, Ванюша, так ты ещё и моряк оказывается? Какое там море у Вас в Твери? Подскажи, а то я забыл…
Ваня обиделся.
- При чём здесь Тверь? Перед тобой, между прочим, старшина второй статьи. Черноморский флот!
- Ага! так ещё и Флот Черноморский! И ты куда-то ещё уходить после этого собрался.. от земляка?
- Ладно остаюсь!
Ваня вытер тряпочкой жирные руки от копчённой курицы.
– Знаешь, я ещё много чего придумал. Мне директор завода так и сказал: Хороший мужик ты, Ваня… Мы бы тебя даже к ордену представили, если бы ты не пил…
- Ладно, Ваня, орден это конечно хорошо, если только его не посмертно присваивают..давай укладываться спать.
Буран бушевал ещё два дня, то немного затихая, то снова набирая силу. Шакир каждое утро приходил ко мне в гости, а Ваня никуда и не уходил, жил вместе со мной. Он притащил из своей Колхиды неприкосновенный запас – две бутылки водки, трёх литровый бутыль с замёрзшими огурцами, банку тушёнки на манер армейской – без этикетки, но зато обильно смазанную засохшим солидолом и пол буханки хлеба.
Вобщем зимовали мы очень даже не плохо, вот только хлеба у нас маловато оставалось. Кто мог такое предусмотреть, а в прок хлеба мы много не брали чтобы он не черствел. Хлеб вообще выбрасывать нельзя – большой грех, а у дальнобойщиков закон – Пока рейс не закончен даже корочку заплесневевшую выбрасывать нельзя! Приехал в гараж – тогда пожалуйста размочи их в водичке и скорми птичка, собакам.
На вторые сутки вроде все семейные и родные краеведческие темы были исчерпаны, тогда ребята попросили меня
– Николай, расскажи лучше ты нам что-то о своей работе…
Я задумался. Что же им рассказать? Мне вспомнился один интересный случай, который когда-то давно со мной произошёл.
Прейдя после армии на гражданку, я устроился работать водителем в подразделение военных строителей, вольно наёмным водителем. Ездили мы по всему Одесскому военному округу, строили военные объекты и жилые дома для военнослужащих. У меня был МАЗ – 503 самосвал. Месяцами мы пропадали на аэродромах, точках и в дальних гарнизонах. Однажды к нам на работу пришёл парень. Его звали Толик и он….раньше работал в SOVTRANSAVTO. Целый год! Нам было интересно узнать что-то о той его работе., но на все наши расспросы он отмахивался и отнекивался.
– Нету время! Потом как-нибудь расскажу…
Но однажды, когда мы “рыли” очередной объект, решили на выходные устроить себе пикник. Купили на сельском базаре пол свиньи, пару вёдер вина и сделали шашлык. Шашлык получился то, что надо. Мясо замочили сначала в вине, а потом, насадив на шампуры с луком и помидорами, приготовили на костре. Вот тут-то Толик и попался.
Увидев, что деваться некуда, выпив пару кружек вина он начал нам рассказывать о жизни софиков. Если бы Вы только знали с каким интересом мы его слушали! Потом, уже работая на международке, я часто с улыбкой вспоминал эти рассказы. Правды там почти не было, но я за это на него не обижался! Они сделали своё дело! Когда я вернулся из командировки я оставил свой хорошо оплачиваемый самосвал и сел работать на седельный тягач панелевоз. На меня смотрели, как на душевно больного, а я твёрдо для себя решил идти на дальнобой и приобретал необходимые для этого навыки.
Рядом с нашим гаражом было питейное заведение, которое называлось “Рислинг” Каждый месяц два раза в аванс и получку мы там праздновали день шофёра. Народа много. За пивом всегда длинная очередь. Увидев меня, стоящего с бутыльком в конце очереди, Толик подошёл и с серьёзным видом сказал
– А ты в SOVTRANSAVTO работать не сможешь!
Я удивился и немного тревожно поинтересовался у него
- А почему?
– Потому, что ты пиво без очереди не можешь взять!
– Со своим “недостатком” я в отличии от Толика отработал в SOVTRANSAVTO не один десяток лет! Видимо всё таки здесь дело в чём-то другом…а не в пиве!.
Вспомнил я это всё, улыбнулся, посмотрел на своих притихших слушателей и сказал
– Ну что? Поехали! – И мы поехали в Польшу, Румынию, на Балканы в Югославию, через Альпы в Италию, Австрию в Голландию, Бельгию и Францию. Я рассказывал им о живописных местах, о горных дорогах, о теплых морях с экзотическими растениями на побережьях, о рыбных базарах, где прямо с сейнеров, пришедших в порт продают деликатесных моллюсков, ракообразных и переливающихся всеми цветами радуги рыбин, о мельницах шестнадцатого века, до сих пор работающих и делающих муку, о каналах, о подземных реках, о бронзовых скульптурах и величественных костёлах.
Аудитория у меня была благодарная, слушала меня, затаив дыхание, не перебивая, только изредка когда я замолкал кто-то из них по очереди предлагал
– Ну что? Давайте выпьем за французов! Ну что давайте выпьем за итальянцев! Ну давайте выпьем голландцев! Ну давайте выпьем за бельгийцев!
Иногда кто-то из ребят просил объяснить что-то, что я только вскользь упомянул как само собой для меня разумеющееся. В кабине пахло дыней, табаком, теплом  и уютом.
Ваня закурил и глубоко затянулся, потом поинтересовался
– А откуда ты это всё знаешь? – Я удивился
– Как откуда? Я что, Ваня, там ездил с завязанными глазами и ушами?!
- Да нет! Просто ты иногда о таких подробностях говорил и о таких вещах, которые через лобовое стекло автомобиля не увидишь!
- Ваня, ну а как? Я же не только ездил по этим странам, я ещё и пешком по ним ходил, с людьми общался… Вон Шакир один знаешь сколько мне интересного про Узбекистан рассказал?
Ваня притих и о чём-то задумался.
– О чём загрустил, мой русский друг?!
- А ты, что уже не русский? Что уже узбеком заделался?
- Нет, Ваня! Я не узбек. Я русский! Но родился и живу на Украине, поэтому так и говорю. Ты веришь мне или тебе ещё кусок сала показать надо?! Как пароль!
- Верю! Та вот сижу и думаю. Как я буду свою “Колхиду” теперь заводить?! Её снегом замело… Вместо кабины один сугроб торчит. А шахту двигателя так законопатило снегом, будто Шайтан специально кельмой поработал.
- Не дрейфь, Ванюша! Мы тебя уже не бросим! За три дня бурана мы тебя в этой кабине лучше узнали, чем твой директор за весь период вашей совместной работы! Сколько лет ты работаешь на своём заводе?
- Пятнадцать лет.
- Вот лучше, чем твой директор узнал тебя за пятнадцать лет. Так, что твою “Колхиду” мы заведём!
Посмотрел на Ванину тельняшку и добавил
– Это, Ваня, для моряков брызги…Знаешь как на Украине говорят? Гуртом и батька лэгко быты….Зрозумив?
- Зрозумив! Зрозумив…
- Вот и хорошо! Мы бы здесь ещё недельку посидели в сугробах…я бы вас с Шакиром научил украинские песни спиваты! А Шакир научил бы нас узбекские песни петь… Да, Шакир? – Шакир согласно кивнул головой.
- Ну, а русские песни, Ваня, мы и без тебя, сами знаем!
На третьи сутки под вечер буран стал потихоньку стихать. Когда мы проснулись утром нас удивила непривычная тишина. Машина больше не раскачивалась, ветер не завывал и не стучался в двери. Морозный воздух был чист, прозрачен и свеж. После нашей прокуренной кабины, он пьянил и кружил голову.


