четверг, 7 апреля 2011 г.

Буран у озера Балхаш. Повесть из книги "Профессия - дальнобойщик" ч.1

Слепой может проехать весь мир и ничего не заметить. Томас Карлейль
В Фергане я загрузился луком на Новосибирск. Получилось это, можно сказать, совершенно случайно. Выгрузился в Чимкенте и позвонил своему знакомому Равилю в Исфару. Мы оттуда иногда грузились прямо на Одессу курагой. Равиль только что отправил три машины по двадцать две тонны, так что загрузки ни на Одессу, ни в другой какой адрес у него в ближайшее время не было.
Тогда я позвонил своему другу Шакиру. Он жил в Ферганской долине в маленьком кишлаке, рядом с самой Ферганой, возле небольшого городка Канибадам.
Говорят, что Хаджа Насреддин был родом именно отсюда. Впрочем, многим хотелось считать его своим земляком. Армяне говорили, что он родился в Армении. Иранцы утверждали, что он родился в Иране. Турки настаивали, что знаменитый весельчак и борец за справедливость из Турции. Откуда он родом на самом деле и был ли такой человек вообще знает только один Аллах!
 - О! Николай, Одесса! Привет! – обрадовался он
- Ты где? Хорошо, что застал меня! Я уже собирался уезжать…
- Куда, Шакир?
- Да загрузились мы здесь, с другом, луком на Новосибирск! Так ты где находишься?
 - Я в Ташкенте, на Куйлюке*, уже пустой. Вот пытаюсь какой-то груз отсюда найти….
 - Ну и что? Что-то уже есть? С кем-то уже завязался*?
 - Да нет! Что-то тишина пока… Сплошной облом..
 - Тогда слушай, я сейчас схожу к своим клиентам, узнаю у них вроде ещё товар остался. Если согласятся, загрузишься тоже. Мы тебя обождём и все вместе поедем!
 - Хорошо, Шакир! Было бы очень неплохо, если получится так! Через сколько тебе позвонить?
 - Звони через часик. Они здесь рядом со мной живут.
 Через час я позвонил Шакиру снова.
- Ну что, Ука Шакир?
- Так, давай быстренько езжай к нам! Всё в порядке!
- Понял, уже еду!
 Был февраль месяц. Зима выдалась суровая. В Казахстане мороз давил за сорок градусов! Доехал я в Узбекистан благополучно, если не считать один курьёзный случай, который мог закончиться весьма печально….
Обычно я делал так – ночью ехал, а днём становился, чтобы солнце светило в кабину, глушил машину и спал в лёгком свитерочке и спортивных штанах, даже не укрываясь одеялом. Холодное зимнее солнце, через лобовое стекло, грело меня, как в солярии, было тёплым и нежным.
А это, что-то спать сильно захотелось ночью, вернее уже под утро. Моряки это время называют собачья вахта. Стал я в рукаве, возле авто заправки, на перекрёстке каких-то сельских дорог и упал в спалку. Спал крепко, но недолго – часа два. Проснулся глянул на часы. Шесть часов утра. Голова уже ясная, самочувствие совсем другое. Можно ехать дальше. Надо только умыться и будет полный порядок! В кабине тепло, пластмассовая канистра с водой стоит с правой стороны кабины. На неё как раз дует тёплый воздух из нижнего раструба отопителя. Водичка в ней почти горячая. Я снял свитер и в майке выпрыгнул из кабины. Взял с собой канистру, мыло, а полотенце забыл.
Умылся быстренько, ну и машинально хвать за ручку двери мокрой рукой. Ой ля-ля! Что же это я натворил? Моя рука мгновенно намертво примёрзла к металлу! А дверь не открывается… О пресвятая Дева Мария, помоги мне грешному!
Прыгаю с ноги на ногу в комнатных тапочках и своим дыханием пытаюсь растопить лёд, в который превратилась вода на моей руке. Прямо как в сказке про золотого гуся….приклеился. Рука как рука… Отогрею! Если прямо сейчас с силой дёрнуть её, кожа так и останется на дверной ручке! Кстати, а чего-то дверь не открывается? Да конечно! Я же её вчера вечером закрыл на ключ. Вот “хитрая” конструкция – если замок закрыт, изнутри ручкой откроешь дверь, но упаси Господи захлопнуть её! Обратно уже не попадёшь!
Видимо, вернувшись вечером из магазина к машине, я открыл дверь ключом, но вынимая его из замка машинально опять провернул. Так, дверь закрыта. Ключ в замке зажигания! Я в одной майке “на улице”! Мороз сорок градусов! Ну и сюрприз….Пресвятая дева Мария! Помоги своему заблудшему агнецу ! Если на заправке кто-то есть… и пустит меня, чтобы я не замёрз, ну в монастырь конечно уйти не обещаю, но..праведную жизнь начну!
Пальцы мои наконец отстали от холодного металла и я вприпрыжку поскакал к операторской, захватив с собой канистру - жалко, сразу разморозится. В помещении было темно. В окошке никого не видно, но на пульте светились разноцветные лампочки. Я обошёл здание и что есть силы начал тарабанить в закрытые двери. Через некоторое время, которое мне показалось вечностью, за дверью послышался шорох, потом замок два раза щёлкнул, дверь открылась. На пороге появился обалдевший казах - заправщик в наспех наброшенном на плечи тулупе. Он удивлённо смотрел на меня, потом потёр руками глаза, чтобы окончательно проснуться и опять посмотрел есть ли я.
Его раскосые глаза стали круглыми, как у европейца. Убедившись в том, что я ему не приснился и есть хоть очень странная, но реальность, он молча подошёл ко мне, снял с плеч кужух и набросил на меня
– Заходи быстро. Я зашёл.
– Чай пить будешь? – спросил он скорее утвердительно, чем вопросительно и не дожидаясь ответа пошёл к электро плитке, на которой стоял горячий чайник. В такой мороз всегда держат на печке или плите уже горячий чайник, а то пока нагреешь его…. Он стоял ко мне спиной, хозяйничая у плиты, а я тем временем начал ему жаловаться на конструкторов МАЗовской двери, на сильный мороз и на свою рассеянность и нерасторопность.
Наконец он повернулся, подошёл и поставил передо мной на стол помятую, видавшую виды алюминиевую кружку с горячим чаем.
– Однако сильный мороз - он посмотрел на градусник - минус сорок пять, однако… Что будешь делать? и опять, не дожидаясь моего ответа, вышел в чулан.
Пока его не было я сидел и думал, а что же мне теперь делать? Теперь я уже спокойно мог об этом подумать. Раньше не до этого было. Пока я думал, вернулся казах и поставил передо мной валенки в калошах, размера так сорок пятого, сорок шестого. Я сразу же без приглашения засунул в них свои закоченевшие ноги.
- Машины здесь хоть днём ездят?
- Ездят по маленько….
- Что-то мне по дороге совсем мало их попадалось?
 - Это на дальняк. На дальняк сейчас стараются не ездить! А здесь по месту, по району ездят. И молоко надо забирать с ферм, и корма скотине подвозить, и хлеб людям и продукты. Да мало ли что? Жизнь-то не остановилась, жизнь-то продолжается. Ну и что, что мороз?!
- Хорошо! Я тогда у тебя посижу, погреюсь. Начнут машины заезжать заправляться, буду у ребят ключи брать, подбирать подходящий, чтобы открыть свою кабину. У нас на Суперах в дверях стоят КамАЗовские замки. Бывает их ключ и от замка зажигания к нашим дверям подходит. Он опять удивлённо посмотрел на меня
- Да о чём разговор?! Сиди грейся, конечно!
 У третьего КамАЗиста ключ подошёл к моей двери. Открыв её я вздохнул с облегчением. Быстро запрыгнул в кабину. Глянул на приборы. Всё в порядке – МАЗ работает, температура норма, давление масла норма. Ну Слава Богу! Быстро одел свой водолазный свитер, сапоги на меху, куртку. Потом отнёс на заправку тулуп и валенки.
- Спасибо, дружище! Ты меня можно сказать спас! Даже без всяких можно – спас и всё!
- Да не за что… Ты смотри осторожней впредь! А если бы где-то среди степи это с тобой случилось?
- Да, конечно, не приятно было бы, но выход всегда есть! Разбил бы стекло двери и залез во внутрь…
- А потом?
- Потом завесил бы его одеялом и ехал к людям за помощью! Но ты, конечно, прав – кому это надо?! Хорошо! Впредь буду внимательней. Обещаю! – Он улыбнулся и помахал мне рукой.
– Счастливо тебе добраться!
Спать мне уже конечно не хотелось и я ехал днём. Машин на трассе почти не было. Светило яркое солнце! Белый, белый снег вокруг резал глаза. Я одел тёмные очки. Посредине бескрайних степей к небу поднималась зимняя радуга. Это была не та привычная для меня весёлая радуга, которая коромыслом висела в тёплом летнем небе после “слепого” дождика.
Солнечные лучи преломлялись в мельчайших кристалликах льда, находящихся в морозном воздухе и рассыпались на составляющие их цвета радуги, которые потом, пучком уходили в небо. Чем-то они напоминали гигантские опоры, в форме ярких цветных столбов, вроде специально поставленные природой для его поддержки.
