четверг, 27 января 2011 г.

Пусть тебя хранит Св.Георгий

Святой Георгий считается покровителем воинов, земледельцев и пастухов, а в ряде мест - путешественников. Образ его всегда ассоциируется с неожиданным чудесным избавлением от, казалось бы уже неизбежной, беды или смертельной опасности.
Скоро Новый Год. Хороший это праздник домашний, с запахом хвои и пирогов, с ожиданием подарков и новой лучшей жизни в наступающем году! С надеждой… А я еду из Италии на Казахстан, в Алма-Ату… Холодный ветер таскает через дорогу чёрные шары “перекати поле” и жидкую позёмку. Только что проехал Уфу. Башкирия…Где-то здесь во время войны была в эвакуации моя мама и бабушка.
Мама всегда  с особенной теплотой рассказывала об этом народе:
- Такие добрые, такие отзывчивые люди! Сами бедовали, но всегда старались хоть чем-то нам помочь!
Жили голодно и холодно. Печку топили высохшими стеблями неубранного прошлогоднего подсолнечника. Натаскают целую копну, а через пару часов уже ничего нет. Сгорел весь. Горел он ярко, давал хороший жар, но уж слишком быстро – как порох. Из пищи, на столе было самое простое, частенько случалось так, что и картофельные очистки приходилось варить и кушать. Мама от голода ослабла и опухла. Бабушка вызвала врача..