Поднимающееся солнце окрасило бескрайние снежные поля в поразительно нежный розовый цвет. Ближе к горизонту снег на полях казался голубоватым, а на изломах ноздреватых сугробов тёмно синим почти чёрным. Мы стояли как зачарованные, глядя на эту картину, нарисованную природой, поражающей воображение своим масштабом.
Колона машин вытянулась километра на два. В основном это были грузовики. Они стояли заметённые снегом с одной стороны почти по самые окна и казались какими-то маленькими и беспомощными. Молчание нарушил тверской моряк
– Ну ещё дня три постоим пока дорожники трассу расчистят!
Я его успокоил
– Ну вот и хорошо! А мы, дай Бог, за это время твою бензиновую зажигалку заведём…
Вся дорога, в принципе, была относительно чистая, замело снегом только отрезок в ложбине метров триста – пятьсот. Снег здесь задерживался и накапливался. Воздушные потоки попадали в ловушку, метались по ложбине, ища выход, потом сбрасывая здесь свою ношу, уходили налегке дальше. В других местах они пролетали над асфальтом только немного лизнув его, оставляя редкие белые полосы, унося свой основной груз далеко в степь.
- Ладно, ребята! Пока дорожники приедут, пока туда, пока сюда, пошлите посмотрим на Ванино грузинское чудо. Предложил я.
“Колхида” с невысоким восьми тонным прицепом почти вся спряталась под снегом.
- Да…Сказал Шакир, почесав затылок.
– Сначала её надо откапать, а потом думать, как заводить.
Взяв лопаты мы дружно начали откапывать горный тягач. Через час уже было можно к нему подойти со всех сторон и забраться под кабину к мотору. Я рукавом вытер пот со лба
– Ребята, у меня есть идея!
В ящике, под рефом, у меня лежал аккуратно свёрнутый большой кусок брезента. Я его так на всякий случай возил. Подняв втроём еле еле кабину, мы накинули сзади на неё брезент и закрепили концы вязальной проволокой, чтобы он не соскальзывал. Получился такой шалаш.
- Ваня, ты чего там нагрузил? Что мы еле втроём кабину запрокинули!
Ваня потупил взгляд – Да так немного разного: ключики-железки разные… да и пружины под кабиной уже просевшие.
- Ваня! Железки должны лежать в инструментальном ящике.. Ну а если бы нас с Шакиром не было, как бы ты её сам поднял? Ладно, давай пока ныряй к двигателю, выгребай снег, а мы с Укой тебе инфраструктуру организуем.
Скоро две, гудящие как мартен, паяльные лампы были установлены в шалаше по обе стороны двигателя. Пока протянули переноску в шалаше уже был “Ташкент” Ваня снял фуфайку чтобы не стесняла движения и споро работал в одной своей легендарной тельняшке.
Он поснимал все провода, выкрутил свечи зажигания, разобрал трамблер и всё это тщательно протёр, удаляя снег, грязь и влагу. Потом почистил воздушный фильтр и на всякий случай дунул ручным насосом в жиклёры карбюратора. Пока он это делал, двигатель так нагрелся, что завёлся с полуоборота. Ваня довольный гордо вытирал руки.
– Ну что? Как аппарат? Видал? - Спросил он у меня - Работает как часы…
Я махнул рукой
– Да ну тебя с этим аппаратом! Мой руки, пошли обедать. А заодно я тебе кое что расскажу про твой аппарат.
Пока он мылся, я изучил его рацуху по дополнительному обогреву кабины. В капоте двигателя Ваня просто прорубил прямоугольную дырку и сделал на ней задвижку, как на дымоходе…. Зимой при крепком морозе он открывал задвижку и тёплый воздух от двигателя с гарью копотью и с некоторой частью вредных выхлопных газов шёл в кабину.
– Эх, Ваня! Ваня. Не я твой директор… Дал бы я тебе и к ордену представил,  и почётную грамоту вручил бы тебе лично! Ты что с ума сошёл? Приедешь домой сразу же завари наглухо эту дырку! Понял, Кулибин?
Ваня улыбался, вроде это не его касается.
– Можете теперь, когда моя ласточка работает, говорить мне что угодно, я всё равно на вас не обижусь!
- Ишь ты обижусь – не обижусь! За что обижусь, если тебе правду говорят.
После обеда мы занялись уже своими машинами, нам было проще – только очистить ото льда и снега трубы воздухазаборников - скворечники и прогреть масло в поддонах двигателей. МАЗ и КамАЗ завелись, как положено, без капризов. Я ходил вокруг своего МАЗа с лопатой, довольно похлопывая его по крыльям и облицовке, потом позвал Ваню и показал ему на наши работающие машины