Они появлялись то слева, то справа, то прямо по ходу. Зрелище было необычное - радуга не радуга, северное сияние не северное сияние, вот такая красота, от которой аж дух захватывало! Красота-то красота, только сильно холодная красота! Постоянная опасность, исходящая от неё и висящая в воздухе, ощущалась почти физически и аж щекотала меня где-то под солнечным сплетением, наполняя кровь адреналином.
Февраль есть февраль, недаром его на Украине называют Лютым. Машину к зиме и таким рейсам я готовил серьёзно. Обрату* топливную пустил через рубашку охлаждения воздушного компрессора и солярка в баке всегда была тёплая. Имелась у меня и гирлянда сделанная из круглых фарных лампочек старого образца, соединённых между собой параллельно. Скорее это можно было даже назвать не гирляндой, а пучком или букетиком из трёх лампочек, которые я заякорил на дне бака увесистой железной шайбой, чтобы он не всплывал на поверхность, а находился в районе топливо заборника, покачиваясь в сантиметрах десяти от днища бака.
При необходимости они грели топливо и в ходу, но в основном предназначены были для предпускового подогрева. Да и так удобно было - включишь их на заправке и вся картина, которая творится в твоём баке, как на ладони – видно сколько топлива, какое оно, есть ли грязь. Даже воду было видно, которая тёмным облачком колыхалась в районе выемки отстойника. Нас за это правда ругали – мол машины спалите, мол не положено! А где положено, чтобы зимой летним топливом заправляли?! Главное по умному всё делать.
Возил с собой я и две паяльные лампы. Две лампы нужны обязательно. Одну я ставил вниз под поддон картера двигателя для того, чтобы разогреть масло, с другой гудящей, как кузнечный горн, в это время бегал вокруг тягача, грел впускные воздушные коллектора, топливные трубки и сам топливный насос высокого давления. Потом ещё, для пущей верности, крышку воздушного фильтра снимаю и факелочек горящий рядышком с ним ставлю, чтобы он тёплого воздуха хапнул! Главное факел через чур близко не подносить, а то некоторые специалисты делов натворили.
При пуске двигатель в воздухан затягивает и воздух и пламя факела. Глядишь, а картонный фильтр и сгорел…С одной лампой, при таком морозе, ничего не сделаешь! Пока одно нагреешь, другое уже полностью остыло. Напрасный труд! Это уже не говоря о том, что одна лампа всегда может выйти из строя, а без неё зимой в хороший мороз – труба дело!
А с такой предпусковой подготовкой мой МАЗ, даже при сорока градусах ниже нуля, заводился как часы – с полуоборота. Очень важно было ещё, чтобы машина держала воздух. При сильном морозе трансмиссионное масло в коробке переключения передач густело до такой степени, что стартеру без выжатого сцепления, просто не хватало сил всё вместе провернуть!
Я, как только машину получил, сам по хозяйски всё сделал. МАЗ – хорошая машина, но МАЗ - это не Мерседес. А сборка в Минске по своему качеству несколько отличалась от сборки машин в Штутгарте.
Новый МАЗ дома надо было весь перетягивать. Там штуцер не зажат как надо, а там глядишь вообще не по резьбе закручен…там трубка железная на трубке лежит - поедешь сразу перетрётся. Пока всё свежее, не закоксовавшееся, заржаветь ещё не успело, намного легче это сделать, да и потом сам себя спокойно чувствуешь, потому что знаешь - машина тебя уже не подведёт.
Облазил всё. Штуцера позажимал, герметичность проверил, потом мыльной водичкой ещё, чтобы даже малейшей утечки воздуха не было. Поджал, послушал… Ага нормально! Потом помазочком для бритья его намылил. Пузырей красивых, цветных нет – значит порядок, следующий! Железные трубки воздушной магистрали в местах соприкосновения друг с другом, рамой и другими деталями все защитил от потёртостей – надев на них кусочки, разрезанного по спирали, резинового шланга. Ещё я, на зиму, ставил на выхлопную трубу насадку, которая направляла горячие выхлопные газы на топливный бак.
С такими, не Бог весть хитрыми приспособлениями, можно было даже в сильный мороз работать на летнем дизельном топливе…. Но “на всякий пожарный случай” у меня всегда с собой была ещё и двадцати литровая канистра чистого керосина. Бензин себе в бак я никогда не добавлял и другим не советовал! Главное чтобы аккумуляторные батареи были хорошие! Включил гирлянду и порядок. Ну, а если не уверен в них или просто жалко, бережёшь – тогда родное неразлучное железное ведро под бак ставишь и кочегаришь пока солярка булькать не начинает…. Не даром же слово шофёр в переводе с французского языка и обозначает – кочегар, истопник?!
Еду и думаю - так вот в жизни бывает интересно. Вроде всё предусмотрел, а на ровном месте, чуть живьем в сосульку не превратился!
С Шакиром мы познакомились несколько лет назад. Я привёз тогда из болгарского города Троян медикаменты в Афганистан. Возвращаясь из Термеза случайно перепутал бутылки с водой и сделал несколько глотков не из той что надо. Сильно пить захотелось. Засунул прямо на ходу руку за спинку сиденья и вытащил в слепую бутылку, а там оказалась простая сырая вода из водопровода….для технических нужд… Я потом увидел конечно, но уже сделал несколько жадных глотков. Этого было достаточно, чтобы у меня началось расстройство желудка, сопровождающееся страшной режущей болью.
В средней Азии категорически нельзя пить такую воду, только кипячённую, а ещё лучше пить только чай. В Термезе жара сумасшедшая! На улицах стояли запотевшие бочки на колёсах с холодным ситро, у нас в таких обычно квас продаётся. Выпил два бокала пол литровых и ещё не успел отойти, а по тебе это ситро уже ручьём в виде пота льётся и снова нестерпимо хочется пить! Чай совсем другое дело… пьёшь его обжигающе - горячий, маленькими глотками, конечно не получая такого удовольствия как от ситро, но жажду надёжно утоляет - на два, три часа и не потеешь почти.
Когда я подъезжал к Самарканду меня уже так развезло, что я сидел за рулём согнувшись в три погибели… Было воскресное утро… Прямо у дороги шумел восточный базар.
Чего там только не было. В огромных котлах литров на пятьсот, варился плов и чай. Рядом в казанах чуть поменьше кипело масло, в котором готовили Сырдарьинскую рыбу, порезанную большими кусками, чебуреки и ещё какие-то блюда из удивительной восточной кухни. На прилавках и на земле горы овощей и фруктов….На площадке перед входом на базар, соорудив из длинных жердей две вышки и натянув между ними трос, готовились к выступлению канатоходцы. Надо остановиться. Может какой аптечный лоток хоть найду здесь. Сил больше уже нет, так болит живот.
Спрыгнув с подножки я охнул от боли и сел на корточки не в силах разогнуться и встать. В глазах потемнело… Не знаю сколько я так просидел, сжав зубы, обхватив руками опущенную голову, пока кто-то осторожно не прикоснулся к моему плечу
– С Вами всё в порядке?
Я с трудом поднял голову. Передо мной стоял парень – узбек, чуть выше среднего роста. Худым его назвать было бы не правильно, просто есть такая порода людей жилистых вроде как свитых из верёвок. На нём был одет чапан чёрного цвета, на голове тюбетейка.
Чапан - это такой ватный халат стёганный, вроде нашей фуфайки, только длинной, ниже колен. Такой халат в зной защищает тело от перегрева, как и меховая шапка на голове….Жара под пятьдесят градусов, а организм держит свои тридцать шесть и шесть. Подпоясан он у него был офицерским кожаным ремнём. На одной из скоб для крепления портупеи висел нож. Собрав последние силы я процедил ему сквозь сжатые зубы
- Желудок свело!
- А что у Вас с желудком? Вы страдаете язвенной болезнью? У Вас лицо зелёного цвета…
- Да нет! С желудком у меня всё нормально….было… пока случайно не выпил сырой воды из под крана.
- Тогда всё ясно ! Вы то идти сможете? Давайте попробуйте подняться, только осторожно!
Он взял меня под локоть. Я медленно поднялся и мы так и пошли на базар – он продолжал аккуратно, но крепко держать меня под локоть. Люди, глядя как меня ведут, даже удивлённо оборачивались нам в след. Наверно думают
– О! Вора поймал…- кисло улыбнулся я