Пришёл старенький сельский фельдшер в пенсне с дореволюционным саквояжем. Осмотрел её, послушал через деревянную трубочку и говорит бабушке
– Вашей дочери нужны витамины! Лучше всего, я бы порекомендовал ей кушать свежие яблоки…
Бабушка сначала плакала, а тут и плакать перестала, от обиды слёзы высохли.
– Вы что, доктор, над нами издеваетесь? У нас куска хлеба нет! Лушпайки от картошки варим, чтобы ноги от голода не протянуть! А мужчины наши, между прочим, на фронте! Родину от врага защищают! А вы говорите – Яблоки свежие есть надо…
- Ну, ну, милочка, не горячитесь! Сейчас всем трудно… Это я так сказал, в идеале... Ну, если хотите, пофантазировал. Не волнуйтесь! Что-то будем думать… Что-то будем делать…
На горизонте появилась фура. Я включил фары. Встречный тоже включил всю свою иллюминацию, нажал на клаксон, бросил руль и двумя руками махал, приветствуя и поздравляя меня с наступающим Новым Годом одновременно! Я сделал тоже самое. На трассе машин было совсем мало, а грузовиков практически не было совсем. Те редкие бродяги, которые встречались, особенно энергично приветствовали друг – друга, как старые добрые друзья, которых праздник застал где-то вместе, вне дома, у одной ёлки. Место встречи одно – дорога! И ёлка есть, даже не одна! Их много вон на обочине растёт… 
Я снова посмотрел на замёрзшие, слегка припорошенные снегом поля и представил, как хрупкая девчушка лет пятнадцати в ватнике, сгибаясь под порывами пронизывающего ветра, тащит на себе охапку подсолнечника. Вязанка сама не тяжёлая, но большая по объёму, создаёт парусность. Ветер цепляется за неё, хочет вырвать из замёрзших, посиневших от мороза рук, мешает идти. Она осторожно передвигает опухшие от голода ножки по замёрзшим кочкам поля и дышит на свои ладошки пытаясь их согреть. А сколько ещё этих вязанок надо притащить, чтобы согреть дом… Не успеешь зажечь как они уже и сгорели. И снова холод противной змеёй заползает во все щели. Представил и поёжился, зябко как-то стало даже в тёплой кабине.
После войны у мамы так и осталась привычка тонко, тонко чистить картошку, снимая с неё слой кожуры толщиной в папиросную бумагу. Бабушка часто ей говорила
– Валечка, война давно закончилась! Чего ты мучаешься?
Ещё у мамы была привычка посуду от кефира и сметаны сначала споласкивать кипячённой водой, которую она потом выпивала! Это после голодовки осталось – беречь и использовать каждую калорию! Я уже не говорю о хлебе! Хлеб - это святыня! Упаси Боже, чтобы мы хоть маленький зачерствевший кусочек выкинули… Тот, кто пережил в своей жизни голод, знает! Эх! Мама, мама…
Впереди, на безлюдной автобусной остановке, неожиданно появились две пожилые полные женщины. Видимо они прятались от ветра, а услышав шум мотора покинули своё укрытие и вышли почти на дорогу, голосуя. Я включил правый поворот и остановился.
- Подвезёшь, милок? Автобуса нет! Наверное уже антихрист водку пьёт…Думали уже, что закоченеем от холода, зябко - загалдели они вскарабкавшись в кабину.
- Да подвезу конечно, девчата! Вы уже и в кабину залезли. Что Вас теперь выгонять?!
- Нет! Ты что! Как это нас выгонять?! Смотри погода какая! Хороший хозяин собаку из дома не выгонит…
- Ладно..усаживайтесь поудобней. Едем. Предупреждаю сразу, я еду только до Алма-Аты!  
Бабки, раскрасневшиеся от мороза, в тёплых кофтах и поддёвках с сумками еле втиснулись в кабину.
- Дай Бог тебе, милай, здоровья!  Нам здесь недалеча, километров пятьдесят. А ты что в Алма-Ату едешь?
- В Алма-Ату.
- А откудава?   
- Из Италии.
- Ой, из самой Италии? Это же надо!  Из самой Италии человек едет! Ты слышишь, Маша? – обратилась к своей подруге та, что сидела ко мне поближе.
– А сами что? Итальянцем будете? - опасливо спросила она.
Я засмеялся
-  Нет, девчата! Сам я русским буду! Из Одессы я.
- А я то и думаю, сказала та, что сидела рядышком, с облегчением,  итальянец, а так хорошо говоришь на русском…
- Ну и как тебе наши места? Спросила меня  другая женщина, которая сидела у окна и которую, как я понял, звали Машей.
- Нормальные места. Да они мне и не чужие…здесь моя мама во время войны в эвакуации была.
- Ой, милок, не говори! Главное чтобы Мир был, да люди горя не видели! Знаешь сколько мы  от немца натерпелись?
Маша не удержалась.
– Ну ты даёшь, Катя! Здесь же немца не было…
- Тю на тебя, Маша! Так я же тогда жила в Брянской области! Помню немцы только пришли, заходят к нам в избу и говорят
– Давай, матка, жарь курку!
А я и не знаю, что делать. Руки дрожат. Ложила куру в грубку, да и уронила на пол. А он фриц проклятый подскочил, схватил её и этой самой курой меня по морде, по морде! И кричит
- Не умеешь, матка, курку жарить! А наши русские полицаи? Что лучше были?!
Она в сердцах махнула рукой.
- Я фрицев сразу  возненавидела! Стою как-то возле речки… Постирала, дай думаю дух хоть немного переведу, а он антихрист сзади подкрался и толкнул меня! Я как была в одёжке так и бултыхнулась в воду! Ах ты, супостат проклятый, креста на шее не имевши! Так осерчала, так осерчала, что уж и не помню, как в руки коромысло ухватила! А фриц хлюпенький попался. Лежит и не шевелится! Ну думаю убила… Теперь всё!  Застрелят! Ан ничего, пронесло…
- Вот видите и Вы Советской Армии помогли – улыбнулся я.
– Да ну тебя! Отмахнулась она и вдруг заволновалась. – Ой, милок, притормози! Нам здеся.
Став сразу серьёзными они начали копаться в сумках, доставая кошельки
– Сколько мы должны за проезд?
Я протестующе замахал рукой.
- Нет, нет ничего Вы мне не должны!