– Видал? Тоже как часы работают, только не как твои ходики с кукушкой а как “Командирские” пыле влага непроницаемые и…противоударные!
Ваня надул губы – Ну ты тоже скажешь….ходики с кукушкой!
– Да ладно, дружище!
От объяснений с Ваней меня отвлёк какой-то посторонний свистящий звук. Бросив лопату я заглянул под машину, прислушался…. Нет! Это не у меня! двигатель работает чисто, ровно. Ваня постучал меня по ноге.
– Ты чего туда залез?
- Да вроде показалось что-то засвистело, вроде как ремень или ролик….
- Ну ты даёшь, смотри вон твой “ролик”  свистящий по полю едет….
По заснеженному полю, вдоль дороги, как тяжёлый танк шёл “Кировец” свистя своим турбо компрессором! Впереди и сзади у него были приделанные бульдозерные ковши – ножи. Он играючи, без всяких усилий преодолевал двухметровые сугробы, из выхлопной трубы, торчащей к верху, подняв крышку шла чёрная струйка дыма.
Увидав нас, стоящих у машин, он остановился. Жёлтая дверца открылась и из неё появился казах с лихо сдвинутой на затылок шапкой ушанкой.
– Ну что, дальнобойщики, долго загораете? – Прокричал он сложив ладони рупором
– Да уже порядочно! Трое суток буран не унимался! Сегодня четвёртые пошли - ответил я ему таким же макаром сложив ладони.
– Слушай, если хотите, давайте все мне по чирику сбрасывайтесь и я буду расчищать занос.
– Я достал из бумажника десятку, ребята последовали моему примеру
– Уже даём! – Казах потёр свою толстую лоснящуюся ряху и хитро зыркнув на меня глазками еле видными через щёлочки хмыкнул – Нее.. ты пойди со всех собери! Со всей колонны. Тогда буду чистить!
Я искренне удивился – Ты наверное дружище шутишь?
- Нет у меня времени здесь с вами шутить! Так да или нет?
- Нет! Я бегать тебе как кондуктор по всей колейке деньги собирать не буду! По большому счёту ты должен дорогу бесплатно чистить. А тебе даже в падлу проехаться у ребят деньги собрать.
- Ну как хотите. Я тогда поехал.
- Ну и езжай!
Казах уже собирался залезать  в кабину, но тут его окликнул Шакир
– Постой! А хлеб у тебя есть? Продай буханку.
- Хлеб есть! - Он вытащил из за сиденья мешок, достал от туда двадцати копеечный кирпичик хлеба и покрутил им, подняв у себя над головой на вытянутой руке и тоном не допускающим торг и возражения заявил
– Двадцать рублей! Хотите?
Я был ошарашен его наглостью, с такими гадами я давно не встречался! Мне даже стыдно стало ему в глаза смотреть… За него так стало стыдно! Эх казачок казачок…счастье твоё что я тебя достать не могу, а то было бы тебе и за расчистку дороги десятка, и за буханку хлеба двадцатка - шалабанов в лоб!
Казах понял, что вести дальнейшие переговоры бесполезно, сел в трактор и предусмотрительно свернув  подальше от трассы, попёр по заснеженной степи куда-то в только ему известном направлении. Подошли ребята с других машин
– Ну что он вам сказал? Приедет? Трассу чистить будет?
- Нет! Ничего он чистить не будет, у него трактор неисправный!
Шакир, глядя в след удаляющемуся “Кировцу”, спросил меня
– Знаешь, Николай, почему он не захотел сам деньги собирать?
И тут же сам ответил – Побоялся! Здесь мужики серьёзные собрались, могли его юмор не понять! Порвали бы, как Тузик тряпку…
Пожилой  водитель с КамАЗа сцепки, в сердцах махнул рукой.
– Да что же это такое?! Сколько же мы тут будем стоять ждать у моря погоды?! Значит так, братва. Уже темнеет, сегодня поздно что-то делать. Завтра с утра, если дорожников не будет, все берём лопаты,  и сами будем расчищать проезд. Наши отцы Вторую Мировую войну с лопатами выиграли, а мы здесь сопли распустили. Ничего… с той стороны тоже колона стоит. Мы отсюда! Они оттуда! Да и глядишь проедем… Сперва сколько можно расчистим и первыми пустим одиночки трёх мостовые пусть пробивают. Потом тягачи седельные пойдут, ну а потом уже последними сцепки.
На следующий день нам всем Аллах сделал подарок в виде экскаватора на базе чешской Татры. Экипаж её состоял из двух человек – водитель и экскаваторщик. Кто кем был разобраться было очень просто потому, что каждый из них был и экскаваторщиком и водителем.
Эта трёхмостовая, полноприводная  машина сама шла по бездорожью более чем уверенно, а здесь ещё и экскаватор сверху! Во первых всегда как гружённая, во вторых стрела экскаватора в умелых руках, как дополнительный посох странника, помогает преодолевать практически любое препятствие.