– Вы уже какие-то лекарства пили? – нарушил молчание мой проводник.
- Да. Выпил из своей аптечки весь активированный уголь….
- Лучше бы Вы его в воду бросили перед тем как её пить!
- Да. Конечно… Знал бы где упаду, соломки бы подстелил…. .
Он тоже улыбнулся, только совсем по другому – открыто и искренне.
– Ничего, сейчас мы Вас быстро вылечим. Вы сами откуда будете?
- Я сам из Одессы.
- Откуда? Откуда? Из Оши? – переспросил он меня.
– Нет, из Одессы, ты не ослышался. Есть такой город на Чёрном море. Это на другой стороне Земли….
Добавил я, увидев, что он от удивления остановился и посмотрел на меня как на инопланетянина.
– Меня зовут Николай – я протянул ему руку. – А то Вы, Вы…
- Шакир.
Он пожал мою руку, чуть поклонившись мне и приложив при этом левую руку к сердцу!
- Какой простой, хороший и выразительный жест… Подумал я.
Мы аккуратно протискивались среди народа, двигаясь между рядов базара.
- А вот то, что нам нужно – сказал Шакир и показал рукой на пожилого узбека в чалме с длинной белой бородой, который расположился прямо на земле, подстелив под себя небольшой коврик. На нём тоже был одет чапан, только зелённого цвета, а на ногах сапоги из мягкой кожи без подошвы – ичиги. Типа тапочек – чешек, только с голенищами. Поверх сапог были одеты ещё резиновые калоши непривычной для европейца остроносой формы с загнутыми к верху носками. Сидел он по узбекски скрестив ноги, а перед ним на старых газетах лежал его товар. Торговал он ножами, какими-то снадобьями и специями, расфасованными по маленьким кулёчкам из газетной бумаги.
Восточные ножи - это отдельная песня. Сделанные по особому рецепту, да именно по рецепту! Слово технология сюда не подходит. Они имели лезвие из эластичного, вязкого металла, острое как бритва. Украшали его замысловатые узоры и иероглифы. Чтобы заправить такое притупившееся лезвие достаточно было только несколько раз провести им по донышку пиалы и опять можно хоть бриться… Рукоятки делались наборные из цветного прозрачного плексигласа замыкающая рукоять гайка – противовес была сделана в форме круглого набалдашника из латуни с звездой и полумесяцем. Были рукоятки и из двух костяных накладок, скреплённых медными заклёпками в форме звёздочек.
Особенно искусными в изготовлении ножей среди узбеков были мастера из Бухары и Хивы. Так считали сами узбеки. Мне нравились все их ножи. Мастеров из Хивы можно было узнать по орнаменту, украшающему лезвие или ножны. Это всегда были только причудливые цветы яблони. Ножны делались и самые простые из деревянных дощечек, обклеенных кожей, и металлические, украшенные замысловатой чеканкой или полудрагоценными камнями.
Перехватив мой любопытный взгляд хозяин товара обвёл его рукой
– Покупайте ножи. Ножи хорошие! Не дорого - по двадцать пять рублей. Выбирайте.
- Да… Ножи действительно отличные!
Я присел перед ними на корточки, во-первых мне тяжело было стоять, во-вторых хотелось ножи посмотреть. Беря их в руки по одиночке я оценивающе рассматривал их, любуясь красотой форм и совершенством линий.лезвия. В чём, в чём, а в ножах я разбираюсь…
Шакир заговорил с продавцом на узбекском языке. Тот внимательно слушал его и понимающе кивал головой, потом встал выбрал из всего своего лекарственного ассортимента два кулёчка, подумал, добавил ещё один третий и подал Шакиру, что-то объясняя. Он выслушал его, потом рассчитался и поблагодарил.
– Пошли, Ока Николай. Всё у нас уже есть для твоего лечения, надо только ещё кружку горячего чая…но только чёрного. У тебя есть чёрный чай – заварка? У меня нет! Я пью в основном зелёный чай….
- Есть конечно! Я пью только чёрный чай…А что значит, Шакир, Ока Николай?
- Это значит – старший брат Николай… У нас так принято обращаться к друзьям старше по возрасту.
- А как мне надо к тебе обращаться, чтобы правильно было? Ты мой младший друг!
Шакир засмеялся – Ука Шакир - это значит младший брат. А вообще можешь называть меня, как тебе удобно…ты же европеец – русский.
- Русский не обязательно европеец, Шакир, у нас с тобой одна огромная страна! Русские живут и в Европе и в Азии и ещё чёрти где где живут…
Мы опять осторожно пробирались сквозь толпу народа, только уже в обратном направлении - к выходу с базара.
- Жалко, Ока Николай, что ты приболел… Сейчас бы шашлыков поели… Здесь, на Самаркандском базаре, особенно вкусные шашлыки….
- Ука Шакир, если бы у меня не заболел желудок мы бы с тобой не встретились, я скорее всего просто вообще бы не остановился у базара. Да и, кроме шашлыков, здесь ещё много чем можно было бы полакомиться…если живот в порядке.
Впереди нас появилась колоритная фигура, выделяющаяся даже на фоне необычайно пёстрого восточного базара, которая привлекала всеобщее внимание. Торговавшие с левой стороны и с правой узбеки наперебой, заметив её, звали к себе.
Это был мужчина средних лет, невысокого роста, коренастой, плотной комплекции. У него было круглое, весёлое лицо. Бороду он не носил, только густая, чёрная двух – трёх дневная щетина до половины покрывала его румяные щёки и подбородок. На голове, на самом затылке у него была одета тюбетейка. Старые запыленные, стоптанные сапоги. Видимо когда-то зелёный чапан, подпоясанный простой верёвкой, выгорел на солнце и выцвел от дождей. На плече висела большая сума из мешковины полосатого цвета, а за спиной, грифом вниз, болтался какой-то диковинный музыкальный инструмент с тремя струнами. Издали он напоминал нашу мандолину, только гриф был длиннее, чем у неё раза в два, а то может быть и в три….
В одной руке он держал бубен, в другой веничек из связанных в пучок сухих трав. Травы эти тлели выделяя синеватый дым. По просьбе продавца он подходил то к одному, то к другому махал вокруг него и его товара своим веничком, окуривая его дымом и постукивая в бубен не то пел, не то читал молитву….. Узбеки благодарили его, выказывая при этом ему особое уважение и совали кто какие-то денежки в карман его халата, кто пару помидор, кто гроздь винограда в его полосатую суму, в общем кто чем торговал, тот тем и старался его угостить. А он как-то радостно всем кивал в ответ, не обращая внимания на подношения, и улыбался. Иногда он останавливался, также улыбаясь поднимал голову к небу и с закрытыми глазами шевелил губами.
Я взял Шакира за руку
– Кто это ? Сумасшедший какой-то?
- Нет! Это не сумасшедший. Это - дервиш.
Увидев, что это мне не о чём не говорит, он продолжил
– Это человек, который ведёт аскетический образ жизни, ему ничего особенного не надо – только бродить по белому свету, молиться, приносить людям радость и кусочек чурека* с водой каждый день. Этим он заслужил право на прямую общаться с Аллахом! Люди грешные, часто бывают заняты своими мирскими проблемами на столько, что и зайти в мечеть помолиться некогда….. Вот они и зовут дервиша, чтобы он помог им, защитил от болезней, от козней Шайтана, попросил у Аллаха прощение за их грехи. Говорят, что дым, который идёт от этих трав защищает от болезней, способствует успешной торговле, поэтому люди такие довольные, они любят дервишей!
Дервиш подошёл к лотку, возле которого мы остановились, Шакир ему сказал что-то показывая на меня, тот подошёл и окурил своим целебным фимиамом, помахав своим веником вокруг моей головы и пару раз стукнул в бубен Я поблагодарил его почтительным полу поклоном, тоже приложив левую руку к сердцу, а мой Ука дал ему каких-то денег.
– Ну теперь я точно выздоровею! А что это у него за музыкальные инструменты?
- Вон то, что висит у него за спиной, называется – танбур. Это старинный персидский инструмент, но играют на нём не только в Узбекистане, любят его и в Таджикистане, и в многих других странах. А в руках он держит даф. Шакир показал на бубен, которым только что меня исцелял дервиш. Этот инструмент очень популярен среди дервишей, играя на нём они вводят себя в священный экстаз и отвлекаются от земной суеты. Это помогает им общаться с Аллахом. Как ты себя чувствуешь?
- В Голландии делают грузовик, тоже Даф называется. Да так не очень…хотя рези в животе немного поутихли.
Шакир многозначительно поднял указательный палец вверх