- Слушай! А может к нам в село заедешь? Встретишь Новый Год, мы тебе дивчину хорошую холостую  найдём… Попразднуешь, отдохнёшь, в баньку русскую сходишь, да и поедешь себе потом дальше…с Богом ! У нас самогоночка…пальчики оближешь!
- Спасибо! Нет! Я поеду... Предложение ваше конечно заманчивое, но…и опасное! А вдруг ваша доярка мне так понравится, что и уезжать потом не захочется? Да и самогон хороший дело серьёзное! У меня груз срочный. Его в Казахстане ждут! Оборудование для нефтяников.
- Ну как знаешь… и они на перебой стали мне желать… в Новом Году…
- Спасибо, девчата! Спасибо! Если хотя бы одна десятая часть, из того что вы мне нажелали, попадёт Богу в уши и исполнится, я буду самым счастливым человеком! Они вышли, оставив на том месте, где сидели пригоршню конфет, горку яблок и орехов.
Я ехал дальше и думал.
– Вот она - славянская душа! Открытая широкая чистая. Сколько горя перенесли, жизнь такую тяжёлую прожили и самогоночку пьют, и матюгнуться могут, а души сохранили  девственными!
Снег пошёл сильнее. Впереди темнели Уральские горы. Горы, скажем так – не очень сложные, но горы есть горы и какие бы они не были, относится к ним надо серьёзно, с уважением, на “Вы”. Горы фамильярность и легкомыслие не прощают!
Уральские горы старые, их разломы сглажены тысячелетиями. Напичканы они разными полезными ископаемыми и самоцветами, которые теперь оказались почти на поверхности. На основных автомобильных дорогах здесь такие вещи, как “серпантины”, “ тёщины языки” отсутствуют. Это не Кавказ и не Альпы, но расслабляться нельзя, особенно зимой, особенно, когда идёт такой снег.
Снег уже валил лопатой! Стеклоочистители не успевали его убирать, он намерзал на них гроздьями. Приходилось часто останавливаться и стучать щётками по стеклу, чтобы поотбивать лёд. Да, видимость неважная. Я включил фары.
На Урале, по трассе “Москва – Челябинск”, есть тоже парочка серьёзных, затяжных подъёмов и спусков. Вот как раз и один из них Усть – Катавский.  На перевал я поднялся благополучно, без приключений. Помогли новые бобруйские шины с протектором ромбиком. Двадцать тонн груза, лежащие в прицепе, вдавливали их в снег, не позволяя им проскальзывать. Правда пару раз, под конец подъёма двигатель взревел, резко набирая обороты. Колёса пробуксовывали.
Я сбросил газ, принял правее захватывая обочину с рыхлым, не укатанным снегом и машина “ в натяжку”*  шла дальше.
Ну! Подняться поднялся. Слава Богу! А вот спускаться будет посложней…Двадцать тон груза устремятся вниз к основанию спуска и будут теперь тянуть машину вперёд, а не назад. Колёса запросто могут превратится в лыжи или коньки. Хотя один Бог знает, что опасней, когда тебя тянет назад или когда тебя тянет вперёд! Как карта ляжет…
Подкрались зимние сумерки. Дорога, предательски поблёскивая, исчезала в белёсо – сероватой кутерьме пушистых снежинок. Что там дальше? Какие сюрпризы в Новогоднюю Ночь она может мне подсунуть? В самый неподходящий момент!
Спускаться надо осторожно. Главное тут – не дать автопоезду набрать, до конца спуска, скорость, при которой он станет неуправляемым. Вдруг впереди какое-то препятствие – трактор едет без габаритных огней, или какого-то бедолагу уже развернуло поперёк дороги перекрыв обе полосы, или один буксует, а другой “хитрый” думает
– Ты себе буксуй, а я пройду!
Думал пройду и не прошёл! Остановился рядышком на встречной полосе, перекрыв движение и не назад, и не вперёд! В таких случаях говорят – закупорил подъём! А что делать тому, кто идёт на спуск, ему “ в лоб” и не может остановиться?! В обрыв нырять?!
Я съехал на обочину. Постоял, покурил. Вокруг тишина такая, что мне показалось будто слышно, как шелестят падающие мохнатые снежинки… Ещё раз внимательно посмотрел на дорогу. Потом вылез из кабины, прошёлся, пошаркал по ней подмёткой ботинка. Скользко. Под снегом ледок, видимо после оттепели остался или может когда-то солью дорогу посыпали. Сначала подтаяло, а потом… Ладно! Надо ехать! Никуда не денешься… Как говорят итальянцы – Да поможет нам Святой Антоний! Аванти*!
Тронулся со второй передачи и потихоньку пошёл на спуск периодически резко, но непродолжительно нажимая на тормоз, чтобы двигатель сильно не раскручивался, так тысяч до двух не более. Вдруг обороты двигателя резко упали. Теперь получается всё наоборот. Когда идёшь на подъём и колёса проскальзывают, двигатель ревя начинает бешено, в холостую  вращать, освободившиеся от нагрузки, колёса. Когда идёшь на спуск – компрессия двигателя и сила сцепления принимают на себя основную нагрузку торможения, ещё парашютом*  чуть – чуть помогаешь придерживая машину. Только сила сцепления протектора с дорожным покрытием становится меньше силы компрессии двигателя, колёса перестают крутится,  начинают скользить как лыжи и в кабине наступает пугающая тишина. .
Хорошо….включаем третью передачу! 
Мотор опять заурчал на повышенных оборотах. Через некоторый промежуток время, который мне показался очень маленьким, как мгновенье, всё повторилось. Четвёртая! На четвёртой передаче получилось продержаться подольше. Полуприцеп бесполезно болтался сзади уходя то влево, то вправо вроде как пытаясь обогнать тягач. Я прекращал тормозить им, выравнивал автопоезд и переключался на следующую повышенную передачу! Пятая! Шестая! Седьмая!!!  Если набирать скорость такими темпами…. к концу спуска она будет “космической” и  даже не очень крутой поворот влево, который в самом низу,  может стать просто не преодолимым!