Экскаваторщики внимательно осмотрели перемёт и водитель сказал напарнику
– Сам могу не пройти! Сугробы глубокие….Залазь, Василий, сразу в башню экскаватора.
Перегазовав пару раз на месте и включив блокировку Татра двинулась атаковать перемёт. Мы все с интересом наблюдали чем это закончится. Загребая снег буфером машина уверенно шла вперёд, сгребая перед собой снег. Основная часть снега уходила в стороны, но часть задерживалась перед машиной прессуясь и скатываясь в большие валуны. Когда Татра остановилась, не в состоянии их толкать дальше, водитель включил заднюю передачу, сдал назад, став под углом к снежному барьеру, а Василий ловко манипулируя рычагами, ковшом экскаватора, поскидывал снежные валуны на обочину, освободив дорогу.
Татра двинулась дальше, когда она даже со своими тремя, одновременно гребущими всеми колёсами мостами, пробуксовывала, Вася упираясь ковшом в асфальт, сзади подталкивал её, потом разбрасывая снежные баррикады по сторонам. Глядя как слаженно работает экипаж было ясно, что ребята настоящие профессионалы своего дела, просто виртуозы.
Потому, как они слаженно действовали,  понимая друг друга без слов, было ясно, что работают они вместе не первый год. Так они, под крики УРА шоферов, которые собрались с противоположной стороны, успешно пересекли весь занос, оставив за собой коридор с рыхлыми снежными стенками, по которому в одном направлении мог пройти любой автомобиль. Нам оставалось только подчистить его лопатами и убрать комья снега, скатившиеся обратно на дорогу с отвала. Василий вылез из башни экскаватора, помахал нам всем рукой и сел в кабину. Татра посигналила и поднимая клубы снежной пыли скрылась за горизонтом.
Мы шли с лопатами дружной толпой с двух сторон на встречу  друг другу, подбирая снег. Работа шла споро, весело под шутки, отборный мат и улюлюканье. Досталось всем и дорожникам и бурану, но больше всех конечно казаху с “Кировца” думаю что и его предки два раза в гробу перевернулись!
Я грёб своей лопатой снег и думал
– Интересно получается… Буран хотел нас похоронить под снегом! Разметать по степи, а получилось всё совсем наоборот – объединил и подружил!
К обеду проход был готов.. Первыми пошли КамАЗы одиночки, они нормально укатали колею, а к вечеру все разъехались. И Ванюшка наш тоже проскакал по снежным ямам и буграм, гремя своими пустыми бочками.
Ещё один раз мы собрались перед Карагандой на небольшом обледенелом подъёме. Подъёмы вообще редкость для Казахстана, недаром передовики и таскали там по пять прицепов гружённых зерном. Ровно как на бильярдном столе, чего не тащить. Тут мы стояли недолго, хотя дорожников  не было и песка на обочину они  осенью забыли  насыпать кучками. Подъехали два КрАЗа, гружённые красным кирпичом. В самых критических точках подъёма ребята посбрасывали кирпича, он был такого качества, что только от падения с высоты кузова разбивался об асфальт в дребезги, на мелкие кусочки. Оставшиеся целыми крупные куски мы поразбивали кувалдами и посыпали по дороге. Отличный противобуксовочный материал получился! Колона снова двинулась вперёд.
С Ваней мы расстались в Караганде. Он поехал налево в сторону Челябинска, а мы с Шакиром поехали направо в сторону Павлодара. Прощаясь Ваня сказал мне
– Всё! Приеду домой “Колхиду” оставляю, с родным заводом прощаюсь, беру МАЗ или КамАЗ и иду на дальнобой! Мне давно предлагали, а я всё как-то не решался…
Я его перебил
- Ваня, как раз сейчас вроде время серьёзно задуматься, а стоит ли это делать?
– Да нет, Николай, как раз сейчас мне и стало всё ясно и понятно… Всё иду! Решил!
- Ну, решил, так решил! Тогда возможно ещё и встретимся где-то… Счастливо тебе доехать, Ваня! Мы обнялись.
За Карагандой дорога стала хуже. По мере нашего продвижения на север мороз усиливался.
Когда мы проезжали редкие населённые пункты, несколько раз наблюдали интересную картину – казахи ехали на санях розвальнях, запряжённых верблюдом.  Но это была какая-то совсем другая лохматая порода верблюдов, не похожая на тех голенастых с одной гривой, которых я встречал в Каракумах. Эти какие-то были низкорослые, но мощнее. Ноги у них были короче, но толще,  как у лошадей тяжеловозов. А может это были те же самые верблюды только летом их постригли? Не знаю, но зрелище было яркое. Верблюд – корабль пустыни у меня всегда ассоциировался с пустыней, с раскаленным песком и не выносимым зноем,  а тут на тебе - снег, сани, мороз сорок градусов и …..верблюд – корабль знойной пустыни.