– О, видишь! Уже подействовало…Сейчас ещё примешь лекарство…это проверенный и неоднократно испытанный рецепт из народной древне - восточной медицины и всё будет в порядке! А я дальше Горького не ездил, не довелось… А ты что бывал в Голландии?
- Да, Шакир. И в Голландии бывал, и в Италии, и в Франции… Одним словом - довелось по белу свету помотаться.
Канатоходцы уже начали своё представление - мальчишки в халатах, сапожках и лохматых шапках на головах, бесстрашно танцевали на канате. Девчонки тоже не отставали от них. Девчонки вообще - прелесть, в пёстрых полосатых штанишках и платьицах, в браслетах и медальонах. Волосы заплетены в миллион косичек, на которые были одеты расшитые бисером бархатные тюбитеечки.
Я остановился посмотреть.
– Шакир, обожди минутку! Я хочу посмотреть! Когда ещё доведётся попасть…на такое вот живое представление.
Народ обступил импровизированную арену цирка плотным кольцом. Окончив своё выступление маленькие артисты побежали по кругу, мальчишки со своими лохматыми шапками, девчонки со своими тюбетеечками в руках. Зрители кидали в них деньги – кто сколько мог и кто сколько хотел.
После канатоходцев на арену вышел атлет. Громадный узбек, обнажённый до пояса, ловко жонглировал тяжеленными гирями и металлическими шарами. Он подбрасывал их вверх ловил на спину между лопаток, на грудь, ловко перекатывая слева направо в свои железные лапы, потом опять продолжал жонглировать ими. Закончив выступление он тоже снял тюбетейку, но по кругу с ней не пошёл, а просто держал её в руках стоя в центре арены. Не к лицу Батыру* ходить с шапкой по кругу. Стар и млад сами подходили к нему и ложили в его шапку своё вознаграждение и благодарность - его гонорар за исполненный им гимн мужской красоте и силе!
Глядя на его выступление, я поймал себя на том, что непроизвольно пытаюсь разогнуться и расправить плечи. Думаю не я один. Наверное многие мужчины – зрители тоже попытались расправить плечи и подтянуть свои животы!
Когда мы подошли к моей машине, я увидел стоящий сзади неё КамАЗ с красной кабиной и аккуратным фургоном, сделанным на базе красноярского полуприцепа. Добротный металлический каркас был обшит досками, потом оббит фанерой – бакалиткой. Поверх всей конструкции натянут синий тент. Сзади вместо откидного борта у него были сделаны двери. Это была машина Шакира. Я накипятил чайник и заварил чёрный индийский чай с нарисованным на пачке слоником.. Шакир высыпал в мою кружку содержимое трёх кулёчков, размешал и я выпил эту гремучую смесь….. Почти сразу после этого боль стала утихать и вскоре прошла совсем.
- Хорошо! Тогда я схожу на базар по своим делам. А ты никуда пока не едь! Надо чтобы немного время прошло.
 Вот так мы познакомились с Шакиром. Он возвращался домой в Ферганскую долину и на моё счастье тоже остановился у базара купить детям и жене подарки.
Шакир пришел с базара, неся в руках большие торбы.
 - Ну что, скупился?
- Да порядок! Знаешь, Ока Николай, такой хлопотный это вопрос… Хочется ни про кого не забыть. Хочется, чтобы подарки всем понравились.
- Да хлопотный, но и нужный! – добавил я.
- Как самочувствие? – спросил меня Шакир.
- Нормально! Ответил я
- Как на свет народился! Можем уже идти шашлыки кушать… Ну насчёт шашлыков я пошутил конечно. Но живот уже не болит. Буду ехать потихоньку.
- А куда Вы едете?
- Пока ещё не знаю…. Думал до Ташкента доехать и позвонить узнать. Если по международке из Москвы ни каких указаний не поступило, буду сам что-то искать в сторону дома. Или не в сторону дома. Главное выбраться отсюда поближе к накатанным дорогам и промышленной зоне. Хотя с рефрижератором не так сильно и грузят. То верхняя загрузка нужна! То боковая… С Урала одни железки в основном грузят. Вот например с Челябинска заготовки для педалей на мопеды “Верховына” во Львов отправляют. Или, если повезёт, то какой-то частный груз захвачу отсюда.
Шакир удивился
– А что “Совтрансавто” частные грузы тоже возит?
- “Совтрансавто” возит всё! И работают там такие же живые люди, как и везде. И запасные части мы частенько должны покупать за свои деньги тоже! Чтобы машина не стояла и самому чтобы не стоять, а работать!
- А я чего то думал, что вам всё дают….
- Я тоже так раньше думал – пока не устроился туда работать. Кому дают, Шакир, всё, а кому и не дают… Да и начальник колоны не Иисус Христос, чтобы одним куском хлеба три народа накормить. Вот и приходиться…проявлять инициативу! А инициатива, как тебе наверное известно, часто бывает наказуема! Теперь мне надо где-нибудь припарковаться, в надёжном месте. Боль прошла, а в животе всё равно бурчит как …….
- У тебя, ока Николай, холодилка работает?
- Как часы! От минус тридцать до плюс двадцать и наоборот за пятнадцать минут нагоняет…
- Это хорошо! Для дыни идеальная температура плюс плюс восемь, плюс десять градусов. Слушай, здесь недалеко, прямо рядом с трассой, находится АТП и грузовая авто станция, оттуда и позвонить можно. Там у них на территории и стоянка хорошая есть. Можно заехать туда.отдохнуть. Определишься со своими планами. Я тебя обожду. Да и оставлять тебя нельзя одного! Хорошо если у тебя с желудком всё благополучно закончилось, а если нет? А если приступ вдруг снова? И позвать на помощь никого не сможешь от боли. А там видно будет. Если что, я тебе помогу отсюда загрузится дыней. У нас дыня Джизакская знаешь какая? Чудо, а не дыня. Да что рассказывать ты сам её увидишь, попробуешь. Поехали?
- Поехали!
УТЭП действительно находился не далеко, он расположился на большом холме. Холм назывался – Кухак. Его ещё называли холм – семи ветров. Наверх вела пыльная дорога из хорошо укатанной жерствы. По преданию именно здесь Тамерлана провозгласили Великим Эмиром. На северном склоне, как оказалось этого не простого исторического, можно сказать священного холма, находились развалины обсерватории Улугбека, а на южном склоне находился гараж, стоянка и грузовая станция.
- Ну ты давай, Николай, решай здесь свои вопросы, а я съезжу по делам. Здесь неподалёку мои родственники живут.
Вернулся он часа через два и привёз с собой казан плова.
– Бери, кушай плов. Рис для желудка первое дело!
Мы сидели у моей машины, ели плов и пили чай. Солнце опускалось за горизонт, туда откуда я приехал, туда где был мой дом. По дороге, ведущей с хлопкового поля к пригородному кишлаку, медленно двигалось какое-то странное транспортное средство. Мне сначала показалось, что это - стог сена на двух колёсах сам едет по дороге. Потом я уже рассмотрел ишачка, запряжённого в арбу*, и устало передвигающего ноги дехканина, ведущего его под узду. На копне сверху сидела женщина, видимо его жена, и дети. Было в этой картине что-то умиротворяющее, доброе. Мы смотрели на них и молчали думая каждый о своём.
- А я вот дальше Москвы и Горького не ездил. – Нарушил молчание Шакир. – Туда овощи, фрукты. Обратно фанеру, макароны…возим..
- Шакир, я уже звонил себе в гараж, мне сказали самому искать груз и пробираться потихоньку домой.
Солнце спряталось за линию горизонта и его лучи, подсвечивающие розовым цветом кромку неба, потихоньку меркли. Небо сначала становилось синим, потом тёмно синим, потом чёрным. Появились звёзды.
– Знаешь, Шакир, когда понимаешь, что ты далеко, далеко от родного дома?
- Когда?
- Тогда, когда смотришь на небо ночью и не узнаёшь его. Небо не может быть чужим, Шакир! Небо может быть незнакомым. Вот сейчас смотрю – совсем другие созвездия над головой, как-то странно, а на душе от этого как-то тревожно… Наверное так человек устроен – ему хочется, чтобы над его головой всегда светили его звёзды! А небо-то смотри какое – как большая тюбетейка из чёрного бархата, расшитая множеством серебряных звездочек. Шакир, а давай с тобой сходим сейчас, посмотрим обсерваторию Улугбека….
- А чего? Можно! Пошли, Ока Коля, посмотрим то место, где в пятнадцатом веке стояла обсерватория Великого учёного и правителя Самарканда - Улугбека….
Мы взяли фонарь и отправились на святое место.. Это было не далеко метров пятьсот от нас. Остатки обсерватории представляли унылое зрелище. Необлагороженные развалины, практически сравненные с землёй, вокруг обломки кирпича и камня… и скромная табличка с надписью, рассказывающей о том, что в одна тысяча четыреста двадцать восьмом году здесь. по инициативе Улугбека. была построенная обсерватория. После его смерти она была разрушена воинствующими вандалами, фанатиками – дервишами….