Сжав зубы я включил восьмую – прямую передачу! Это я прошёл только немного больше половины спуска! Неприятное чувство испытываешь, когда понимаешь, что если вдруг понадобится остановить машину ты просто это не сможешь сделать! Дай Бог только, чтобы дорога была свободной!
Вдруг впереди на встречной полосе появился чёрный отрезок дороги метров сто. Может немного больше. Может немного меньше. Это видимо кто-то не смог выбраться на подъём и часть его посыпал песком, а часть просушил колёсами. Подарок судьбы! Попробуем зацепится…
Осторожно выехал на встречную и когда колёса прицепа зашли на чистое место начал плавно тормозить парашютом. Прицеп потянул машину назад, а я стал уже более уверенно тормозить рабочим тормозом – всеми колёсами тягача и полуприцепа!  Шероховатый кусочек  дороги совсем маленький! Но… Мне его хватило чтобы резко сбросить скорость и вернутся на четвёртую  передачу.
М-да… Только тот, кто испытал эти ощущения побывав в подобных ситуациях, может до конца понять и оценить шоферское напутствие - “Шершавой дорожки тебе!”
Я включил прожектор на крыше кабины. Луч света выхватил молоденькие сосенки, растущие на склоне горы  Ага… начинается поворот. Скорость вполне подходящая, можно без всякого риска “вписаться”.  Уже нет опасности, что центробежная сила бросит автопоезд на троса ограждения натянутые между жиденькими бетонными столбиками, которые поломаются, под его весом, как спички или положит его на бок! Ну вот и поворот, ну вот и конец этого спуска.  Впереди прямая, потом опять подъём. Надо брать хороший разгон!
О! А что это за НЛО с красными фонарями, внизу, справа от дороги в сугробе приземлилось? Или может мне показалось? Надо пойти посмотреть! Если не показалось, то заодно и  познакомлюсь с “инопланетянином”….
Отрезок трассы между спуском и подъёмом, находящийся в ложбине, хорошо продувался ветрами. Снег здесь не задерживался и поэтому асфальт был сухой и чистый.  Я без труда остановился. НЛО оказалось новеньким вездеходиком “ГАЗ – 66”*  молоковозом, ещё без номеров, слетевшим с дороги в кювет. Кювет здесь был относительно не глубокий, а снег погасил скорость и не дал ему перевернутся. Передним бампером и кабиной он нагорнул перед собой  высокий сугроб, сработавший как большая подушка безопасности, да так и остановился уткнувшись в него мордой. По пояс в снегу я  добрался к “газону” и постучал в дверь.
- Эй, инопланетяне… Выходите! Вы окружены! Сопротивление бесполезно! – Кабина газона качнулась, дверь открылась и я увидел смуглое лицо парня лет тридцати. Он удивлённо и радостно, видимо ещё не веря в происходящее, смотрел на меня.
- С наступающим Вас Новым Годом! - не удержался я, чтобы немножечко не съязвить и уже серьёзно добавил
- Как ты дружище? Цел?
- Цел.
- А что с машиной?
- Вроде тоже всё в порядке…
- Да, зарылся ты в этот сугроб конкретно, как медведь в берлогу! Даже вездеходу отсюда самому не выбраться.
- Да я уже пробовал…Ничего не получается! Я его только получил. Новенький. Ни троса нет. Ни лопаты…
- Ладно! Не оправдывайся. Я не инспектор ГАИ и даже не суд присяжных… Пошли, возьмём лопату, трос. Будем пробовать тебя вытаскивать. Сначала надо докопаться  до буксировочных крючьев на бампере.  Долго здесь “загораешь”?
- Да уже вторые сутки.
- И что? Никто не остановился помочь?!
- Да машин грузовых совсем мало идёт… Стал один. Так ни у него, ни у меня троса нет.
- Не замёрз?!!
- Если честно, озяб крепко и спать сильно хочется…
- Э…ты это брось! Ан ну пошли, пошли со мной! Я тебе сейчас быстренько кружку кофе горяченького организую! Сразу поможет!
- Может сначала вытащим машину?
- Нет сначала ты попей кофе, отогрейся! Я сейчас чайник поставлю. Вот кофе. Вот сахар. Вот кружка, ложка. Закипит вода, сделаешь себе сам. Вот сало, хлеб. Вот цибуля. Пока чайник закипит, сиди грейся, хочешь сала пожуй, тоже от холода помогает хорошо! Я пока пойду трос отмотаю и снег покидаю немного, чтобы твоего кузнечика можно было зацепить.
Зелёный “Газон” с жёлтой цистерной для молока, действительно сильно смахивал на кузнечика с жёлтым брюшком.
- Не удобно как-то…замялся парень.
- Неудобно спать на потолке! Одеяло падает! Всё остальное удобно. Давай… Действуй!
Оставив парня у себя в кабине возле газовой горелки, на которой уже стаял полный чайник, я пошёл откапывать ГАЗон. Снег от мороза был колючий и рассыпчатый.  Разгребал сугроб, а в голове у меня звучала, почему-то пришедшая на ум, детская песенка
– В траве сидел кузнечик совсем, как огуречик! Представьте себе! Представьте себе! Зелёненьким он был..
– Нет, не правильно! Надо так – В снегу сидел кузнечик совсем, как огуречик! Представьте себе! Представьте себе! Зелёненьким он был. Он ел одну лишь травку. Не трогал и козявку. Представьте себе! Представьте себе! Зелёненьким он был…
Лопата была штыковая, снега на неё много не наберёшь – Но вот пришла лягушка – прожорливое брюшко и … съела кузнеца!
Разгорнув больше половины сугроба,  зацепил один конец троса за дальний крюк, а другой вытащил на дорогу. Обтрусил с себя снег и залез в кабину! Чайник ещё не закипел,  но  из носика уже к потолку поднималась струйка пара.
– Ну как дела? Щёки порозовели. Это хорошо!
Чайник закипел и я сам сделал парню кружку кофе, насыпав в неё на одну треть сахара.
– Зачем ты так много сахара сыпешь?  Я люблю немного – одну, ну две ложечки.