Впереди начинался участок плохой дороги, пришлось сбросить скорость и ехать не спеша, объезжая каждую яму и кочку. Шакиру видимо надоело плестись за мной в хвосте. Двух мостовый КамАЗ идёт по побитому асфальту намного мягче, чем одно мостовый  Супер МАЗ. Он обогнал меня и пошёл вперёд. Глядя сзади на то, как колёса его прицепа бешено скачут по ямам и кочкам. Я укоризненно покачал головой
– Эхххэ Ука – Шакир…. Шакир! Что же ты делаешь? Вроде не мальчишка! В такой мороз ехать надо предельно осторожно. Металл становится хрупким, как стекло…. Да и при нормальной-то температуре машину тоже беречь надо.
О! А вон и он стоит на обочине. Прицеп перекошенный,  может колёса в яму заехали? Нет. Колёса стоят ровно! Я стал сзади него и включил аварийку! Привычка… Подойдя к прицепу заглянул под низ – пакет рессорных листов справа вроде кто-то аккуратно ножом разрезал ровненько пополам. Шакир стоял и задумчиво чесал затылок, сдвинув шапку.
- Знаешь, Ука, как говорят русские люди в таких случаях? Поспешил, людей насмешил. Хотя, честно говоря, здесь не до смеха. Давай доставай свои домкраты, проволоку. У меня в ящике под рефом чурки есть хорошие из железнодорожных шпал, будем тебе из них рессору делать. Я пошёл доставать свои домкраты. У меня в запасе всегда было два десятитонных домкрата. Часто бывают такие ситуации, что одним не справишься. Вот например самый распространённый - стравило переднее колесо. Машина села на диск и всё… Один домкрат, даже если ухитришься куда-то подсунуть на необходимую высоту, машину им уже не поднимешь, а перехватить нечем. Вот и стой кукуй. Это только один случай, а таких ситуаций бывает в дороге масса.
Я притащил чурки и домкраты.
- А твой где? - спросил у Шакира.
- Мой лежит в ящике под фурой. Сейчас принесу.
- Эх, Шакир… Студент ты…студент! В такой мороз домкрат надо возить в кабине. Чорта с два ты им сейчас что-то поднимешь! Отогревать надо будет, ладно тащи его в кабину пусть греется, а мы пока с тобой бруски подготовим по размеру, я сейчас принесу топор и пилу. Поднимем прицеп. Бруски засунем между рессорой и лонжероном рамы, закрепим их ремнями и проволокой, ну и можно будет ехать… потихоньку, как на ишачке. Понял?
Шакир сложил перед собой ладони вместе и два раза поклонился нарочито вежливо – Понял, эфенди! Понял!
- Ну вот и хорошо. Колёса освободим, чтобы крутились, доедем куда нибудь поближе к цивилизации, а там уже сделаем всё как положено.  Ближайшая точка, где реально можно рассчитывать на техническую помощь – Экибастуз. Вот уже и появились гигантские  разрезы угольных карьеров. Гигантские шагающие экскаваторы и БелАЗы, работающие внизу, сверху казались спичечными коробками. Техники здесь много – думал я глядя на них – Да и народ здесь трудовой, должны помочь! И помогли.
Директор гаража, куда мы обратились, немного пожаловался нам на свою тяжкую долю – мол у самого завал! Боксов тёплых не хватает, рабочих рук не хватает. Если бы не мороз, не пустил бы вас ей Богу! А так деваться некуда…дам вам место в боксе, дам слесарей, всё что необходимо дам, только чтобы всё быстро сделали и духу вашего здесь не было! Место не занимали.
- Если бы не мороз такой, мы бы Вас и не просили! Огромное спасибо! Нам такой вариант тоже, как нельзя лучше, подходит… нет у нас время  здесь у Вас рассиживаться и место занимать!
С обеда мы загнали машину в бокс и в девять часов вечера забрали уже готовую. Ребята ремонтники в связи с таким случаем уже задержались на работе на пару часов. Шакир щедро рассчитался с ними за работу, за другую рессору, которую они нам собрали из бэушных листов и просто по человечески мы их поблагодарили.
Мы шли к своим машинам. Северный Казахстан аж звенел от мороза. Столбик градусника опустился ниже отметки сорок пять градусов!
– Ну и что ты выгадал от своей спешки? Спросил я Шакира - Время потеряли и нервы. Намучались. Ещё и на деньги попал…