- Шакир, смотри! Я посветил ему на мемориальную табличку. А ты говорил, что им только радость людям бы приносить….
– Я это и сейчас говорю! Дело в том, что есть и другая версия гибели обсерватории. После смерти великого Улугбека, а погиб он от рук наёмного убийцы когда совершал святой хадж в Мекку! Убийство вообще беспрецедентное по своему цинизму и кощунству. Убили величайшего мыслителя, просветителя, правителя Самарканда во время хаджа в святые места. По указанию его сына Абдал Лятифа, нукеры* шейхов под предводительством Аббаса настигли Улугбека. Аббас уже имел при себе разрешительную грамоту на убийство Великого астронома… Просветитель и мыслитель бесстрашно смотрел в глаза опастности, но рука убийцы, держащая меч, не дрогнула и голова Улугбека покатилась по песку….
Всё равно шейхи проиграли! Любимый ученик Улугбека – Али Кушчи спас его звёздные таблицы. Ему удалось скрыться и вскоре он добрался в Константинополь, уже переименованный тогда турками в Стамбул. Там он рассказал всему миру о своём Великом учителе и издал книгу звёздных таблиц, которая и до сегодняшнего дня поражает воображение всех астрономов своей точностью!
 Через год после смерти Улугбека, был свергнут с престола шаха Самарканда и казнён его сын Абдал Лятиф…. Новый правитель реабилитировал Великого учёного, приказав перенести его останки в мавзолей Гур-эмир, построенный Великим Тимерланом, как место погребения для себя и своих потомков.
Одна из плит там имеет надпись: "Эта светоносная могила… есть место последнего успокоения государя, нисхождением которого услаждены сады рая, осчастливлен цветник райских обитателей, - он же прощённый султан, образованный халиф, помогающий миру и вере, Улугбек-султан - да озарит Аллах его могилу… Его сын совершил в отношении его беззаконие и поразил отца острием кинжала, вследствие чего тот принял мученическую смерть…”
Имя его сына отцеубийцы Абдаль Лятифа предали проклятию во всех мечетях, провозгласив об этом со всех минаретов!
По одной из версий - после смерти Улугбека, Абдаль Лятиф приказал уничтожить главное напоминание о своём отце – обсерваторию! Он публично оклеветал его назвав врагом Ислама, посмевшим без позволения на то, заглянуть в глаза самого Аллаха – звёзды!
Толпа невежественных горожан, под предводительством дервишей, разрушила обсерваторию, сравняв её с лицом земли. Другая версия говорит о том, что после убийства Улугбека все науки в Самарканде пришли в упадок. Лучшие умы навсегда покинули эти места. Обсерватория долго стояла заброшенная, пылясь и приходя в запустение. Потом такие же невежественные люди стали её постепенно разбирать на кирпич…..
Как бы там ни было, Николай, в уничтожении обсерватории виновны не дервиши и не невежественные горожане…. В этом повинны только алчные эмиры, которые в борьбе за власть не останавливаются не перед чем! Так что ты не переживай! С дервишами всё в порядке….
- Ну вот и хорошо! Теперь я спокоен, Ука Шакир….. Ты откуда это всё знаешь то… рассказал прям как экскурсовод.
Шакир искренне удивился
– Как это? Чтобы я не знал! Это наша гордость и ….наш позор! Я думаю, что те кто называют нас чурками ничего не знают ни о Улугбеке, ни об Авиценна, Рудаки, Фирдоуси, Омар ибн Хайяме… Это наша славная история! А ещё когда-то я учился в университете…
Я обвел рукой территорию вокруг развалин обсерватории
– История-то славная, выглядит только это всё как-то убого…. Вон ещё какой-то гаштет, рядом открыли!
Я показал на “стекляшку” типа стандартного торгового павильона, в окнах которого был виден свет.
– Может зайдём? Помянём Улугбека! Я не шучу, Шакир, я вполне серьёзно! Всех кого ты назвал я читал, знаю и уважаю! Может только звёздные таблицы Улугбека не читал… но кто он такой я прекрасно знал и до твоего рассказа. Хотя сейчас узнал ещё много интересного. Спасибо! А самое главное, что мы с тобой стоим сейчас на тех же камнях, по которым когда-то ступала его нога…
Мы зашли в стекляшку взяли по сто пятьдесят грамм коньяка и выпили. Я осмотрелся вокруг. В полумраке зала сидели одни мужчины. На маленькой импровизированной эстраде играли три молодых парня. У двоих из них были такие же инструменты, как и у дервиша с базара – даф и танбур. Третий держал в руках аккордеон. Музыка, которую они втроём создавали, была приятная и своеобразная по звучанию.
– Ладно, пошли на свежий воздух, Ука….
Выйдя на крыльцо я посмотрел вверх на небо, на нём рассыпались миллионы больших и маленьких звёзд. Видимость была на редкость хорошая, такая видимость обычно бывает только в горах на вершинах перевалов, при ясной погоде.
- Смотри, Шакир, какая красота! Холм-то и не такой высокий, а как хорошо видно звёздное небо. Может здесь место какое-то особенное? Не даром же именно здесь Улугбек построил свою обсерваторию?!
Шакир промолчал, потом вдруг спросил меня
- Николай, а ты женатый?
- Да женатый.
- А сколько у тебя жён? – Я немного опешил от его вопроса.
- Одна жена у меня, Ука! Одна… . А у тебя?
- У меня три… У нас вообще-то Коран разрешает иметь столько жён, сколько ты сможешь содержать. А почему у тебя только одна жена?
- Одна, потому у меня жена, Шакир, что наш Коран разрешает нам иметь только одну жену! Да и скажу тебе честно – мне и одной жены вполне достаточно!
Утром я себя чувствовал уже вполне бодро. Мы позавтракали и поехали к Шакиру домой в Ферганскую долину. Я не знал сколько вообще у него детей, сколько мальчиков, сколько девочек? Какого они возраста? Поэтому я просто купил большой пакет разных конфет. Там сами поделят. Всё же не с пустыми руками приехать…
 Шакир жил в небольшом кишлаке. Кишлак назывался Лесхоз. Небольшой глинобитный дом окружал такой же глинобитный забор. В центре двора росла красавица Чинара. На вопрос сколько ей лет мне ответить не смог даже хозяин. Своей огромной кроной она распласталась над самой крышей дома, защищая её и весь небольшой двор от палящих лучей солнца, не зависимо от его положения на небосводе. О и я уже стал выражаться как астроном!
Чинара - красавица. Что-то наподобие я видел только один раз. Мы тогда тоже шли, южным путём через Каспий, на Термез со стороны Туркмении…. В одном из предгорных кишлаков остановились набрать воды. Мы это я и ещё два парня из Кишинёвского филиала Совтрансавто. Шли конвоем – три автопоезда. Так, сами собрались в кучу на пароме в Баку, чтоб веселее и легче было. Один - молдаванин Витя - бывший морской пехотинец, ростом метра два по кличке Малыш и Толик с внешностью голливудской звезды Кэвина Костнера. Похож обалдеть можно, только волосы светлые. Я когда его увидел, сначала час вспоминал откуда я его знаю, или может где мы встречались с ним раньше.
Вода у нас была на исходе… В этих краях без воды выезжать никуда нельзя! Во всех населённых пунктах на выезде стоят щиты с предупреждением –“ Ты не забыл взять с собой воду!”
Родник, который находился в небольшой пещере под скалой, я заприметил по группе женщин, стоящих в очереди за водой с большими глиняными кувшинами в руках. Лица у них были до половины закрыты цветастыми платками, а одетые на голову такие же платки оставляли на их лицах открытыми только глаза. Кувшины у них были не простые – особенные, в них вода долго сохранялась прохладной даже в невыносимую жару. Как когда-то мне объяснили узбеки их секрет заключался в том, что керамика была пористой и через мельчайшие отверстия – капилляры сочилась вода. Кувшин был постоянно влажным. Вода испаряясь, на его стенках, охлаждала сосуд. Хитрость гончаров была в приготовлении глины – когда её месили в неё добавляли початки камыша, туго набитые пухом. Потом изделие обжигалось, пух камыша в глине выгорал….и получался кувшин, обладающий волшебными качествами.
Моя машина шла первой. Последней шёл Толик. Схватив канистру я побежал в конец колоны сказать Толику чтобы он тоже шёл набрать воды, а то будет сидеть себе в кабине… Толик уже сам шёл мне на встречу…..в шортах! Весело, как ни в чём не бывало, размахивая алюминиевой канистрой.