- Люблю! Не люблю… Ты эту ромашку для девочек оставь! Я тебе ещё туда сейчас кусок масла сливочного кину! Про калмыцкий чай* слышал? У тебя переохлаждение организма!  Тебе надо горячее и сладкое! Почему сладкое? Потому, что калорийное. Потому, что быстрее чем глюкоза вряд ли что другое усваивается организмом. Разве алкоголь…Вот была бы сгущёнка… или мёд! Знаешь, у аквалангистов летом, в жару, часто бывает переохлаждение. Вылезешь из воды на  тёплую палубу, солнце светит, тепло, а тебя всего трусит, не можешь дрожь остановить. Банку сгущёнки умаломуришь, горячим чаем запивая и порядок, и жить снова хочется, и тепло душе, и тепло телу. Хоть бери и опять на час в воду лезь…  Ладно! Чай допил? Теперь пошли. Заводи своего кузнечика. Будем смотреть как тебя тянуть. Хотя чего там смотреть… Как верёвка позволит, так и тянуть будем.
- Какая верёвка?
- Какая? Какая? Железная! Железная верёвка – трос значит. У нас в гараже работал  грузин Вахтанг Георгиевич. Хороший мужик! Так вот, как-то вышла такая история - едем мы  с одним моим коллегой из гаража - Валерой, смотрим Вахтанга Георгиевича на “Мерсе” в кювет стянуло.  Стоит он довольно опасно накренившись. Остановились. Вахтанг к нам подбегает, а сам от волнения забыл, как трос по-русски  называется. Говорит
– Ребята! есть у вас это…, ну это?!
Валера мой попутчик, парень такой был -  шутник, весельчак.  Делает специально вид, будто не понимает, что ему надо.
– Что, это?
– Ну это… – железный верёвка!!
Валера после этого долго, подначивая Вахтанга Георгиевича, называл его “железный верёвка”. А мне понравилось. Я теперь всегда так трос называю!
Троса хватило в обрез, мне даже пришлось сдать прицепом назад так, что колёса стояли на обочине, а зад прицепа навис над кюветом. ГАЗон завёлся с полу оборота и теперь немного прогревшись устойчиво и чисто шелестел на холостых оборотах.
- Главное, чтобы ты на бок не лёг. Вообще не должен…Пустой, лёгкий. Центр тяжести низко….Всё нормально будет! Если что сигналь!
Трос натянулся. Сам ГАЗон я не видел в зеркало. Он был внизу в кювете. Первая передача. МАЗ тихонько тронулся, абсолютно не чувствуя нагрузки. Из кювета показалась сначала зелёная кабина потом жёлтая цистерна с надписью – “МОЛОКО”. Ну всё в порядке. Я прибавил газу и без напряжения вытащил его на дорогу. ГАЗон вдруг отчаянно запищал своим сигналом. Я остановился.
– Ты чего сигналишь, как на пожаре? .
- Ты посмотри чего мы натворили!
Я посмотрел… Когда ГАЗон уже выходил на дорогу, он своими мостами зацепился за троса ограждения спрятавшиеся под снегом.  Я  так его и вытащил вместе с тросами и тремя столбиками вырванными с корешками в придачу.
– Мосты-то на месте?
- На месте!
- Ты смотри - хорошая сборка… Мосты хорошо прикрутили…Ладно давай отсюда ….а то по закону подлости сейчас приедут дорожники. Так всегда бывает…
- Какие дорожники? Четыре часа вечера! Тридцать первое декабря!
- Тебе далеко-то ехать?
- Да нет. Тут уже рядом, под Златоустом колхоз имени Чапаева. А тебе?
- А мне в Алма Ату…
- Может заедешь ко мне в гости? Новый Год всё таки… Встретим вместе?
- Нет я поеду дальше.
- Ну, тебе видней!
Он подошёл и обнял меня
– Пусть тебя хранит Святой Георгий!
- Спасибо! Ты сам смотри, осторожней! Будешь домой спешить к столу, чтобы опять куда-то не улетел…И это…третью рюмку* будешь пить, за меня тоже вспомни!
- Хорошо! Обязательно!
Он помахал мне рукой и прихрамывая побежал к своему ГАЗону.
А ноги видно всё таки приморозил немного – подумал я, глядя ему в след. Поеду дальше… А куда дальше? Где-то надо остановиться на ночь… Может вообще не становиться? Ехать всю ночь, чтобы грустно не было, что ли? Ладно. Поеду, а там видно будет. Размышляя над этим важным вопросом я незаметно доехал до географической границы Европы и Азии.
Ну… Прощай, Европа! Встретимся в следующем году. Здравствуй, Азия! Нет, стану на стоянке. Обойду вокруг стелы! Это у меня суеверие такое – если вокруг стелы “Европа – Азия” обошёл, значит благополучно съезжу в Азию и вернусь в Европу! Заразом и вокруг машины обойду… уровень масла проверю, кофейку выпью, перекурю. Да и поеду себе дальше…Заехал на стоянку. Заглушил двигатель. Мы тогда, до наступления глобального потепления,  эры изобилия и всеобщего процветания, позволяли себе, зимой в рейсе, машины практически не глушить. Разве что на пару минут, уровень масла в двигателе проверить или топливные фильтра поменять.
Вытянул щуп и протерев его тщательно тряпочкой, засунул обратно. Показало по верхнюю метку. Масло в норме. Ну что? Аванти! Повернул ключ замка зажигания. Что это?!  “МАЗ” виновато “укнув”, сделал коленвалом пол оборота и замолчал…
- Здравствуйте Вам! Вот и Новогодний сюрприз – аккумуляторные батареи “сдохли”? Чего это они вдруг?! Я всегда относился к ним с уважением - держал их в чистоте, своевременно доливал дистиллированную воду, бывало так - во всех банках* вода есть, а в той, на которой плюсовая клемма расположена, сухо! Её проверял в первую очередь, хоть расположена она в самом неудобном, трудно доступном месте. После зимы обязательно снимал их на профилактический цикл – “зарядка, разрядка, зарядка”. Зимой, когда световой день короткий, постоянно включены практически все бортовые потребители электроэнергии: освещение, отопители кабины, магнитола, стеклоочиститель, одеяло или матрас с подогревом, подогревы зеркал и топливного бака, батареи постоянно испытывают повышенную нагрузку. Генератор может только пополнять зарядку, но полностью восстановить химический состав пластин и плотность электролита ему не под силу!