– Он хотел мне что-то ответить, но я махнул рукой – Ладно чего уже теперь…Поехали! – Больше он уже никуда не спешил и обгонять меня не пытался. Ехал послушно сзади, как привязанный на верёвочку
Между Кулундой и Карасуком нас ждал ещё один сюрприз – деревянный мостик с ограничением максимально разрешённого веса в пять тон. Если верить знаку - мостик так, только чтобы ГАЗон гружённый прошёл. Объезда нет!
– Ну что, Шакир? Как тебе это нравится? В атласе нарисована дорога, красной линией, толщиной в палец, всесоюзного значения соединяющая Казахстан, Урал с Западной Сибирью и на тебе…. Что будем делать? У меня тридцать восемь тон…
- Как что будем делать? Будем ехать!
- А если провалится?!
- А что есть другие варианты?
- Других вариантов нет! Поехали!
- Давай, Ука, я первым поеду.
- Почему ты первым?
- Потому, что если я пройду благополучно, то может и ты, Ока, пройдешь…. Если я провалюсь то….значит провалюсь…
Я хлопнул его по плечу.
– Давай, Шакир, вперёд, под зелёным знаменем Пророка Магомеда!
Шакир прошёл нормально. Прошёл и я, правда под колёсами моего автопоезда мост так прогнулся, что я глядя на него в зеркало, сжал зубы и напрягся, чтобы не нажать на педаль газа.
В Новосибирске у меня лук не приняли. Шакир остался сдавать свой товар, у него его было тон двенадцать - четырнадцать, а я поехал дальше в Красноярск. Когда мы с ним прощались, он меня обнял и сказал
– Николай, тебе не водителем надо быть….тебе надо быть муллой!
- Почему, Шакир, ты так решил? Разве я похож на священнослужителя?!
- Похож! Ты проповедуешь доброту, справедливость и обращаешь людей в свою веру! Пусть тебе помогает Аллах!
- Насчёт “обращаешь в свою веру” это ты Ваню имел в виду?
- Да. И его то же….
- Ну, не знаю… На муллу я не потяну! Наверно всё таки не мулла, а странствующий дервиш мне больше подойдёт…
Сдав лук в Красноярскую заготовительную контору я зашёл в ЦУМ. На мне был одет ватник, прогоревший в нескольких местах от факелов и паяльной лампы. За пазухой его лежала солидная пачка денег и пачка облигаций трёх процентного золотого займа – всего тридцать тысяч рублей!  В сберегательной кассе не хватило денег и часть суммы мне выдали ценными бумагами.
В торговых залах народа было мало. Будний день. Я шёл вдоль прилавков, рассматривая товары. Надо купить подарки. Хоть до дома ещё и далеко, но думать уже надо. Потом может статься так что и время не будет. Отсюда дорога уже только домой. Ну может на Москву, если ничего прямо домой не будет. Красноярск город серьёзный. Загрузят.
О, ювелирный отдел. Гляну своим девчонкам какие нибудь колечки, серёжки – самоколочки, они как сороки это любят…. Опрятная продавщица с кукольным личиком, удивлённо захлопав ресницами, сморщила напудренный носик, когда я попросил её показать мне одну золотую вещицу
– Вы видели сколько она стоит? У вас деньги то есть?
Мне очень захотелось ей сказать
– Слышишь ты…Мальвина… У меня денег хватит, чтобы купить эту вещицу, ещё кое какое золотишко и тебя в придачу!
– Я уже открыл было рот, но тут вспомнил слова Шакира – “Коля тебе не водителем надо быть. Тебе муллой надо быть!” – Я улыбнулся, не ей, своим воспоминаниям и сказал подчёркнуто вежливо
– Девушка,  Вас пока не спрашивают сколько это стоит!  Вас просят – Покажите мне пожалуйста вон ту вещицу. Если она мне понравится, я её куплю. Не волнуйтесь!
--------------------------------------------------------------------------
Куйлюк – Район Ташкента.
Завязаться (с клиентом) – договориться о перевозке. После этого клиент давал водителю задаток (половину стоимости перевозки), а водитель отдавал клиенту свой паспорт.
Батыр – Богатырь.
Арба  - Грузовая повозка на двух больших колёсах.
Дехканин – Крестьянин, сельхоз рабочий.
Нукер - Военный слуга. В мирное время выполняли роль стража правопорядка.
Чурек -  Хлеб,  пшеничная лепёшка у народов Передней и Средней Азии и Кавказа.
Шариат - Комплекс морально-нравственных и религиозно-юридических правил и принципов
Рацуха – Рационализаторское предложение.
ДКП – Диспетчерско Контрольный Пост. Располагались на главных магистралях, осуществляя контроль за грузовыми автомобилями. Цель – свисти до минимума холостые пробеги, повысить эффективность использования грузового транспорта. Имели полномочия принудительно загружать автомобили, уклоняющиеся от попутной загрузки.