- Ты куда собрался “Тарантино” в шортах?! От злости я даже забыл как зовут его двойника из Голливуда.
- А что такое?
- Да ничего! Смотри…я показал на женщин, которые увидев его в шортах пугливо отбежали в сторону и закрыв лицо руками отвернулись. – Давай мне сюда свою канистру. Я наберу сам тебе воды, а ты иди в кабину, сиди там и не высовывайся…..
- Да чего ты начинаешь паниковать…
- Я не паникую! Ты законы Шариата* знаешь?
- Нет…
- Незнание закона не освобождает от ответственности! Иди в кабину и одень штаны, если хочешь пройтись, посмотреть.
Вниз в пещеру вели ступеньки вырубленные в скале. В ней было прохладно и темно. Когда глаза привыкли к полу мраку я рассмотрел сам источник и подставил под струю канистру. Ключ бил из расселины в скале и падал в небольшой естественный бассейн, в котором плавали какие-то маленькие белёсые рыбки и ещё какие-то чёрные существа наподобие тритонов.
Напротив родника, на другой стороне дороги, росла красавица чинара…. Даже наверно слово красавица не подходит. Это было очень большое, красивое дерево, поражающее воображение своими размерами и формой. В огромном стволе образовалось дупло размером с хорошую комнату. На табличке возле входа в него было написано, что возраст этой чинары приблизительно восемьсот – девятьсот лет, что окружность ствола двадцать обхватов, а широкая крона даёт тень на сто пятьдесят квадратных метров, что раньше в её дупле размещалась мусульманская начальная школа – Мактаб с двадцатью учениками и учителем. Потом здесь размещалась библиотека кавалерийского полка, квартировавшего в кишлаке, потом сельсовет, потом продовольственный магазин. Теперь там ничего не было, а вход в него был символически закрыт железной цепочкой.
Вот это дерево! Вот это реликт! Вот это действительно живая история. Сколько же это дерево, стоящее на пересечении караванных дорог древнего “Шёлкового пути”, повидало на своём веку?!
Через двор Шакира протекал арык. Над арыком был сооружён деревянный мостик, на котором стоял достархан – столик типа нашего журнального на маленьких ножках высотой сантиметров пятнадцать - двадцать. Здесь можно было укрыться от летнего зноя. Сверху гостей надёжно защищала от палящих лучей густая крона Чинары. Текущая снизу вода давала прохладу и вселяла в душу спокойствие.
Дом был разделён на две половины – мужскую и женскую На мужскую половину женщины заходили только для того чтобы ухаживая за гостями - накрывать на стол и забирать уже ненужную посуду. Не распространялось это на детей. Дочери Шакира забегали в гостиную и сразу же прятались или за дверной косяк, или за ноги Шакира и выглядывали оттуда с любопытством рассматривая меня своими чудными миндалевидными глазками. Они мне показались точно такими, как те что в Самарканде танцевали на канате. Такие же косички, такие же пёстрые штанишки выше щиколоток и платьица. Тюбетейки только на них были попроще.
Мебели в доме Шакира никакой не было. Шкафы заменяли ниши, сделанные в стенах, там лежали свёрнутые пастели, сложенные стопочкой вещи, посуда и всё остальное, что необходимо в хозяйстве и обычно у нас хранится в шкафах, в тумбочках и пиналах. Кроватей и стульев тоже не было. Спали все на полу, устланном простеньким паласом. У стен только стояли три сундука с красивыми узорными уголками и завесами для замков, сделанными из латуни. Ну а стулья были ни к чему потому, что сидели все тоже на полу по узбекскому скрестив ноги. Гостям давали ещё одну или две подушки, которые подкладывались сбоку, чтобы можно было на них облокотиться, поменять позу, чтобы не так уставали ноги. Подушки были конечно не сафьяновые, как у шахов, но и не простые. Они были плотнее, чем обычная подушка и вместо наволочек на них были одеты чехлы из бархата и плюша расшитые узорами. Шакир поговорил с детьми и женой, отдал подарки, я тоже ей вручил приготовленный пакет с конфетами.
– Так - теперь хозяин повернулся в мою сторону – Извини….сам понимаешь. Сейчас умоешься. Будем чай пить, а вечером пойдём к соседям кушать настоящий узбекский плов!
- Постой, Шакир… постой! Как это я пойду к твоему соседу плов кушать? Ты что?
Он засмеялся
– Да ты не волнуйся! Это наш обычай. Плов национальная традиционная пища узбека. Настоящий узбек должен кушать плов каждый день или хотя бы через день. У нас говорят так "Если ты бедный - ты кушаешь плов. А если ты богатый - ты кушаешь только плов!" Готовить каждый день плов для своей семьи накладно и хлопотно, даже хорошо обеспеченным людям. Вот смотри – чтобы приготовить настоящий плов надо – он стал загибать пальцы – ферганский рис, баранина, курдючный жир, морковь, лук, чеснок, айва, курага, кишмиш ну и специи конечно. Вот так…. Поэтому сегодня ты готовишь плов, мы все идём к тебе. Завтра я готовлю плов, все идут ко мне. Ну и так дальше.. Ты понял. Ну, а один раз в неделю приготовить плов даже на большую компанию, уже не так и сложно. И ещё каждый не ест плов один! А понимая это, каждый хозяин всякий раз старается его приготовить получше, чтобы если и не удивить гостей, то чтобы, и не разочаровать… В выигрыше в конечном итоге все! И конечно, согласись, это дополнительный повод к общению, укреплению добрососедских, дружеских и родственных связей. Это помогает в воспитании детей и молодёжи! Так что ты не волнуйся, Ока! У моего соседа в доме ты себя должен чувствовать также спокойно как и в моём доме. Все будут рады дорогому гостю! Вот увидишь! Я думаю на твою большую машину быстро товар собрать не получится. Поэтому у тебя будет возможность отведать плов у всех моих друзей – соседей и в моём доме тоже.
- Ну разве если так…. то тогда конечно совсем другое дело. А обычай интересный….мудрый я бы даже сказал.
Шакир грустно улыбнулся – Это обычай дехкан*. У баев такого обычая нет….
- У баев, Ука – Шакир, и друзей настоящих нет!
- Ну вот и хорошо! Я рад что мы с тобой понимаем друг - друга!
Мы сидели с Шакиром за достарханом и пили чай.
- Слушай, мне давно хотелось спросить, а чего у вас чая наливают в пиалу совсем чуть чуть, а не полную.
- Если тебе, Ока – Николай, наливают не полную пиалу чая значит тебе рады. Значит хозяин дома хочет, чтобы ты попросил ещё налить, чтобы ты подольше оставался у него в гостях. Если тебе налили полную пиалу это значит хотят чтобы ты её быстрей выпил и уходил…
- Вот как… А я и не знал! Хорошая Чинара у тебя растёт….
- Да это Чинара – мать.
- Я тоже как-то встречал у вас здесь по дороге удивительную Чинару.
- Где? – Я рассказал Шакиру о той красавице, которая росла у источника. – вот только не запомнил как кишлак называется…
- Это не страшно. Про эту Чинару знает каждый узбек. Это в Сайробе. И Чинару тоже называют Сайробе. Она такая могучая и красивая потому, что растёт у священного источника. Вот ту воду ты мог пить прямо из бассейна и ничего плохого с тобой бы не случилось, наоборот – она придала бы тебе только силы и здоровье! Так вот, это чудесное дерево переплелось своими корнями с корнями гор, которые начинаются с того места… Старики говорят, что давным - давно один жадный хан не пожалел красавицу Чинару и приказал своим нукерам срубить, её чтобы сделать из неё резные двери для своего дворца, окна и доски для пола. Для этого хватило одного ствола. Люди узнав об этом горевали и плакали…Но Чинара не умерла! Через год она пустила молодые побеги и возродилась снова! Интересно что её никто не называет старой! Сначала она молодым людям кажется старой… Потом люди сами стареют и умирают, а Чинара – Сайробе остаётся такой же самой!
Соседи Шакира действительно приняли меня как дорогого гостя с должным почётом и уважением, от которого я честно говоря поотвык, колеся по дорогам Европы. Узнав от Шакира, что я привозил медикаменты в Афганистан из Болгарии, а сам родом из Одессы, они долго, толи удивлённо, толи восхищённо щёлкали языками и качали головой.
Все расположились в самой большой комнате дома. Две женщины внесли большой поднос с горой ароматного плова, обложенной снизу печённой айвой. Потом отдельно принесли круглую деревянную доску, типа подноса, на которой лежал большой кусок приготовленной баранины и поставили её перед самым, как я понял, уважаемым в этой семье седобородым узбеком.