Когда ставил их обратно, менял местами, освобождая ту, которая питала потребители на двенадцать вольт и нагружал другую (чтобы им не было обидно). Тщательно крепил, дополнительно расклинивая между стенками гнезда сосновыми дощечками. Аккумуляторы не должны свободно болтаться! Подпрыгивая на кочках они постоянно будут испытывать удары, губительные для свинцовых пластин, от которых также ломаются клеммы и перемычка. Пластины, от таких ударов, осыпаются и батареи “умирают” намного раньше срока. Потом, до блеска, зачищал клеммы и смазав их безкислотным вазелином, обматывал шерстяными тряпочками. Сверху ложил лист резины, исключающий случайное замыкание батарей и попадание грязи! Они, в ответ, служили мне “верой и правдой” выхаживая по два срока! Ну что поделаешь? Умерли, так умерли! На всякий случай я ещё раз проверил клеммы и перемычку. Всё на месте, ничего не отвалилось, не сгорело. Что делать?
Вдруг я услышал шум мотора приближающего грузовика. Да! Это точно грузовик и по моему тоже “МАЗ” точно определить мешал дополнительный шум создаваемый отчаянно дребезжащими бортами разбитого, железного кузова! Я побежал ему навстречу, к дороге. Это был действительно видавший виды “МАЗ – 500”.  Такие МАЗы тогда часто использовались для технологических перевозок заготовок, между цехами внутри больших заводов Увидев меня водитель заблаговременно включил правый поворот и заехав на стоянку, остановился рядом. - Что случилось? – спросил вылезший из кабины мужчина в серой потрёпанной кепке. - Аккумуляторам каюк! – ответил я и про себя отметил – этот в кепке наш! Шофёр!
Встречались мне водители разные: и в шляпах, и в пальто, и в дублёнках, и в плащах! Жизнь потом всегда подтверждала, что все эти… в шляпах – левые в нашем деле! Только порассуждать. Бесплатных советов понадавать, в которых никто не нуждается! А когда касается конкретной помощи – буксуют! По целому ряду причин, которые тоже они все очень убедительно умеют излагать. То у них время нет! То у них в машине ни одного гаечного ключа нет! Ну, а сейчас они бы мне прочитали целую лекцию, как губительно на их  аккумуляторах может сказаться “прикуривание”* и что помочь мне они ничем не могут. Вообще шофёр должен быть в кепке, можно в американской (бейсболке) или шапке ушанке! В куртке или ватнике, прикрывающей спину и не стесняющей движение. Мужика с МАЗа звали Виктор.
– Провода есть?
Я всегда  возил с собой длинные провода от сварочного аппарата. На всякий случай! При своей солидной длине, толстые провода из чистой меди, имели маленькое сопротивление. Машины ими заводить было очень удобно. Так получалось, что я их использовал только для того, чтобы кого-то заводить… Вот теперь и мне послужат!
- Провода есть!
- Хорошо! Тебя как звать?
- Николай.
- Николай, ты цепляй провода. Перекурим, посвистим немного, твои батареи за это время подзарядятся… Потом только – Чик и порядок!
- Давай, Витя, будем сразу пробовать. У меня на машине генератор идеально работает. Здесь причина в чём-то другом… Ничего они уже не возьмут! Даже если мы с тобой свистеть будем всю Новогоднюю ночь до утра…
- И то правда…Давай будем пробовать!
Прибавив обороты своему МАЗу, засунув для этого под педаль газа отвёртку, Витя одел рукавицы, взял провода и потрусил одним поднятым вверх – Правый плюс!       - Понял!
Я опять повернул ключ зажигания и опять МАЗ виновато “укнул”, сделал только пол оборота… Проверили контакты. Всё нормально! Попробовали ещё. Теперь у МАЗа даже на пол оборота колен вала сил не хватило. Он только беспомощно трещал втягивающим реле стартера.
- Наверное стартёр на себя берёт – предположил Витя. – Трос у тебя есть? Давай попробую тебя с буксира завести.
- Спасибо! Ничего не выйдет. Ты пустой, а у меня только груза двадцать две тонны!
- Давай, давай попробуем!
- Ну давай…
Витин МАЗ отчаянно завилял задом, а мой не сдвинулся с места даже на миллиметр. Видя, что ничего не получается, он сдал немного назад и попробовал с рывочка. Ничего! Я посигналил
– Не мучай машину! Ну не выходит ничего! Как он бедный может меня потянуть, да ещё на снегу?! Езжай! С Новым Годом тебя! Ещё может успеешь к праздничному столу, под бой курантов!
Витя с досадой сдвинул кепку на затылок и …беспомощно развёл руки.
– Ну… извини!
- За что? Спасибо! Спасибо тебе за то, что остановился! Спасибо за то, что хотел помочь и сделал для этого всё, что мог…
- Ну бувай! Не поминай лихом!
- Счастливо!
Скоро красные огоньки МАЗа исчезли в темноте, а вместе с ними исчезла и надежда! Это сегодня, скорее всего, был последний шанс. Тридцать первое декабря. Семь часов вечера… Кого и чего уже можно ожидать, кроме наступающего Нового Года?  Но… жизнь продолжается. Значит так должно было быть. Значит встречу Новый Год на границе Европы и Азии под географическим знаком вместо ёлки!
В системе охлаждения моего МАЗа залита вода. Сейчас мороз градусов пятнадцать – двадцать… Я положил руку на двигатель. Ещё тёплый… Пока воду сливать из системы не буду. Вдруг кто-то ещё появится… на грузовике. Главное момент не проморгать, когда необходимо без промедления сливать воду!
Здесь полагаться на какие-то расчёты глупо! Есть более надёжный и проверенный способ. Надо просто в кружку налить воды и поставить перед собой на землю. Как только появится ледяная корка, сливать!  В кружке вода конечно замёрзнет быстрей, чем в  тёплом двигателе, поэтому время ещё будет, но медлить уже будет нельзя! Насчёт кружки, я всегда всем своим знакомым рекомендовал
– Не верьте ареометру, не верьте этикетке на канистре, не верьте бывшему хозяину машины! Возьмите то, что вы собрались заливать в систему охлаждения или то, что уже залито, наберите в кружку и поставьте на морозе, на улице, или в холодильник…. Убедитесь, что охлаждающая жидкость соответствует погоде по своей точке замерзания, а уже потом с чистой совестью можете идти в тёплый гостиничный номер, оставив своего железного друга на морозе! Тогда никогда не ошибётесь – не разморозите двигатель! Да и сами будете спать крепко и спокойно! Не дёргаясь во сне...