20 комментариев:

  1. Интересно. Жалко что мало фотографий в рассказах. Было бы интересно посмотреть :)

    ОтветитьУдалить
  2. Ну с фантазией все нормально, плюс еще иногда мелькают географические названия, где был/жил. Просто увидел бы какой-то знакомый перекресток и... Долго объяснять :)

    ОтветитьУдалить
  3. СПД. Рзаев М14 апреля 2011 г., 8:40

    Жду продолжение.Такое ощущение что я участник происходящего.

    ОтветитьУдалить
  4. И Вам удачи всегда и во всём!
    С Ув.
    Комбат.

    ОтветитьУдалить
  5. Интересно, спасибо за историю!
    Отдельное спасибо за науку - зимой домкрат возить в тепле. Я его и возил в кабине, но это потому что боялся, что его из ящика на стоянке сопрут :) а оно вон как получается :D
    С уважением,
    Владимир Запорожец.

    ОтветитьУдалить
  6. Если помните, раньше в кабине МАЗа, да и Мерседеса было специальное место для домкрата с фиксирующим резиновым ремешком.
    И Вам спасибо за интерес который Вы проявляете к моему творчеству! Я рад, что то, что я делаю Вам интересно и полезно!
    С Ув.
    Комбат.

    ОтветитьУдалить
  7. Игорь Галушкин22 апреля 2011 г., 14:47

    Если эту резинку растянуть-как раз пару домкратов держит.Проверено.Правда,жаль,что в своё время приходилось самому до этого додумывать.Это я про Маз.

    ОтветитьУдалить
  8. Анонимный25 мая 2012 г., 16:28

    Интересный лук Шакир привез в Новосиб под 40 градусов и под тентом...

    О.С.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Шакир лук привёз "стеклянный" в Новосибирск, но на его физические, химические и вкусовые качества это никак не повлияло. Главное соблюдать правильный режим размораживания. Если поместить замороженный лук сразу в тёплое помещение он потечёт и пропадёт. Если в складе будет 0 - "+5" градусов, лук нормально отходит и становится таким как был до мороза.
      Комбат.