Баба-джан не спеша, словно священно действуя, а не выполняя обычную кулинарную операцию, достав из чехла висевшего на поясе халата нож, порезал его на мелкие кубики. Потом, убрав вершину горы плова, сделал площадку, на которую аккуратно выложил нарезанное мясо. Все подняли руки вверх вознося молитву Аллаху. Потом проведя ладонями по лицу опустили их вниз. Я тоже неуклюже повторил за ними это движение.
Приступили к трапезе. Я огляделся по сторонам, ища взглядом ложку или вилку. Шакир заметил это и наклонившись ко мне шепнул на ухо
– Настоящий узбекский плов, Николай, едят только руками. Вот смотри.
Он взял тремя пальцами щепотку плова, слепил его в пирамидку, положил её в рот и блаженно зажмурив глаза покачал от удовольствия головой.
Каждый брал со своей стороны снизу плов, а кусочки мяса постепенно, равномерно скатывались сверху прямо в их пальцы. Потом подали фрукты и чай. Чая мне в пиалу налили на одну треть… Значит всё в порядке… Чудесный вечер! Интересные, простые люди. Интересный неторопливый разговор…
Когда, уже поздно вечером мы пришли домой. Я спросил у Шакира
– А зачем для плова берут ферганский рис и курдючный жир?
- Ферганский рис с крупным зерном, он не разваривается, превращаясь в клейстер. Поэтому из него получается настоящий плов, а не рисовая каша. Курдючный жир придаёт блюду неповторимый вкус, плюс он ещё обладает целебными свойствами. – И потом добавил – А знаешь, когда мне где-то приходится кушать плов вилкой, я как-то не воспринимаю даже его настоящий вкус…
- Ясно. Спокойной ночи, Шакир!
Я лёг на расстеленную для меня, прямо на полу постель и растянувшись ещё долго не мог заснуть.. Интересно получается как-то, лежу в узбекском доме, за семь тысяч километров от своего дома и не ощущаю этого. На душе светло и спокойно, а человек, которого я случайно встретил только вчера, мне действительно, как младший брат. Почему так? Ведь наверное дело не только в том, что мы коллеги, что мы дальнобойщики, а может именно в этом? Может это главное? Нет не думаю…Сон накрыл меня мягким, нежным покрывалом и я спокойно, без опаски погрузился в него с головой. Так спят только ощущая себя в полной безопасности и комфорте.
Утром Шакир повёл меня в большой сарай. В сарае на жердях, сплошь утыканных гвоздями, висели те самые Джизакские красавицы дыни. Одна такая дынька в среднем весила десять килограмм, были экземпляры и по пятнадцать, двадцать килограмм. Каждая дыня была в оплётке из осоки, заканчивающейся косичкой с петлёй на конце. За эту петлю их и вешали на гвозди, забитые в жерди. Сами жерди располагались на козелках сделанных из брёвнышек.
Хозяин периодически осматривал их, осторожно ощупывал рукой. Те дыни, которые становились мягкими, не подлежали дальнейшему хранению, их снимали и они шли на продажу или на стол хозяина. Такой способ хранения позволял дыне со всех сторон обдуваться свежим воздухом – она дышала. Висящие дыни занимали меньше места при хранении и не давились так, как если бы они лежали на боку, да ещё друг на друге. Заботливый хозяин был с свежими дынями почти до следующего урожая. Ароматные, сладкие как мёд они были лакомством и мощным источником витаминов. На срезе Джизакская дыня была жёлтого цвета переходящего, к сердцевине, в нежно розовый - как восход солнца над Ферганской долиной. В сарае стоял густой дурманящий и щекотящий ноздри аромат.
- Да….- Подумал я – Хорошо пахнут! Только нюхать их здесь приятно… На дороге это запах может сыграть плохую службу. При перевозке, даже из практически герметичного рефрижератора, исходит такой духман, парфум Франции отдыхает. “Безболезненно” не проедешь ни через один пост ГАИ.
Однажды, не остановив на посту, инспектор унюхал дынный аромат, шлейфом тянущийся вслед за моей машиной, среди гари и вони выхлопных газов других грузовиков, проходящих по трассе мимо него и догнал меня на патрульной машине, через пару километров. Тогда я похвалил его за чудесное обоняние, рассчитался, мы вместе посмеялись и я поехал дальше. Два самых таких пахуче демаскирующих груза – яблоки и дыни. Ну конечно ещё и от сорта многое зависит. Хорошие, вкусные дыни и яблоки всегда хорошо пахнут. Мои профессиональные размышления прервал Шакир.
- Николай! Ты знаешь что я надумал?!
Похлопав дыню по бокам он снял её и перекинул косичку с петлёй, на которой она висела, через плечо
– Эту красавицу мы съедим на завтрак! У нас говорят, что если регулярно кушать дыню, болеть вы никогда, ничем не будете! Дыня придает женщине особую красоту, а мужчине даёт силу и возможность этой красотой наслаждаться…
- Это что, ты только что надумал?
- Ну ты даёшь, Ука… Это надумал ещё Авиценна тысячу лет назад!
– Да нет! Это я к слову… Я о другом тебе хотел сказать - Шакир обвёл рукой сарай с дынями.
– Здесь у меня есть тон десять двенадцать дыни. Наверно, я ещё подсобираю и сам поеду с тобой в Одессу. Попробую…
 - Попробуй! Я думаю ты не пожалеешь. Ты мне лучше скажи другое – где такие дыни растут? Здесь где-то?
 - Нет, Николай. Здесь, в благодатной Ферганской долине, для них просто нет места…здесь выращивают другие культуры. А дыни эти выросли в Джизакской голодной степи! Их секрет заключается в том, что росточек проросшей дынной семечки прививают на срез куста верблюжьей колючки. Мощная корневая система этого растения, уходящая в глубину почвы на пятьдесят метров и более…питает зреющие плоды, ну а солнце делает своё дело.
Вот люди и удивляются – Что за чудо?! Как на песке или в степи, на безводной земле, вырастают такие большие и сочные дыни? Главное только их вовремя окучивать, чтобы двигающиеся пески не поглотили..
- Да! Здорово придумали! Верблюжья колючка, плодоносящая волшебными дынями… Нет волшебная верблюжья колючка, на которой растут волшебные удивительно вкусные дыни.
Через пять дней моя машина была полностью загружена и мы с Шакиром тронулись в путь. А через десять дней, без каких-либо особых приключений и происшествий, прибыли в Одессу.
Шакир взял с собой в помощь своего родственника. В этот раз длинный и опасный маршрут показался мне намного короче, чем обычно. Ребята окружили меня в дороге вниманием и заботой. Я сначала было протестовал, но Шакир тоном, не терпящим возражений, сказал
– Так надо!
– Ну раз так надо, значит так надо….
Одесской публике, избалованной дынями и понимающей в них толк, отдыхающим и гостям города джизакская дыня пришлась по вкусу. Такой дыни у нас не было. За пару дней она вся ушла “на ура”, по хорошей цене. Ребята хорошо заработали, ну и меня конечно не обидели тоже. Я помог Шакиру взять билеты на самолёт в Ташкент. До вылета оставалось больше суток. Я показал им город, а на прощание пригласил своих друзей из Узбекистана к себе на настоящий Одесский плов.
Настоящий Одесский плов - это плов с мидиями. Причём не просто с мясом этого моллюска, а с целыми мидиями вместе с ракушками.
Делалось это так – тщательно вымытые мидии ложились в кипящую воду, створки ракушек раскрывались, из желудочка удалялись кусочки водорослей – её пищи. Потом они ещё раз промывались водой, чтобы песок не попал в плов и тогда уже их закладывали в казан с варящимся рисом.. Уже всё вместе оно кипело до окончательной готовности, при этом ракушки мидии заполнялись пловом.
Сам плов готовился точно также, как и узбекский, только вместо курдюка я использовал оливковое масло. Гостям одесский плов подаётся прямо в ракушках, выложенных на блюдо. Берёшь ракушку раскрываешь, а там как в маленькой тарелочке порция и риса и к ней порция вкусного и тоже очень полезного море продукта.
Плов я делал сам. Мне доводилось его готовить и на костре у моря и на кухне. Я любил этот процесс с самого начала – ныряния в море за этими самыми мидиями и до самого конца – есть уже готовый плов. Получалось это у меня очень даже неплохо!
К приходу гостей всё было уже готово, не хватало только какой-то незначительной гастрономической мелочи, за которой я побежал в магазин...
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...
beaddc4345bb9c48cabd9d260798446f