Не знаю точно сколько прошло время в томительном, тревожном ожидании. Трасса словно вымерла. Исчезли даже редкие легковые машины, до этого иногда проезжающие мимо. Я ткнул указательным пальцем в кружку. Палец упёрся в ледяную корку покрывшую воду. Всё! Ждать больше нечего! Надо сливать воду. Теперь - “Промедление смерти подобно!”
Я открыл крышку заливной горловины и полез в кабину, достал полушубок, кинул его под буфер и когда уже было нагнулся  “нырнуть” под машину, чтобы открыть сливные краники, как из-за поворота появился дальний свет фар. Может грузовик? Скоро я услышал отдалённый гул мотора и отчаянное дребезжание металлических бортов… Вместо того, чтобы бежать к дороге, я сел на кужух и закурил! А чего бежать?! Это Витя едет! Не знаю почему, но я был в этом уверен! А в памяти моей всплыл, прочитанный ещё в детстве, рассказ Джека Лондона – “Последняя спичка”
Приближающаяся машина заблаговременно  включила, теперь уже левый поворот и заехав на стоянку остановилась рядом. На меня потянуло приятным запахом живой машины – соляры, горячего масла и тёплой резины. Из кабины выпрыгнул Витя! Сидя на кужухе я протянул ему руку.
– Привет, Витёк! Забыл что-то?!
Он пожал мою протянутую руку и потянул на себя, помогая подняться!
– Да забыл! Вот ты мне сказал – Спасибо тебе за то, что остановился! Спасибо тебе за то, что хотел помочь! Спасибо за то, что испробовал для этого все возможные варианты!  Еду я и думаю, а действительно ли мы с тобой всё сделали…? Так вот - Не всё мы с тобой попробовали!!! Ты воду ещё не слил?
- Нет! Вот как раз собирался…
- Ну и хорошо, что не слил! Давай быстро снимай свои аккумуляторы. Поставим тебе мои и попробуем завести мотор.
Я молча одел на голову шахтёрский фонарь и через десять минут аккумуляторы с МАЗ – 500 стояли на моей машине. Потом тщательно вытерев руки тряпкой,  перекрестился.
– Да поможет нам Святой Антоний! – и повернул ключ зажигания.
Колен вал закрутился со скоростью пропеллера самолёта! Горючая смесь воспламенилась в цилиндрах. МАЗ завёлся и качнув кабиной “закалакал” на холостых оборотах! Звук работающего двигателя как волшебная флейта ласкал слух и радовал душу! Мы быстро переставили аккумуляторы обратно. Я подошёл к Вите.
– Далеко отъехал?
- Да не очень, километров пятьдесят… ну может семьдесят…
- Туда семьдесят, обратно семьдесят… Сто сорок получается. Теперь из-за меня ты точно опоздаешь!
- Да мне здесь рядом километров сто. Ерунда! Не успею домой, в гараже у механика на КТП* чекушку бахну! Привыкать что ли?!  А ты как думаешь? Смог бы я спокойно сидеть за праздничным столом, жрать и пить, зная что ты здесь замерзаешь?!
Я молчал.
– Вот то то и оно! Ладно, поеду! С Новым Годом тебя!
Я крепко пожал его протянутую руку.
– С Новым Годом, Витя! Пусть тебя хранит Святой Георгий!
Над стелой “Европа – Азия” взошла яркая луна, окружённая ореолом. Значит ночью будет сильный мороз! Градусов за тридцать…
P.S. В Челябинске я заехал к электрику в автобусный парк. Оказалось, что в одном из моих аккумуляторов замкнула банка. Мы её перемкнули и я благополучно, в срок, доставил итальянский груз в Алма Ату и вернулся в Одессу. Уже  дома аккумуляторщик поменял  вышедшую из строя банку. После этого батареи ещё долго служили мне  “верой и правдой”. Так с ними потом я и передал машину другому водителю.
*******************************
- “В натяжку” двигаться/трогаться значит давать двигателю для этого минимально возможные обороты, только чтобы он не заглох, что позволяет протектору зацепится за незначительные неровности и шероховатости дорожного покрытия, а не срывать их и  зализывать пробуксовывающими колёсами.
- Аванти – Вперёд (итальянский)
- Парашют – Приспособление для торможения, на скользкой дороге, только прицепом/полуприцепом автопоезда.
- “ГАЗ – 66” – Двух мостовый грузовой автомобиль с колёсной формулой 4 Х 4, повышенной проходимости, горьковского автомобильного завода. Небольшой собственный вес которого, удачное его распределение по осям, вездеходные, самоподкачивающиеся  колёса, система блокировки и демультипликатор позволяли  очень эффективно преодолевать участки бездорожья. Стоял на вооружении в Советской Армии как малый артиллерийский тягач для буксировки сто двадцати  миллиметровых миномётов, перевозки личного состава, фельдегерьской связи. В народном хозяйстве в основном использовался в трудно проходимой местности.
- Калмыцкий чай. 20-25 г калмыцкого плиточного или грузинского чая прокипятить в 0,5 л воды, быстро влить топленое молоко или свежие сливки. Во время последующего кипения смеси надо, помешивая, поднимать чай со дна (до 40 раз). В конце варки положить соль по вкусу, черный молотый перец на кончике ножа и заправить сливочным маслом. Подавать в пиалах. Выпив такой чай надо обязательно сказать “Пусть выпитый чай станет нам аршаном – целебным напитком.
- Третья рюмка, по обычаю, всегда дальнобойщиками (и не только дальнобойщиками) пилась – За тех, кого нет с нами! За тех, кто в пути! За тех, кто уже никогда не вернётся!
- Конструктивно аккумуляторная батарея выполнена в виде пластмассового корпуса (иногда полупрозрачного для облегчения контроля над уровнем электролита), в который смонтированы шесть аккумуляторных элементов, иначе называемых "банками" батареи, соединённые между собой последовательно.
- КТП – контрольно-технический пункт.