      Удалить
  9. Анонимный27 мая 2012 г., 10:47

    Коля, я 20 лет жил за Полярным Кругом, и если бы ваша "уникальная" технология была, то! Зачем там хранили лук в теплых складах и перевозили в теплых фургонах по зимнику??? Вот идиоты то... А затем, я долго работал в Оренбургской области, через которую идет весь поток овощей и фруктов с Азии. Так и тут не пришлось такой технологии наблюдать. «Арбавозы» греют и до сих пор паялками… Но многие уже рефами таскают теплый груз.
    А вот есть в Азии ягода хурма, вот ее то и возят в замороженном виде. Эта полезная ягода даже приобретает новые вкусовые качества после плавной разморозке ее от 0 до +5. Может, Николай, ты груз попутал.
    Да и как вы ремонтом с замороженным луком занимались...
    Кстати, я возил яблоки зимних сортов под тентом, укрытые, правда, толстым слоем соломы, но и они до -10 еще держались, а далее усЁ - в помойку...
    Какая то, Коль, неразбериха в этом... Уж, извини... Орлов Сергей.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Сергей я не ботаник. Я могу лук не только с фурмой, а и с арбузом перепутать, говорят что арбуз это тоже ягода только большая!!! Хотя нет! С хурмой ничего не перепутаю.... Ты когда будет время прочитай "Обычный рейс с необычным концом" там немного про хурму есть....
      Насчёт ремонта - ты что думаешь в Экибастузе, при минус сорок, тогда можно было бокс найти в котором слесаря в футболках ходили??? В лучшем случае ноль был. А то температура была такая как и на улице, только снег на голову не сыпал, да ветер не поддувал. А самое главное - кран балка была!
      Комбат.

      Удалить
    2. Анонимный27 мая 2012 г., 14:09

      Да ладно... Написал бы про -10, хотя бы, я бы и не задавал вопросов, а так... Пусть пацаны верят этим байкам. С.О.

      Удалить
    3. "Когда мы подъезжали к озеру Балхаш мороз упал до двадцати градусов, но сорвался сильный ветер и пошёл снег. Когда проехали город Балхаш метель уже бушевала вовсю..."
      В Средней Азии и зимой и летом большие колебания и скачки температуры

      Удалить
    4. Анонимный27 мая 2012 г., 17:49

      Цытата: "Верблюд – корабль пустыни у меня всегда ассоциировался с пустыней, с раскаленным песком и не выносимым зноем, а тут на тебе - снег, сани, мороз сорок градусов и …..верблюд – корабль знойной пустыни."

      Удалить
  10. Сергей давай с тобой сразу договоримся, что мне писать я сам знаю и решаю!!!
    Готов с тобой с удовольствием общаться, но заходя ко мне в блог ты пожалуйста свои привычки модератора и администратора забывай!
    Комбат.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Анонимный27 мая 2012 г., 18:07

      Николай, я был лучшим мнением к тебе, а ты вот так ко мне - холодный ствол ко лбу. И уже не первый раз.
      Ты опять что-то попутал...
      Я здесь читатель ваших рассказов и других не менее интересных соавторов, других целей не преследовал. Сергей Орлов.

      Удалить
  11. Анонимный27 мая 2012 г., 19:57

    Вы, наверное, не читали моих рассказов. Приглашаю вас в новый мой Блог http://sergeyorlow.livejournal.com/676.html Орлов Сергей

    ОтветитьУдалить
  12. Николай Федорович, рассказ мне очень понравился, представлял всё как будто бы это со мной было.Мне интересно, вот когда вы попали в буран, и стояли трое суток, как же вы не замёрзли ведь автономки не было? Если ошибаюсь прошу простить.Спасибо за ваше творчество. С уважением Пётр

    ОтветитьУдалить
  13. Спасибо и Вам Пётр за интерес к моей книге и нашей работе!
    Как не замёрз? Да элементарно. Во первых мы были втроём. Во вторых у меня баллон газовый по размеру две трети стандартного, хозяйственного. Не то что буран, всю зиму можно было пережить в тепле. Главное с подветренной стороны сантиметра на два стекло дверного окна держать открытым и никогда, ничего с Вами не случится! Ну и водочка была тоже... Но водочка больше для веселья. Она только душу согревает, если её правильно употреблять, а тело она не греет!
    С Ув.
    Комбат.

    ОтветитьУдалить

Вы хотите оставить комментарий, но не знаете как? Очень просто!
- Нажмите на стрелочку в окошке Подпись комментария
- Выберите Имя/URL (никто не любит анонимов!)
- Наберите своё имя, строчку URL можете оставить пустой
- Нажмите Продолжить
- В окошке комментария напишите то, что хотели и нажмите "Отправить комментарий"!
Спасибо!

LinkWithin

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...