9 комментариев:

  1. Да блин... Вот все секреты как раз в этих гастрономических мелочах, про которые шеф-повора никогда не рассказывают :(

    ОтветитьУдалить
  2. СПД. Рзаев М7 апреля 2011 г., 22:32

    Спасибо!Как всегда красиво,сочно и очень душевно.
    Пишите и с ДНЕМ рождение ВАС!!!

    ОтветитьУдалить
  3. Спасибо большое! Вас от души поздравляю с благовещеньем! Будьте счастливы!!!
    С Ув.
    Комбат.

    ОтветитьУдалить
  4. Николай Фёдорович с Днём Рождения Вас!(место рождения г.Фергана) Фёдор Дьячков.

    ОтветитьУдалить
  5. ЗдОрово!
    Очень понравилось про звёзды. Ощущения те же - не так, как дома.
    Нетерпится прочитать продолжения!
    С Днём рождения и многих Вам лет, успехов и здоровья.

    С уважением,
    Владимир Запорожец.

    ОтветитьУдалить
  6. Николай Федорович, с прошедшим Днем Рождения, здоровья и всего самого наилучшего.

    ОтветитьУдалить
  7. Здравствуйте Фёдор, Владимир и Роман! Спасибо за добрые слова! Спасибо что прокатались со мной по очень непростому, но очень интересному маршруту!
    Удачи Вам друзья!!!
    С Ув.
    Комбат.
    PS Был в отъезде, извиняюсь за задержку с ответом.

    ОтветитьУдалить
  8. Да,действительно очень интересно.Мало,кто даже видел подобное,сможет так описать то,что с ним происходило.

    Браво!

    ОтветитьУдалить
  9. Спасибо! Было бы чудесно если бы Вы представились... У нас здесь традиция такая.
    С Ув.
    Комбат.

    ОтветитьУдалить

Вы хотите оставить комментарий, но не знаете как? Очень просто!
- Нажмите на стрелочку в окошке Подпись комментария
- Выберите Имя/URL (никто не любит анонимов!)
- Наберите своё имя, строчку URL можете оставить пустой
- Нажмите Продолжить
- В окошке комментария напишите то, что хотели и нажмите "Отправить комментарий"!
Спасибо!

LinkWithin

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...