11 комментариев:

  1. Хороший рассказ а главное жизненный.Как представлю себе картину происшедшего,если бы не Виктор ... .Все таки справедливость и хорошие люди существуют в этом мире.

    ОтветитьУдалить
  2. Существуют, Серёжа! Существуют!!!
    Помнишь как у Владимира Семёновича Высоцкого? "Кто сказал что Земля умерла?! Нет!!!
    Она затаилась на время..."
    Вот и хочется разбудить!
    Вот и хочется расшевелить!
    Вот и хочется вытащить на поверхность!!!
    С Ув.
    Комбат.

    ОтветитьУдалить
  3. Вот это и есть самое настоящее дорожное братство! И очень хочется, чтоб молодые парни, садящиеся за руль большегрузов всегда помнили: помогая другому, помогаешь себе, ибо никто не застрахован от форс-мажора. И пусть хранит вас всех Св.Георгий!

    ОтветитьУдалить
  4. Анонимный30 мая 2011 г., 15:19

    Очень жаль,что "дорожное братство" и взаимовыручка,которые так превосходно описаны в этой истории,постепенно от нас уходят. Спасибо!
    С ув. Паша

    ОтветитьУдалить
  5. Павел! Но мы - люди понимающие это и живущие так ещё же не ушли! Вот и надо каждому, оставить после себя добрый след и смену!
    С Ув.
    Комбат.

    ОтветитьУдалить
  6. Сергей, Полтава29 августа 2011 г., 11:49

    В десятом году в начале зимы по дороге из Киева на Полтаву я не дотянул до заправки где-то под Хоролом - сказались морозы и моя ласточка с усердием съела весь "солярий" быстрее, чем мне этого хотелось. Я залил 10л. н.з.-шки, но прокачать и завестись у меня все не получалось и не получалось...
    Небольшой мороз, позёмка по земле и я стою посреди трассы с тросом в поднятых руках - свет фар четко выхватывал меня на фоне "аварийки" и кормы моего грузовика, но никто не останавливался...
    - Здоров, землячёк! - услышал я из вдруг остановившегося мана-пятитонника.
    - Здоров, - удивленно ответил я на столь радостное привествие и стал распознавать недавно встретившегося мне водителя в нашей столице на одном из Эпицентров, - потяни?... Завестись надо!
    Оказалось, что у него нет крючка, а сзади гидроборт и помочь мне он ни чем не сможет, увы он уехал, но вскоре остановился КамАЗ и за три минуты решил мою проблему.
    Через месяц я встретил водителя мана-пятитонника все в том же Киеве и он сказал, что я его вдохновил и он поставил себе на раму сзади крюк. Его слова сколыхнули в моем сердце море теплых чувств, хотя так же закралась ехидная мысль, что я среди ночи и метели составлял поистине жалкое зрелище...
    Но действительно важно, что добрые поступки или даже элементарное участие, делают не тольно нас добрее, но и этот порой жестокий мир.

    ОтветитьУдалить
  7. Полностью с Вами согласен! А где Ваши работы на конкурс?
    С Ув.
    Комбат.

    ОтветитьУдалить
  8. Красиво написано! Плохо одно: Упал престиж нашей профессии и таких "Витьков" всё меньше и меньше с каждым годом на наших дорогах.

    ОтветитьУдалить
  9. Никонов Вадим4 апреля 2014 г., 22:27

    Да была когда- то шоферская солидарность, шоферское братство, да вышло все. А все потому что за руль лезут все кому нелень. И взаимопомощь у профессионалов осталась, и то поподаются индивидумы- единоличники. Работал у нас один такой, (я с Иркутска) сам посебе и считал себя самым умным. А раз мне получилось с ним в напрниках ехать. Все вокруг на дороге у него дебилы, помогать он никому несобирается и необязан. Я просто был в шоке от токого отношения на трассе. Таких мне больше недоводилось встречать.

    ОтветитьУдалить

Вы хотите оставить комментарий, но не знаете как? Очень просто!
- Нажмите на стрелочку в окошке Подпись комментария
- Выберите Имя/URL (никто не любит анонимов!)
- Наберите своё имя, строчку URL можете оставить пустой
- Нажмите Продолжить
- В окошке комментария напишите то, что хотели и нажмите "Отправить комментарий"!
Спасибо!

LinkWithin

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...